Секретарь Дьявола (версия 2011 г.)

Размер шрифта: - +

11. Сюрпризы ко Дню Святого Валентина

″Четырнадцатое февраля... День всех Влюбленных... День Святого Валентина... Интересно, как Самаэль отреагирует, если подарю ему валентинку? У-у-у, ну почему все так сложно... Почему я не могла влюбиться в кого-то попроще, а не в Дьявола, а? Кто-нибудь, скажите мне, пожалуйста, почему именно в него? За что? За красоту? Да, Самаэль очень привлекателен. Эти правильные черты лица, линия губ, идеальное тело и завораживающие серые глаза. Вообще, как может ангел быть не красивым? За доброту? Как говорит Иринка: ″Не смешите мои тапки.″ Нет, я не говорю, что Падший не знает, что такое добро. Просто он так долго играл роль плохого, что забыл это понятие. Хотя, иногда он показывает свое истинное лицо. Ведь как еще объяснить его хорошее отношение ко мне (он две недели пока я болела, был рядом), его поведение во время новогодних и рождественских праздников, его игры с Ильей... Тогда, за что я его люблю? А может здесь как раз и действует правило: ″Любят не за что-то, а вопреки.″ Люблю его вопреки тому, что Зло нельзя любить, вопреки здравому рассудку, ведь по всем законам я должна ненавидеть Дьявола, вопреки его поступкам - оправдывая тем, что это всего лишь работа, вопреки всем - ведь вижу в Самаэле что-то особенное, дорогое для меня... Не важно за что или вопреки, главное, что я его люблю. А вот, что ко мне чувствует Падший? Помнит ли он что такое Любовь? Может ли он любить, или спрятал эти чувства очень глубоко в себе?..″
   Вот такими мыслями была занята моя голова, пока я бродила по улицам Москвы в поисках Насти. Уже целую неделю ищу девушку, но пока безрезультатно. Ведь тогда даже денег ей не дала. Где теперь ее искать? Что с ней? Падший рассказывал, что Люциан убежал из Ада, несмотря на запрет и угрозу строжайшего наказания. Уверенна, что он отправился искать Настю. Два раза за эту неделю, я едва не столкнулась со Шрамом и его ″бандой″. Вид у главаря был устрашающий. В том смысле, что лицо Шрама было в синяках и ранах, да и шел он странно, словно ему это трудно делать.
   У меня еще оставалось сорок минут до начала рабочего дня. Поэтому я переместилась в свой город, в уютное и теплое кафе. Во-первых: замерзла - в России было намного холоднее, а во-вторых: Оля просила о встречи, как раз до начала занятий в университете. Я позвонила подруге и договорилась, что через десять минут встретимся - Оля жила в общежитии, как раз недалеко от нужного кафе. Это заведение нам приглянулось еще в первые месяцы учебы. Здесь не дорогие и очень вкусные сладости. Особенно, ванильное пироженое с тертым грецким орехом. М-м-м...
   Оля пришла на пять минут раньше договоренного времени, я как раз заказала наши любимые сладости и кофе. Подруга сняла свою курточку, повесила на спинку стула и села.
   − Привет, − поприветствовала меня девушка и улыбнулась. Было заметно, что подруга нервничает - она теребила в руках свой шарфик и постоянно кусала нижнюю губу.
   − Привет, − улыбнулась я, присматриваясь к Оле повнимательней.
   Мы помолчали, пока официантка расставляла заказ.
   − Лин, а ты, случайно, не знаешь, − подруга отпила кофе, − как можно связаться с... ну, помнишь, парня на хэллоуинской вечеринке... того, что был в костюме Смерти...
   − Помню, − я внутренне напряглась, предчувствуя что-то нехорошее. - Оля, а зачем он тебе?
   − Лин, тут такое дело... - девушка говорила тихим голосом, - понимаешь мы тогда... с ним... я беременна... вот... три с половиной месяца...
   − ??? - У меня все слова застряли в горле, вместе с кусочком пироженого - такого я точно не ожидала услышать.
   − Я просто хочу встретиться с ним, − продолжала подруга, почти шепотом.
   - Хочу, чтобы он знал, что станет отцом. Я хочу просто поговорить...
   − Хорошо, − выдавила из себя, гневно втыкая вилку в пироженое. - Я его найду. Из-под земли достану.
   ″Да я его... я... Сначала придушу, потом кастрирую, потом снова придушу и снова кастрирую... Нет, я его сама в ЗАГС за ухо приволоку, он у меня ответит! А если отказываться будет то я... я... Самаэля на него натравлю!″
   − Спасибо, − Оля улыбнулась и ушла, даже не притронувшись к своей порции пироженого, только кофе выпила.
   Я дрожащими руками (от злости) достала телефон и набрала номер Иры. Насчитала десять гудков, пока не услышала характерный щелчок.
   − Алло, − произнесла сонным голосом подруга.
   − Привет, Ириш! - выкрикнула я, испугав проходившую мимо официантку.
   − Лина, ты? Ты что звонишь в такую рань? - возмутилась девушка.
   − Прости, − ″вдох-выдох″. − Ир, с тобой все хорошо?
   − Да, а что? - удивилась подруга. - Почему ты спрашиваешь?
   − Ты Олю давно видела? Она тебе ничего не рассказывала?
   − Олю? Вчера на парах видела. Лин, что случилось?! Что с Олей?! - обеспокоенно зачастила Ира.
   − Да все с ней нормально. Если Оля захочет - сама тебе расскажет. Ириш, ты извини, что я тебя побеспокоила, просто волновалась, − попросила прощения, жалостным голосом. - Простишь меня?
   − Прощу, − вздохнула подруга. - Точно все с Олей хорошо?
   − Точно. Все нормально, − ″если беременность от Всадника Апокалипсиса можно назвать нормой.″
   − Вот и хорошо, − Ира громко зевнула. - Все, Лин. Пока. Я спать, − и отключилась.
   Я улыбнулась. Ира всегда была ″совой″. Всю ночь может не спать. У нее заряд бодрости в это время суток просто неиссякаем, а вот утром − не разбудить, может целый день проспать. И как только ее до сих пор не отчислили из университета за такое количество прогулов.
   Я доела свое пироженое, расплатилась и отправилась на работу.
   Нет, наверное, день у меня сегодня невезучий... Во-первых: Морт упорно не желал находиться. Не знаю, может он почувствовал, что я ″жажду″ с ним поговорить, или он знает о беременности Оли, поэтому специально избегает встреч со мной. Во-вторых: как только я пришла на работу, Самаэль ″обрадовал″ известием. Целый день я проведу вместе с ним. У них в Аду сегодня какой-то особенный день под названием... ну, мне такого не выговорить. Если объяснять коротко, то я должна сидеть у ног Падшего, во время каких-то церемоний. Сначала, попробовала возмущаться. Главное слово ″попробовала″. Под угрозой того, что меня превратят в котенка, и все равно заставят присутствовать, только уже сидя на подушечке и с розовым бантом на шее, пришлось согласиться. Ох, если бы я знала на что дала свое согласие. Лучше бы котенком была. Начнем с одежды. Представьте себе наряд восточной танцовщицы, самый откровенный. Представили? Так вот, та одежда в сто раз скромнее того, во что меня одел Самаэль. Какие-то шнурочки с маленькими клочками ткани.
   Ну, ладно, с одеждой я еще хоть как-то могла смириться, ведь летом на пляже в бикини хожу свободно и ничего страшного. Но зачем надевать на меня столько украшений?! На ноги тонкие, звенящие браслеты, на запястья - широкие, со странными знаками, на шее - удивительное колье, состоящее из разного размера камней. Украшения были красивыми, и, думаю, неимоверно дорогими, но весили они тоже много. На этом мое одевание, к счастью (моему и огромному), наконец-то закончилось. Пока Самаэль куда-то уходил, я сидела в его кабинете и недовольным взглядом сверлила ноутбук Падшего. Он на него пароль поставил. Обидно. Прошло около часа, когда Дьявол вернулся. О, таким я Самаэля еще не видела. Величественный, гордый, жестокий - настоящий повелитель Ада. Черные брюки, такая же рубашка - просто и строго в то же время, плащ, тоже черный, но с вышитыми золотыми знаками, как на моих браслетах. Падший подал мне руку, но как только я коснулась его кожи, резко отдернул ее. Удивленно подняла брови на такую реакцию, но едва сдержала вскрик, увидев, как на руке Самаэля проступили красные следы моих пальцев. Изумленно поднесла свою конечность к глазам и осмотрела ее. Ничего, обычная рука, на которой в ту же секунду появилась черная перчатка. Улыбнувшись, словно ничего не произошло, Дьявол вновь протянул мне руку. Я несмело за нее взялась.
   Мы переместились в огромный зал. Внимание присутствующих, а здесь были практически все ″сливки общества″ Ада, сразу же сосредоточились на нас. Мне стало очень неуютно под сотнями пристальных взглядов.
   ″Самаэль, мне обязательно здесь быть?″ − мысленно спросила, пока Падший вел меня куда-то.
   Присутствующие расступались, кланяясь Повелителю. А я себя чувствовала словно Маргарита на балу у Воланда. Только ей повезло меньше - она была полностью обнаженной, а у меня хоть что-то прикрыто. На мой вопрос Дьявол не ответил. Он подвел меня к креслу на возвышении. ″Хм, это и есть трон Сатаны?″ Изящное деревянное кресло с изогнутыми ножками, красной обивкой и украшенное диковинной резьбой.
   ″Самаэль, зачем я здесь?″ − вновь спросила, когда Падший усадил меня на бархатистую подушечку возле кресла и сел сам. Причем усадил он меня так, чтобы я опиралась на одну его ногу.
   ″Тебе по статусу положено присутствовать,″ − ответил Дьявол, я затылком почувствовала его взгляд. Он точно что-то недоговаривает.
   ″По какому это статусу?″
   ″В свое время узнаешь.″
   ″И когда это время настанет?″
   ″Это зависит от тебя.″
   ″Ты никогда ничего не объясняешь,″ − обиделась я.
   ″А я должен?″ − в голосе Падшего слышались нотки смеха.
   ″Нет. Но это нечестно. Я ведь хочу знать.″
   ″Узнаешь,″ − коротко ответил Самаэль и на этом наш разговор был окончен.
   И начался бал. Настоящий бал! Сначала к Дьяволу подходили ″гости″, представлялись (у некоторых были длинные титулы), выказывали свое почтение и просто льстили. После десятого имени, я перестала запоминать их обладателей. Больше всего было демонов. Они подходили сами, иногда со своими спутницами, женами, даже детьми. Словно на приеме в королевском дворце.
   Наибольше раздражали взгляды особей женского пола на моего Самаэля. ″Я только что сказала ″моего″?! Дожилась! Неужели ревную? Да быть такого не может! И совсем я не ревную... Просто хочется вон той рыжей демонице вырвать ее волосы. А вон той, в лиловом платье, оторвать хвост. А русалке, что сейчас улыбается и подмигивает Падшему, выцарапать глазки... Я. Ревную″. Чтобы как-то успокоиться, обняла ногу Дьявола. В груди разлилось тепло, стало так хорошо, а внутренний голос заорал: ″МОЕ!″
   Последними к Самаэлю подошли Люциан и пожилой демон (на вид как семидесятилетний мужчина). Люциан был хмурым и злым, даже на меня не посмотрел. Наверное, его поймали и силой вернули в Ад. Обменявшись короткими приветствиями, демоны ушли.
   ″Это был твой сын? Люциус?″ − спросила я, просверлив взглядом очередную улыбающуюся демоницу.
   ″Да,″ − коротко ответил Падший.
   ″А где его жена, мать Люциана?″
   ″Ангел, не задавай вопросы, ответы на которые тебе будут неприятны″.
   ″И все же?″
   ″Люциус ее убил″.
   ″Убил?! Но за что? Он ее не любил?″
   ″Ангелочек, понятие ″любовь″ к демонам не применимо. Страсть, похоть, желание иметь наследника, но никак не любовь. А убил Люциус свое жену за измену. У нас верность жены ценится больше других чувств″.
   ″Верность жены?″ − удивилась я. − ″А верность мужа? За измену женщина может убить своего мужа?″
   ″Нет,″ − коротко сказал Падший, вызвав во мне волну негодования.
   ″Но...″ − договорить я не успела. Заиграла музыка.
   Это было завораживающе. Пары кружились в танце. Точные одинаковые движения... Они словно парили в воздухе. Но все закончилось, оставив в душе горький осадок разочарования. В центр зала вышли фигуры в черных балахонах с капюшонами. Тринадцать. Они стали в круг, в центр которого вошли демон и человеческая девушка.
   ″Это душа или живой человек,″ − спросила я, пытаясь рассмотреть происходящее получше.
   ″Человек,″ − ответил Падший, как-то напряженно. Или мне это показалось?
   Тем временем фигуры в балахонах начали что-то бубнить на неизвестном мне языке. Девушку раздели. Демон стал сзади нее. Потом последовал какой-то вопрос, демон и девушка ответили. Еще пару минут непонятного бормотания. А потом в руке демона блеснул изогнутый нож, и он ударил им прямо в сердце девушки.
   Я вскочила с места, но меня удержал Самаэль.
   ″Успокойся″, − приказал он.
   ″Но...″
   ″С ней все будет хорошо″.
   ″Он ее убил!!! Ты привел меня сюда, чтобы показать жертвоприношение?!″
   ″Ангел!!!″ − от такого мысленного крика я растерялась и замолчала. − ″Смотри!″
   Перевела взгляд на центр зала. Не знаю, как и что, но девушка стояла там живая, раны на груди не было, ни малейшего следа крови. На ней была одежда, похожая на мою и девушка, счастливо улыбаясь, рассматривала браслеты на руках и татуировку на животе. Раньше тату не было. Фигуры в балахонах ушли, и бал продолжился дальше.
   ″Что это было?″ - спросила я, ошеломленно.
   ″Обряд ″Объединения″. Земная девушка добровольно отдала себя во власть демона″.
   ″Добровольно?! Но как? Зачем?″
   ″Она его полюбила и сама согласилась. Ей все равно кем быть, только вместе с ним″.
   ″А демон ее любит?″
   ″Нет. Может и есть какое-то чувство, но не сильное. Скорее это желание обладать.″
   ″Ты сказал ″объединение″? Это тот же обряд, который Люциан провел над Настей? Он тоже ее вот так? Ножом?″
   ″Обряд тот же, но Люциан тогда провел его неправильно и он не использовал атаме - ритуальный нож. Настя согласия не давала, поэтому связь у них получилась своеобразная. При правильном проведении связь односторонняя и демон полностью контролирует девушку. А Люциан и Настя? Еще неизвестно, что получится из их пары.″
   ″Пары?″
   ″Этот обряд по-другому можно было бы назвать браком. ″
   ″То есть, эта девушка теперь ″жена″ демона?″
   ″Нет. Скорее, раба или наложница. Жена - это половинка сущности мужа, равная ему,″ - последнее Самаэль сказал с какой-то особенной интонацией.
   ″А ты был женат?″ − спросила и затаила дыхание.
   ″Был. Но никогда на равных условиях″.
   ″Ты любил?″ − Я сейчас, вообще, забуду, как дышать.
   ″Нет,″ − коротко ответил Падший. Сердце больно сжалось. Значит, буду, как эта девушка. Всегда рядом, пока не надоем, но нелюбимая.
   ″А ее одежда? Такая же, как у меня. Значит, я твоя рабыня?″
   ″Нет″.
   ″Значит... наложница?″ − я сглотнула.
   ″Нет. Ты просто принадлежишь мне. Это должны были видеть все.″
   ″Браслеты тоже знак ее... рабства?″
   ″Да″.
   ″А татуировка?″
   ″Это печать. Символ, характерный только для этого демона. Именно через печать осуществляется связь″.
   ″А зачем ей сердце ножом... пронзали?″
   ″Это часть ритуала. Если девушка доверяет демону, то бесстрашно отдаст свою жизнь.″
   ″А если она бы испугалась?″
   ″Умерла бы″.
   ″А со мной ты сделаешь так?″ − Ох. Все. Я спросила. Дышим. Дышим. Не забываем дышать. Вдох-выдох.
   ″Нет″.
   ″Почему?″ − возмутилась я. Как это не сделает? А если я хочу этого? А я хочу этого?.. Да...
   − Пойдем, − вслух произнес Самаэль, встал с кресла и протянул мне руки. Мой вопрос он просто проигнорировал.
   Я встала, немного запутавшись в юбке платья... Юбке?!! Какая юбка? Склонила голову и осмотрела себя. ″Ух ты!!!″ Костюм ″мини-бикини″ исчез, и теперь на мне было длинное, прямое платье черного цвета, на тоненьких бретельках. Украшения остались те же, как и перчатки. Падший вывел меня в центр зала. Я хотела сказать, что совсем не умею танцевать, но как только зазвучали первые аккорды мелодии, тело само начало двигаться в ритм. И мы кружились, парили...
   Я не сразу заметила, что музыка стихла. Мы остановились как раз в центре. Все остальные танцевавшие пары разошлись, освобождая место фигурам в балахонах. Я испугано вцепилась в руку Самаэля. Он ведь говорил, что ничего не сделает.
   ″Ангел, не бойся″, − тихо, словно шепот, донесся голос Падшего.
   ″Что происходит?″ − я боролась с возрастающей паникой.
   ″Обряд″.
   ″Какой?″ − если бы говорила вслух, то получился бы жалостный писк.
   ″Ангел, просто делай то, что скажу. За это я исполню любое твое желание″.
   ″А ты меня не...″ − в голове сразу же нарисовалась картинка - Падший с ножом в руке.
   ″Нет. Твое сердечко протыкать не буду″, - и почему-то я поверила, всем сердцем, каждому слову и успокоилась. Вот так, сразу.
   ″А что будешь?″
   ″Ангел″.
   ″Говоришь, любое желание?″
   ″Да″.
   ″Отпусти меня домой″.
   ″Ангел!″
   ″Ладно-ладно. Я хочу найти Морта″, − с этим непонятным балом все же не стоит забывать про Олю и ее ″проблему″.
   ″Странное желание". − Самаэль стал за моей спиной. - "Хорошо. Я его исполню. Позже″.
   Фигуры в балахонах начали свое непонятное бормотание. Прислушавшись, я поняла, что это похоже на пение. Наверное, это жрецы. Ведь так называют тех, кто проводит разные обряды, ритуалы и подобное. Один из жрецов приблизился к нам.
   − Certus es?* − спросил он, обращаясь к Падшему. (*лат. Вы уверены в этом?)
   − Absque dubio, - произнес Самаэль. − Ad aeternum!* (*лат. Без сомнения. Навечно!)
   ″Повтори″.
   ″Что? Я ничего не понимаю″.
   ″Ангелочек, просто повтори. Ad aeternum″.
   Я послушно повторила. Жрецы продолжили петь, а тот, что стоял перед нами, достал откуда-то нож. Я дернулась, но Дьявол удержал на месте, вытянул мою руку вперед и снял перчатку. От прикосновения кожа на его руке покраснела, словно при ожоге. Жрец полоснул лезвием ножа по моей ладони. Боли я не ощутила, только с ужасом смотрела, как из пореза начинает сочиться кровь. Перевернув мою ладонь, жрец подставил под нее чашу. ″А она откуда взялась?″ Потом он прошептал что-то и порез на моей руке исчез бесследно. То же самое жрец проделал с Падшим.
   − Ajo!* - прокричали в один голос все жрецы. Чаша вспыхнула столбом огня. (*лат. Подтверждаю!)
   Самаэль повернул меня лицом к себе, взял за руки, поцеловал их. А мне было так хорошо и радостно. Хотелось прыгать, кричать во весь голос. Я счастлива!
   − Animae dimidium meae*, - произнес Дьявол, посмотрев прямо в глаза. Не отпуская моих рук, провел по залу и усадил в кресло рядом со своим. (*лат. Половина души моей)
   ″Кто-то что-то понял? Лично я - нет. Но мне так хорошо!″
   А потом были танцы... И мы снова кружили... Самаэль танцевал только со мной, не обращая внимания на заигрывания демониц и отвергая каждую просьбу демонов пригласить меня. Только один раз он отпустил меня потанцевать, с Люцианом. Демон попытался расспросить о Насте. Я рассказала все, о своих безрезультатных поисках и о том, что видела Шрама. Демон кривовато улыбнулся и объяснил, что у человека состоялась небольшая встреча с их семейством, и они просто мило побеседовали. Я представила себе это ″мило″, после которого Шрам едва ноги переставляет. По окончанию танца Люциан поклонился мне, поцеловал руку и прошептал одно единственное слово: ″Поздравляю″. И почему у меня такое впечатление, что окружающие знают больше чем я? Намного больше. Как говорила всем небезызвестная Алиса: ″Все страньше и страньше″.
   Бал закончился, все начали расходиться, перед этим вновь оказав почтение Повелителю. Когда последний демон ушел из зала, Падший перенес нас в свой кабинет. Усадил меня на диван, а сам исчез. Через десять минут Самаэль вернулся вместе с Мортом.
   − Вот, я исполнил твое желание, − Дьявол подтолкнул Смерть к дивану, а сам сел за свой стол и внимательно просверлил нас взглядом.
   − Поговорим у меня, − спокойным голосом сказала Морту и направилась к выходу, спиной ощущая взгляд Падшего.
   − Ну, и зачем я тебе так срочно понадобился? − Морт сел на диван, посмотрел на меня и улыбнулся. - Ты хоть представляешь, как я перепугался. Сижу себе дома, спокойно попиваю вино, расслабляюсь, а тут во всей своей красе появляется Люцифер. С грозным рыком: ″Ты нужен Ангелочку!″, и еще несколькими не вполне приличными фразами, он тащит меня сюда. Так что, я жду объяснений.
   − У Оли будет ребенок. Твой ребенок, − Смерть сразу же посерьезнел, улыбка исчезла с его лица. - Надеюсь, тебе не нужно напоминать кто такая Оля?
   − Не нужно, − нахмурившись, Морт о чем-то задумался.
   − Я не знаю как, но ты должен на ней жениться. Мне все равно, но у ребенка должна быть семья, и ты должен сделать все возможное, чтобы эта семья была счастливой...
   − Я понял, - лицо Смерти не выражало никаких эмоций. Ни растеряности, ни безразличия, ничего...
   − ... Завтра вы встретитесь в кафе. Я это устрою. Ты должен изобразить вселенскую любовь и обожание...
   − Хорошо.
   − ... И изображать нужно так, чтобы даже я поверила. И через месяц должна появиться новая счастливая ячейка общества.
   − Хорошо! - уверенно и смотря мне в глаза, сказал Морт.
   − Что? - удивилась, и непонимающе посмотрела на парня, ошеломленно хлопая глазами. ″Я здесь такую речь подготовила. Даже решилась на крайние меры идти, а он вот так... ″
   − Я согласен на все, что ты сказала.
   − И встретиться с Олей, завтра?
   − Да,- и только лед в голосе.
   − И жениться на ней?
   − Да. Я согласен на все, − кивнув, Морт растворился в воздухе.
   На меня сразу навалилась такая страшная усталость. Получив от Падшего разрешение, я переместилась к себе в квартиру. Приняла душ, переоделась, сделала пару бутербродов и уселась перед телевизором. Ничего не хотелось.
   Кажется, я смотрела уже пятую слезливую мелодраму, когда появился Самаэль. В растрепанной одежде, и с бутылкой водки в руке.
   − Будешь? - спросил он, протягивая бутылку мне.
   − Нет, − для убедительности покачала головой. - Я не пью.
   − И в этом ты правильная, − огорченно вздохнул Падший.
   − Самаэль, ты пьян?! − ″Странный сегодня день. Очень странный″.
   − А что не видно? - Дьявол сделал очередной глоток. - Хотя, жаль, что через полчаса действие алкоголя пройдет бесследно.
   − Тогда зачем ты пьешь?
   − Я имею право. Такой день. Я праздную.
   − Что празднуешь?
   − А я тебе не скажу, − и Самаэль показал мне язык. ″Он мне язык показал!!!″ − Ангелочек, выпей со мной.
   − Нет. И тебе уже хватит, − я попыталась забрать бутылку, но сама оказалась в плену рук Падшего. - Самаэль!
   − Ты просто не умеешь пить.
   − Умею, но не хочу.
   − Не умеешь.
   − Умею! - я попыталась освободиться. Безрезультатно.
   − Нет.
   − Да.
   − Нет.
   − Дай сюда бутылку.
   − Держи.
   Я сделала осторожный глоток. Горло обожгло, а язык вовсе перестал ощущаться. ″Не умею я пить.″ Усталость ушла, а все сегодняшние тайны стали безразличны. И все это потому, что Самаэль рядом. Я выронила бутылку на пол и повернулась в руках Дьявола. Посмотрела ему в глаза, обхватила ладонями лицо, потянулась и поцеловала.



Малеваная Наталия

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: