Секретарь Дьявола (версия 2011 г.)

Размер шрифта: - +

13. Мир Отражений

  − Где мы? - еще раз переспросила Самаэля, рассматривая все вокруг. Широкая улица, выложена камнем, одноэтажные домики с черепичной крышей и круглыми окошками, деревья по обе стороны дороги и ряд старинных не электрических фонарей.
   − Это мир Отражений. Похожий на твою Землю, но немножко не такой, − Падший вздохнул, тяжело и обреченно. - На Земле сейчас эра технологий, а здесь время застыло в Средневековье, здесь черное это белое, а белое - черное, зло это добро. Этот мир словно кривое зеркало отражает твой.
   − Так мы не на Земле? - изумленно выдохнула я, все еще не веря в произошедшее. - Но как... как мы сюда попали? Это ты нас сюда перенес?
   − Нет. Я, даже будучи не в своем уме, сюда ни за что не перенесусь. Здесь мои силы ограничены и действуют весьма специфически. А попали мы сюда по вине того человека на кладбище, который пытался меня вызвать.
   − Значит, он правильно произнес заклинание?
   − Не совсем. Он напутал слова в конце и вместо того чтобы вызвать к себе, он перенес меня в другой мир.
   − Ага. Ну, с тобой то все понятно. Я тут причем?!
   − Хм, скажем так, с некоторых пор ты связана со мной.
   − Да? - удивленно подняла бровь. - А поподробней можно об этом узнать?
   − И поэтому заклинание подействовало и на тебя тоже, − продолжил свою речь Самаэль, не обратив на мой вопрос никакого внимания.
   − Знаешь, я думаю, что лучше оказаться с тобой здесь, чем там, одной на кладбище, в темноте и с кучкой сатанистов, − по спине даже пробежал холодок от воспоминания того места и этих идио... людей, желающих увидеть Дьявола. - Ну, чего же ты ждешь? Давай, отправляй нас обратно, на Землю. А-то мне очень жарко в зимней одежде, тут все-таки ведь лето.
   − А я не могу вернуть нас назад, − ответил Падший, снимая свое пальто.
   − Ты шутишь? - изумленно спросила я, но посмотрев на серьезное лицо Самаэля, обреченно вздохнула. - Ты не шутишь.
   − Понимаешь, Ангелок, − Дьявол помог мне снять мое пальто. - Не все так просто. Нужно найти особенное место, где граница этого мира и Земли очень тонкая.
   − Так перенеси нас в такое место и отправь меня домой. Я, кстати, по милости кое-кого устала, потому что бродила ночью по лесу.
   − Ангелочек, если я попробую нас перенести, то на пункте назначения, ты можешь недосчитаться какой-то части тела, или вовсе не добраться туда живой. Ты этого хочешь?
   − Не-е-ет, − медленно протянула я. Перспектива не из радостных, и жить-то хочется. - Мне мое тело нравится.
   − Мне тоже, − довольно хмыкнул Самаэль, посмотрев на меня как-то странно. Как мартышка на банан... Жадно и с обожанием. Пришлось мысленно дать себе пинок, а-то мыслишки неприличные начали возникать.
   − И что мы будем делать дальше? Я устала и спать хочу.
   − Придется добираться до места, как обычным смертным, − презрительно фыркнул Падший.
   Внутри больно кольнуло от такого замечания. Я ведь тоже просто человек. Обижено отвернулась.
   − Если тебе неприятно мое общество, то... то... − ″а, что "то"?″
   − Ангелочек, твое присутствие мне доставляет удовольствие, − Самаэль развернул меня лицом к себе, нежно взяв за подбородок, поднял голову и заглянул в глаза. - Поверь.
   А мне так хорошо стало, словно только что мне признались в любви. В этот раз я мысленно дала себе подзатыльник. ″Глупая. Он никогда не полюбит меня... Смертную... Человека. То существо, которое он когда-то отказался признать равным себе, которое презирает...″
   Уже целый час мы бродили улицами этого города и еще не встретили ни одного живого существа. Словно этот город был пуст, или все удачно от нас прятались. Четыре раза мы заходили в тупик, и приходилось возвращаться. Я так устала, что едва переставляла ноги. Удерживать мое тело в вертикальном положении помогало то, что я цеплялась за руку Падшего. Он мужественно терпел и по джентельменски, молча, тащил меня дальше.
   − Мы снова зайдем в тупик, − хныкнула я, споткнувшись на ровной дороге.
   − Нет, − в очередной раз произнес Самаэль. Кажется даже зубами скрипнул.
   − Да. И нам опять придется возвращаться.
   − Нет.
   − Почему ты так уверен?
   − Я знаю, что эта улица заканчивается не тупиком.
   − И откуда ты это знаешь?
   − Просто знаю. Я уверен.
   − Ты так говорил и в предыдущие четыре раза, − хмыкнула. - И мы заходили в тупик. Если я сейчас нигде не отдохну, то упаду просто посреди улицы.
   − Ангелочек потерпи еще немножко, − Падший удобней подхватил меня, обняв за талию. - Скоро мы найдем место, где можно будет отдохнуть.
   Если бы все это было сказано приятной, нежной интонацией, а не как грозный рык, то я бы поверила в заботу Самаэля обо мне. Прижавшись к нему теснее, решила хотя бы насладиться такими своеобразными объятиями. Через полчаса мы вышли на какую-то площадь, заполненную людьми. Кажется, здесь собралось все население города. На возвышении, в кресле сидела молодая девушка в дорогом, пышном платье. Она была очень красивой, вот только злой, презрительный взгляд портил впечатление. Девушка мне показалась странно знакомой, но разглядеть ее лучше мне мешали двое мужчин, что стояли передо мной. Самаэль, остановившийся сзади, тихо что-то рыкнул, обнял меня, прижав к себе. Это был не жест нежности, а скорее защищающий. Я ощущала, как напряглись мускулы у него на руках. Стоявшие рядом с нами люди начали перешептываться, указывая на меня пальцами. Это мне не понравилось. Падший еще сильнее напрягся. И именно в этот момент мне удалось хорошо рассмотреть девушку на возвышении. Я встретилась взглядом с зелеными глазами, полными гнева и злости. Девушка смотрела прямо на меня.
   − Елки-палки! - воскликнула пораженно, не в силе отвести взгляд. - Это ведь я!
   − Ангелочек, нам лучше уйти, − прошептал Падший, и легонько потянул меня в ту сторону, откуда мы пришли.
   − Подожди, − уперлась ногами. - Это ведь я? Но, как... Как это возможно?
   − Ангел, пойдем, − Самаэль потянул сильнее, но я стояла как столб, бетонный.
   − Она клон? Или просто очень похожа на меня? - спросила, продолжая смотреть на девушку, не отводя взгляд. Фигура, рост, лицо - все мое, только у нее волосы красного цвета. Девушка тем временем, сказала что-то мужчине, стоявшему рядом с ней. В нем я узнала... Олега! − Это ведь... это...
   − Да, − Падший оставил свои попытки сдвинуть меня с места. - Ангел, они ″отражения″.
   − А? Они что?
   − ″Отражения″.
   − В смысле, как в зеркале? Они не настоящие?
   − Настоящие.
   − И девушка? Она тоже того... ″отражение″?
   − Да. Это ты. Но не совсем. Она полная противоположность тебя.
   − А теперь скажи все, то же самое, только нормальной человеческой речью.
   − Ее зовут Ангелина Светикова, восемнадцать лет, человек. ДНК тебе расшифровывать? Это ты. Но, если на Земле ты добрая, верная, то она твоя противоположность - злая, коварная, жестокая. Этот мир словно отражение Земли. Здесь те же люди, но отраженные в ″кривом″ зеркале.
   − Значит, она - это я. Но... Я запуталась, − кроме усталости, теперь меня мучила головная боль. - Это слишком сложно. Как меня может быть две?
   − А тебя не две, просто ты не должна была быть здесь, а жить в своем мире. Мы не должны...
   Договорить Падшему не дала стража (ну, такие дядьки с мечами в руках). Под конвоем нас повели куда-то. Я успела за это время много раз мысленно себя побить, удушить и напиться яду. Ведь разве можно быть такой глупой! Самаэль говорил, что нужно уходить, а я, ″как баран на новые ворота″, стояла и смотрела на свою копию. А ведь она меня тоже увидела и отреагировала соответственно.
   − Куда нас ведут? − шепотом спросила, идущего рядом, Падшего.
   − Скорее всего, в тюрьму, − недовольно ответил Дьявол. - Но сначала, думаю, нам предстоит допрос у местных властей.
   − Каких властей?
   − Ангел, ты куда все это время смотрела? Разве не заметила корон на головах твоего и Олега ″отражений″? Они король и королева.
   − Ха, а моя копия в этом мире неплохо живет, − хмыкнула я. − И что мы...
   − Молчать!!! - крикнул один из стражников и толкнул меня в спину.
   Нас привели в тюремную камеру. Самую настоящую. С мокрыми каменными стенами, соломенными тюфяками на полу, маленьким окошком с решеткой и тяжелой деревянной дверью. Нас приковали к одной из стен. Стража не ушла, поэтому разговаривать я не осмелилась. Дядьки с мечами стояли тихо, даже не шевелились. Ну, точно как гвардейцы, на посту возле дворца английской королевы. Тем тоже все нипочем, стоят себе и смотрят в одну точку. Через полчаса (по моим внутренним ощущениям) в камеру вошли Олег и ″я″. Стража вытянулась по стойке ″смирно″, приветствуя своих короля и королеву. Моя копия скользнула взглядом по Самаэлю и коварно ухмыльнулась. ″Э-э-э, нет, дорогуша! Он мой!″
   − По какому поводу нас задержали? - уверенно спросила я, привлекая внимание ″двойника″ на себя. Вот хорошо, что фильмы смотрю. Фраза пригодилась.
   Девушка бросила на меня гневный испепеляющий взгляд, поджала губы и брезгливо сморщила нос. Коротким приказом она велела страже уйти. Они послушались сразу же. ″Вот это дисциплина!″ Олег, как-то весь сжался, стал в уголку и наблюдал за всем бегающими глазками. Выглядел он не то, что неуверенным, а испуганным, словно потерявшийся ребенок, и хотелось его пожалеть.
   − Ты кто такая, и что тебе здесь нужно? - прошипела мне в лицо девушка.
   Я молчала. А что можно ответить на этот вопрос. Скажу правду - все равно не поверит.
   − Отвечай! - крикнула моя копия, и звонкая пощечина обожгла щеку. Меня никогда раньше не били по лицу, и пощечин тоже не давали. Это больно. Очень. Самаэль дернулся в цепях, он что-то сказал, но я не расслышала, потому что в голове все звенело, а в глазах сверкали огоньки.
   − Отвечай! - вновь крикнула девушка.
   − Меня зовут Ангелина Светикова... - медленно произнесла я.
   − Врешь! - снова удар. - Это мое имя!
   − Отойди от нее!!! - рыкнул Самаэль, дернувшись.
   − Гелина, не бей девушку, − пискнул Олег из своего уголка.
   ″Гелина? Фу-у, ну и имя...″
   − Молчи! - прошипела ″копия″, сделав шаг в сторону парня.
   − Хо-ро-шо, − запинаясь ответил тот, вжавшись в угол.
   − А ты, − Гелина обернулась к Падшему и пнула его в грудь пальчиком. - Красавчик. С тобой мы поговорим в другой обстановке, − и она потянулась, чтобы его поцеловать.
   − Эй, ты, выдра крашенная! - крикнула я, не обращая внимания на боль в скуле. - Даже не думай!
   − Почему это я крашеная? - искренне возмутилась девушка и отошла от Самаэля, который, кстати, удивленно приподнял брови. - Это мой натуральный цвет.
   − Гелина, кого ты обманываешь? - я снисходительно покачала головой. − У тебя настоящие волосы - русые, а не красные.
   − Откуда ты знаешь? - прищурив глаза, Гелина подошла ближе ко мне. - Ты самозванка! Я поняла! Вы здесь чтобы убить меня, и заменить... Это измена! Измена королевству! За это вы будете сидеть здесь до конца своих дней! Вы сгниете в этой тюрьме!
   За Гелиной и Олегом громко захлопнулась дверь.
   − Ты не хотела, чтобы она меня поцеловала, − коварно улыбнулся Падший, он так и смотрел на меня, приподняв брови.
   − Нет, − ответила, как можно равнодушней. ″Так я и созналась. Ага.″ Дернулась в цепях, пробуя их на прочность, но только заработала боль в кистях рук. Без посторонней помощи отсюда не выбраться.
   − Ты ревнуешь, − хмыкнул Самаэль.
   − Нет.
   − Тогда почему?
   − Я не хочу, чтобы даже моя копия тебя целовала.
   − Хочешь делать это самой? - коварная улыбка не сходила с лица Падшего.
   − Я... э-э-э, а если хочу, тогда что? - спросила, собрав всю свою храбрость и уверенно посмотрев в глаза Самаэлю. А там только серая холодная сталь и никаких чувств.
   − И что тебе мешает воплотить все это в жизнь?
   − Да я...
   Меня перебил скрежет открывающейся двери. И вот, в камеру вошло непонятное нечто - в белом балахоне, длинные белые волосы и глупая счастливая улыбка на лице. ″Обалдеть! Ну, прям белый и пушистый... Самаэль...″
   − Возрадуйтесь, дети мои! - воскликнул анти-дьявол. - Я спасу вас! Направлю на путь истинный! Покайтесь, и будете спасены!
   К остальным словам копии Падшего я уже не прислушивалась, так как дальше шла целая проповедь о покаянии и спасении души. ″Наверное здесь это особая пытка для преступников...″
   − Самаэль, − прошептала, не поворачивая головы и продолжая смотреть на чудо в балахоне.
   − Что?
   − Пообещай мне, что таким ты никогда не станешь...
   Дьявол перевел взгляд на свою копию, а потом снова на меня, в его глазах плясали искорки смеха.
   − Могу тебе гарантировать. ТАКИМ я никогда не буду, − помолчал чуть-чуть, а потом коварно улыбнулся. - Значит, я нравлюсь тебе таким, как есть.
   − Э-э-э...
   − Итак, дети мои, − воскликнул анти-дьявол, привлекая к себе внимание. Оказывается он уже закончил свою проповедь - Готовы ли вы покаяться в своих грехах? − продемонстрировал нам ржавый ключ, улыбнулся. - И я освобожу вас.
   − Рассказать о своих грехах? - улыбнулась поочаровательней и похлопала ресничками. ″Лишь бы освободил...″ Анти-дьявол засмущался и кивнул. - Ну... я в четвертом классе без спросу взяла конфету в сумке одноклассницы, а в последнее время в моей жизни очень много лжи.
   − Я прощаю твои грехи, дитя, − довольно ответил анти-дьявол и повернулся в сторону Самаэля.
   − Что? - Падший иронично изогнул бровь.
   − Твоя очередь, − улыбнулась я. - Сознавайся.
   − Ангел, всей твоей смертной жизни не хватит на то, чтобы выслушать мою исповедь.
   − А ты сокращенную версию расскажи, − ответила, все так же улыбаясь. Самаэль сделал серьезный задумчивый вид, но в глазах сверкало веселье.
   − Хорошо, − полным покаяния голосом ответил Падший. - Я есть Зло.
   − Я такой шутки еще не слышал! − Анти-дьявол громко рассмеялся. - Ты даже на настоящего преступника не похож. Кстати, где я мог тебя раньше видеть? Ты мне кого-то напоминаешь. Не могу понять кого... − Мне захотелось громко засмеяться и сказать, чтобы это ″чудо″ посмотрело в зеркало, но сдержалась и лишь тихонько хрюкнула, чем привлекла внимание копии. - Хм, а ты очень похожа на королеву.
   − Знаком с ней? - я вся напряглась, ведь свобода совсем рядом.
   − Ну... почти, − у блондинистого Падшего в глазах сверкнула злость. - Лично мы с ней не встречались. Она - зло. А я борюсь со злом!
   − Так ты нас освободишь? - с надеждой в голосе спросила, для надежности невинно похлопала ресничками.
   − Конечно же освобожу, − анти-дьявол смущенно улыбнулся и покраснел.
   ″Ух, ты! А Самаэль так не делает. Интересно, каким бы он выглядел, смущенным?″
   ″Ангел!″ − мысленно рыкнул Падший. Я от неожиданности подпрыгнула на месте, звякнув цепями.
   ″Э-э-э... Я подумала слишком громко?″
   ″Да″.
   ″Ну, и почему ты злишься? Все равно нет на свете такого, что могло бы тебя смутить... Или есть?″ − я заинтересовано посмотрела в глаза Самаэля.
   ″Нет″.
   ″Ну, так я и думала. Так что не злись и думай, как нам из этого мира выбираться. Я домой хочу″.
   Для большего эффекта можно было капризно топнуть ногой, но меня остановил суровый взгляд Падшего. Анти-дьявол тем временем освободил меня от цепей и подошел к Самаэлю.
   − Мне еще нужно покаяться? - скептично изогнув бровь, спросил Падший.
   − Нет, − ответил анти-дьявол, улыбнулся. - Ты добрый, и мне нравишься. Есть в тебе что-то такое... светлое.
   − Ну, и как мы будем выбираться отсюда? - спросила я, когда Самаэль был освобожден.
   − Подождите. Я сейчас, − копия Падшего вышел из камеры. Через пару минут он вернулся и подал нам белые балахоны. - Вот. Оденьте и идите за мной.
   Мы дошли уже до самого выхода из тюрьмы. Осталась только одна преграда. Двое стражников. Натянув на головы капюшоны, мы пошли дальше.
   − Смотри, опять эти святоши, − смеясь, воскликнул один из стражников.
   − Эй, спасли кого-нибудь? - загоготал второй.
   − Покайтесь и вы тоже найдете спасение, − произнес анти-дьявол, проходя мимо стражи и давая каждому из них монету.
   − Идите уже, − раздраженно воскликнул один из стражников.
   Так, кутаясь в балахоны, мы дошли до ворот, ведущих из города. И здесь стражники пропустили нас, только посмеялись над ″святошами″. Анти-дьявол провел нас до перекрестка.
   − Мне налево, − произнес он улыбаясь. - Пойдете со мной? Вы мне очень понравились. Хотите, я вас обвенчаю?
   Я закашлялась, поперхнувшись воздухом, и недоуменно уставилась на копию Падшего.
   − Что? - спросила, наконец-то перестав задыхаться.
   − Вы такая красивая пара и сразу видно, что любите друг друга, − анти-дьявол умиленно улыбнулся и сложил ладошки впереди себя.
   − Мы не... Он... Я... Э-э-э... − протянула я. ″М-да, достойный ответ″.
   − Нам нужно до facies mundi,* − спокойно произнес Самаэль. ″Угу, я здесь оправдываюсь, а он спокойный. Вот возьму и обижусь.″ (* лат. грань миров. Прим. автора.)
   − А? - копия рассеяно переводил взгляд от меня на Самаэля. - Ну, тогда вам нужно идти прямо... − а дальше анти-дьявол начал называть странные непроизносимые названия, но по лицу Самаэля было понятно, что он знает о чем говорит его копия. - Жаль, что вы не хотите скрепить себя узами. Красивая пара.
   Отдав ненужные теперь балахоны, мы пошли в указанном направлении и уже не видели, что анти-дьявол нас перекрестил, и прошептал благословление.
   Шли мы уже долго... Очень. Через тридцать минут после прощания с анти-дьяволом, мы вошли в лес. И этот лес вот уже несколько часов не кончался. Деревья, деревья, кусты, деревья... Есть хотелось очень сильно. Так, что я уже начала засматриваться на птичек на деревьях. А еще больше мне хотелось спать. Но вместо того чтобы найти еду и сесть отдохнуть приходилось идти. Ну, как идти? Вообще-то шел Самаэль. Уверенно, словно ни капельки не устал. А я, цепляясь за его руку, просто переставляла ноги. Хотя и это у меня получалось довольно плохо.
   ″Был бы джентльменом - на руках понес бы″, − мысленно вздохнула я, в очередной раз цепляясь за ″растущий не в том месте″ корешок.
   − Нам долго еще идти? - спросила, скосив глаза на Падшего.
   − Долго, − коротко прозвучало в ответ.
   − Очень долго? - я не теряла надежды на будущий скорый отдых.
   − Да.
   − И сколько?
   − Много.
   − Самаэль!!!
   − Что? - спокойно спросил в ответ.
   − Я устала, − простонала жалобно.
   − Знаю, − прозвучало успокаивающе. - Потерпи.
   − А долго?
   − Что?
   − Терпеть.
   − До ближайшего города.
   − Я под...
   Договорить мне не дали семеро разбойников, которые появились словно из-под земли. Почему я решила, что это разбойники? Ну, а как еще можно назвать вооруженных мечами и дубинками людей, которые ″ласково″ вам улыбаются. Сфокусировав на этих ″доброжелателях″ взгляд, едва не упала на месте. Я конечно понимаю, что это странный, ″кривой″ мир. Принимаю то, что здесь есть плохая Ангелина, что здесь Самаэль ″белый и пушистый″. Но чтобы архангелы были разбойниками!!!
   − Ваши деньги, уважаемые, − произнес Михаил, направляя на нас меч.
   − Миха, − произнес один из ″ангелов″. - Давай и девчонку себе возьмем. Красивая.
   Самаэль задвинул меня себе за спину. ″Вот же! Мне ведь ничего не видно″.
   ″Ангел, спрячься и не высовывайся!″ − мысленно приказал Падший. − ″Это опасно″.
   ″Не указы... Что? Ты меня защищаешь?″ − удивилась я, забыв про то, что повелительный тон Самаэля мне не понравился.
   ″Да″, − коротко ответил Падший. А у меня внутри все сжалось. Если защищает, значит, я ему не безразлична? Или защищает свою собственность?
   ″Но меня ведь не могут убить″.
   ″Убить нет, но могут сделать много чего другого″.
   ″Ты думаешь они...″ − у меня округлились глаза от страшной догадки. − ″Ну, не могут же они меня... Или могут?″
   ″Могут. Они здесь далеко не ангелы″, − подтвердил Самаэль, и я решила воспользоваться его защитой.
   Тем временем, пока мы с Падшим вели мысленную беседу, нас окружили.
   − Ну, же, девочка, иди сюда. Мы не обидим, − улыбнулся один из разбойников
   − Мы добрые, − хохотнул второй.
   − Ага, сущие ангелы, − хмыкнул третий, и все остальные громко засмеялись.
   Я испугалась. По-настоящему. Их семеро, а Самаэль - один, да еще и силой пользоваться не может. Сейчас он не больше, чем простой человек. И не сильнее. От волнения у меня начало покалывать в ладонях. А потом они и вовсе заискрились.
   − Ой! - пискнула тоненько и выставила ладони вперед, зажмурившись.
   Воцарилась полнейшая тишина, ни одного звука, даже птички смолкли. Осторожно открыла глаза. Разбойников-ангелов не было. Оглядевшись, я пораженно застыла на месте.
   − Ёлки-палки!!! - выдохнула. - Самаэль, если мы вдруг еще раз встретим злую меня, ты сам объяснишь, почему теперь у нее нет части леса.
   − Почему я должен это сделать? - Падший вопросительно поднял бровь.
   − Ну, если мне не изменяет память, то я могла только молниями бить, а не сжигать десятки деревьев, − пробубнила, обведя рукой пространство, где остались только обгоревшие пни и пепел. - Кстати, а где... разбойники? Я их... того?
   − Нет, они убежали. Испугались твоего огненного смерча, − Дьявол озорно улыбнулся.
   − Чего?
   − Огненного смерча, − повторил Самаэль. - И, Ангелочек, лучше, пока мы здесь, не пользуйся своей силой.
   − Какой силой? - я заинтересованно посмотрела на Падшего. Вот ведь по глазам вижу, что сболтнул лишнее. Очередная тайна. - Ты мне ничего не хочешь рассказать?
   − Еще не время, − улыбка исчезла с лица Самаэля, он вмиг посерьезнел.
   − А когда наступит это самое время? - заглянула в серые холодные глаза. - Чем сейчас тебе не подходящий момент? Мы в другом, непонятном мире, причем перенесло меня сюда, потому что я как-то связана с тобой. Эта руническая надпись на моей спине. ″Партнерство″, ″равноправие″, ″свобода″, ″любовь″, ″брак″, ″защита″, ″сила хаоса″, ″собственность″... Это просто какой-то непонятный набор слов. Ну, я еще понимаю, ″собственность″. Это без вопросов. Но ″брак″ и ″любовь″ то здесь причем? Если мы связаны, то где эта самая ″любовь″? Ты хоть, вообще, способен любить? Знаешь, что это такое? Думаю, не знаешь и никогда не узнаешь... И мне жаль тебя...
   − Ангелина, прекрати. Не зли меня, − сурово произнес Падший, но остался без внимания. Меня уже было не остановить. И вот в такие моменты напрочь отключается инстинкт самосохранения. Ведь страшно даже подумать, что я говорила и кому.
   − Я хочу знать все. Хватит уже тайн! Я устала, хочу есть, пить, спать. Устала от секретов. Зачем ты проводил обряд? Что он значит? Говори!
   − Ангел! Предупреждаю...
   − Нет! Говори, для чего был нужен обряд?! - я даже гневно топнула ногой.
   − Для того, чтобы твоя душа не обжигала меня, − раздраженно прорычал Самаэль.
   − Что? Душа? Моя? Тебя? − ″И это называется ответ? Еще больше запуталась″.
   − Ангел, я расскажу тебе все, только давай дойдем до города.
   − Но я хочу все знать! - капризно хныкнула я. И так получилось... Совершенно случайно. Ударила Самаэля молнией. И что удивительней всего - его ударило.
   − Ангел!!! - раздался яростный рык. - Ты сама доигралась! Побудешь котенком, хоть помолчишь.
   − Но... − голова уже знакомо закружилась, в глазах потемнело. - Мяу!
   ″Самаэль! Гад! Я тебе... Я тебя... поцарапаю! Как ты, вообще, додумался использовать силу?! А если бы меня на кусочки разорвало? Самаэль, ты чего молчишь?″
   Когда в глазах все прояснилось, моему взору предстал маленький, пушистый, абсолютно черный котенок, с ошарашенными серыми глазами.
   ″А-а-а!!! Ха-ха-ха!!! Самаэль!!!″ − Если бы кошки умели смеяться, то я бы сейчас хохотала во весь голос, а не каталась по земле, дергая лапками. − ″Ой, не могу!″
   ″Ангел!″ − сурово окликнул меня Падший. − ″Не вижу ничего смешного!″
   ″Ну, как же?″ − забыв о своей недавней злости, я продолжала мысленно смеяться. − ″Вот теперь ты ощутишь, как это, быть котенком. Так сказать, на собственной шкуре″.
   ″Ангел, перестань смеяться. Нам нужно идти, пока не стемнело. Или ты хочешь заночевать в лесу?″
   ″Э-э-э, нет. В лесу я спать не хочу. Тем более теперь, когда я такая мелкая″, − поднявшись на но... лапы, осмотрелась. М-да, все вокруг такое огромное. Даже жутковато.
   И мы пошли дальше. Думая, что до этой поры мне было трудно идти, я глубоко ошибалась. Вот теперь по-настоящему стало трудно. Высокая трава полностью скрывала нас, двоих маленьких пушистых существ. Временами было так тяжело идти, что я пыхтела как ежик, путаясь в траве и перелезая через торчащие из земли корни. Смеяться больше не хотелось. Наоборот, я готова была завыть, от усталости и голода. Самаэль все это время, молча шагал впереди меня, ни единой мысли, ни звука.
   ″Хм, какой у него пушистый хвостик″, − я как раз смотрела на эту часть тела Падшего. В этот момент этот самый хвостик нервно дернулся. − ″И шерсть на спинке у него красивая, на солнышке блестит. И ушки симпатичные. Так бы и куснула″.
   ″Ангел?″ − вкрадчиво спросил Падший, не оборачиваясь.
   ″Что?″
   ″Ты о чем там думаешь?″ − а в голосе так и слышится смех.
   ″Э-э-э, я это... Устала. Да. У меня но... лапы болят, и кушать очень хочу″, − жалостно хныкнула.
   ″Хочешь, я для тебя мышь поймаю?″
   ″Хочу″, − не подумав, согласилась. − ″Ой! Нет! Мышь я есть не буду″.
   Я и не заметила когда начали сгущаться сумерки. Лишь по тому, как все вокруг приобрело серые оттенки, поняла, что солнце уже село. Стало холодно, и кое-где клубился белый туман, придавая всему вокруг причудливых, страшноватых форм. Меня посетило странное чувство, словно за мной кто-то наблюдает. Забыв о своей усталости, я ускорила шаг, чтобы идти рядом с Самаэлем.
   То, что я двигалась шаг в шаг с Падшим, иногда прижимаясь к нему, немного успокаивало, но вот чувство ″наблюдения″ никуда не пропало.
   ″С-самаэль″, − обратилась, вновь оглянувшись на непонятный шорох. Дьявол не ответил. − ″Самаэль!!!″ − мысленно заорала.
   ″Что? Зачем так кричать?″ − недовольно отозвался этот... этот... комок шерсти!
   ″Я тебя звала. Ты почему молчал?″
   ″Я думал″.
   ″О чем?″ − хоть какое-то подобие разговора дарило чуть больше уверенности и прогоняло страх.
   ″О том, как нам выбраться из этого мира. И о том, как вновь превратиться в самых себя″.
   ″Ну, и? Ты что-то придумал?″
   Где-то слева хрустнула ветка. От резкого звука я подпрыгнула, что не укрылось от Самаэля.
   ″Ты чего?″ − спросил он, остановившись. − ″Ты чего-то боишься″, − утвердительно заметил Падший, наклонив мордочку набок, и заинтересовано смотря на меня своими серыми глазами.
   ″Я... Мне кажется, что за нами наблюдают″, − призналась, прижимаясь поближе к Самаэлю. − ″Такое липкое, холодное и мерзкое ощущение. Мне это показалось?″
   ″Нет. За нами действительно наблюдают″, − спокойно ответил Падший.
   ″К-как действительно?! К-кто?″ − как он может говорить так спокойно?
   ″Ангелочек, успокойся. Это всего лишь сова. Если нападет, у меня хватит силы от нее отбиться″.
   ″Сила? А не боишься, что мы превратимся в какое-то чудо-юдо, если ты вновь воспользуешься силой?″
   ″Значит, ты хочешь стать ужином для совы?″ − Самаэль, спрашивая это, ходил вокруг меня. − ″Из тебя получится вкусный, пушистый ужин. Такой маленький, с симпатичным носиком и слегка светящимися во тьме зелеными глазками. М-м-м... Думаю, птичке понравится″.
   Вот уверенна, на все сто процентов, что сейчас он ехидно ухмыляется, наблюдая за тем, как я бросилась вперед, пробираясь сквозь траву, в ранее выбранном им же направлении. Теперь уже слышные уханья совы (и думаю, не одной), шелест крыльев, придавали мне скорости. Наконец-то выбравшись из высокой травы, увидела впереди огни какого-то города. Я так бежала, что, не заметив торчащего корня, зацепилась лапой и кубарем прокатилась по земле, но была готова визжать от радости. Мысленно.
   ″Наконец-то! Цивилизация!″ − кричала я, прыгая вокруг Самаэля, забыв о своей усталости и голоде. − ″Что? Ты не рад?″ − удивилась, заметив серьезную мордочку Падшего. Он замер на месте и к чему-то прислушивался.
   Перестав прыгать, как коз... э-э-э... Просто перестав прыгать, я тоже прислушалась. Ничего. Но, через какое-то мгновение мой ″кошачий″ слух уловил тоненький детский плач. На душе стало тоскливо. Не задумываясь о том, что делаю, я рванула на этот плач. Это оказалось совсем близко. Под одним из деревьев, согнувшись, сидела маленькая девочка и плакала. На вид ей было не больше трех лет. Совсем еще кроха. В голове роилось много вопросов: ″Кто она?″, ″Как оказалась в лесу?″, ″Где ее родные?″, ″Как долго она здесь?″. Но единственным моим желанием было подойти и утешить бедного ребенка.
   ″Ангел, стой!″ − окрик Самаэля остановил меня на полпути к девочке. − ″Не подходи ближе″, − Падший обошел меня и начал отталкивать от плачущей крошки. − ″Не подходи″.
   ″Но, Самаэль!″ − возмутилась я, пытаясь прорваться к ребенку.
   ″Опасно! Не подходи!″ − Падший ухватил меня за ухо и тащил подальше от девочки.
   ″Это ведь ребенок! Маленький, потерявшийся ребенок″, − уперлась всеми лапами в землю, выпустив коготки. − ″Ей страшно. Я хочу утешить малышку″.
   ″Ангел, она не ребенок. Уже″, − раздраженно произнес Самаэль, продолжая тянуть меня за ухо. Я зашипела от боли. − ″Это льеккьо″
   ″Что? Кто?″ − непонимающе уставилась на Падшего. В тот же момент, девочка подняла голову и посмотрела на нас, словно почувствовала чужое присутствие. Не знаю что она или кто, но точно не человеческое дитя. Лицо бледное, слегка вытянутое, заостренное, а взгляд, абсолютно белых глаз, хищный, пробирающий до костей. У меня вмиг пропало желание помогать и утешать.
   ″ Льеккьо ″ − повторил Падший, хотя это слово мне ничего не сказало. − ″Эту нечисть называют по-разному, но суть остается одной. Это призрак ребенка похороненного в лесу. Очень часто они являются предвестниками смерти, и ходить за ними не нужно. Живым нельзя откликаться на их зов. Ангел, пойдем отсюда″.
   На этот раз я беспрекословно послушалась Самаэля, тем более, этому способствовал хищный взгляд ″девочки″. Сразу расхотелось помогать ей. Эта... Это... Лье-как-то-там, за нами не пошло, но пока мы не отошли на достаточное расстояние и не скрылись за деревьями, я ощущала холодный пронзительный взгляд этого существа. У меня даже шерсть на спинке торчком подымалась, а по телу стройным маршем шагали мурашки.
   Пока мы шли до города (а дорога оказалась не близкой... для маленьких нас), я расспросила Падшего о том, почему призрак девочки опасен. Оказывается, льеккьо (запомнила с десятого раза) появляются перед теми, кто в скором времени должен умереть, иногда они сразу завлекают смертника, и тот утопает в болоте, или сворачивает шею, упав в глубокий овраг.
   Стража у ворот не обратила никакого внимания на двух кошек, прошмыгнувших мимо них. Самаэль шагал так уверенно, словно знал, куда нужно идти. На все мои вопросы и попытки свернуть, по моему мнению, в правильном направлении, он то шипел, то рычал. Не знала, что котенок может издавать такие звуки. Как настоящий тигр. ″Интересно, а если его почесать за ушком, мурлыкать будет?″
   Тем временем, пока я размышляла над этим важным вопросом, мы пришли к какому-то зданию. Что это было не знаю, но пахло оттуда вкусно... и алкогольно. Проскочив в приоткрытую дверь, мы оказались в просторном помещении. Деревянные широкие столы, за которыми восседали посетители. Я бы сказала, что это таверна - мой опыт заключался в почерпнутой информации из фэнтезийных книжек. Если бы не сцена в дальнем углу. На возвышении люди в ярких костюмах показывали какое-то представление. Что-то романтическое и смешное. Падший потянул меня... Опять за ухо. Его бы так потаскать... Поймала себя на том, что гипнотизирующее уставилась на ухо Самаэля. При этом я еще и облизнулась. Мы оказались на площадке лестницы, ведущей на второй этаж. Отсюда было все хорошо видно, особенно сцена. Падший куда-то убежал. Я уже начала волноваться, но он вернулся, таща зубами глиняную тарелку, в которой оказались аппетитные кусочки жареного мяса. Спрашивать, где Самаэль достал такое сокровище, я не стала, потому что, утоляя свое любопытство, сыта не буду. Утолив голод, мы просто сидели и наблюдали за действиями на сцене. Там, кстати, главные герои уже целовались.
   ″Хм, а мы словно на свидании″, − проскочила мысль. − ″Прогулка была, ужин был, вот сидим, ″кино″ смотрим...″
   Краешком глаза посмотрела на Падшего. В груди защемило. ″Блин, люблю же его!″ Поймав себя на этой мысли, постаралась думать тише, ведь Самаэль говорил, что не все мои мысли может услышать. Раздумывая на тему моей безответной любви, в моей голове созрел коварный и страшный план. Я буду рядом с Падшим, пока нужна ему, пока интересна. Так почему же не использовать это время с пользой. Моей любви хватит на двоих.
   Итак, приступим к воплощению плана ″Соблазнение Дьявола″. М-да, как-то слишком странно звучит, но сути это не меняет. Когда-то я прочитала одну интересную статейку. Полезная вещь оказалась. Статья называлась ″Как соблазнить мужчину″, а Самаэль ведь мужчина, так что воспользуемся советами.
   Первый. Внешний вид. Мужчины в первую очередь обращают внимание на то, во что одета женщина. Миниюбка, блуза с декольте, туфли на шпильке. По статистике, мужчины клюют на красивые ножки и грудь. Я с сомнением посмотрела на свои лапки, оглянулась на пушистый хвостик. ″М-да, таким видом Дьявола точно не соблазнить″.
   Второй способ. Нужно незаметно коснуться, прижаться своей ногой к его, коснуться щекой и дружески поцеловать в щеку. Значит так, незаметное касание - положим свой хвостик на хвостик Падшего. ″Хм, даже ухом не шевельнул″. Так, пододвинемся ближе, потремся бочком. Никакой реакции. ″Э-эм, а как поцеловать-то? Ладно, лизнем в щеку. О, вот это реакция. Только кажется странная очень. Зачем так выпучивать глаза?″ Через пару мгновений мордочка Самаэля приобрела прежний невозмутимый вид.
   Третий способ. ″Пострелять″ глазками, улыбнуться. ″Да? И как это сделать в теле котенка?″
   ″Ангел, что с тобой?″ − спросил Падший, после минуты моей ″стрельбы″.
   ″Э-э-э, все нормально″, − ответила, как можно беззаботней.
   ″Точно? А с глазами что?″
   ″А что с ними?″
   ″Ну, ты ими... как-то странно... вертела″.
   ″Тебе показалось″.
   ″Да? Ну, ладно″.
   Четвертый способ. Предпоследний, который я помню. ″Путь к сердцу мужчины лежит через желудок″. Пробежавшись взглядом по помещению, попробовала отыскать что-нибудь съедобное и вкусное. Взгляд натолкнулся на последний кусочек мяса в тарелке. Желудок протестующее заурчал. Тяжело вздохнув, я подтолкнула мясо на край тарелки, ближе к Падшему.
   ″Самаэль, угощайся″, − привлекла внимание Дьявола. Он оценивающе перевел взгляд с кусочка на меня и обратно. − ″Кушай″.
   ″Ты уже наелась?″ − удивленно спросил Самаэль. За меня ответило громкое, просто оглушающее, бурчание все еще голодного желудка. − ″Доедай. Нам еще нужно найти место для ночлега″.
   О, как хорошо, что коты не умеют краснеть. Под внимательным взглядом Падшего, я прожевала кусочек мяса и с трудом его проглотила. ″Ну, что же, остался только один способ. Последний. Страстный поцелуй″. Кто знает, как коты целуются? Я не смогла придумать ничего оригинального. Быстро вскинув мордочку, заглянула Самаэлю в глаза, и лизнула его в носик. И еще раз. И еще.
   ″Ангел, что ты делаешь?″ − в голосе Дьявола слышался смех.
   ″Эм″, − растерялась. − ″Целую тебя″.
   ″Зачем?″
   ″Я...″, − не придумав, что сказать, решила спастись бегством.
   Быстро сбежав по ступенькам, я забилась в темный уголок под лестницей. И как же хорошо, что коты не могут плакать. Хотя... Кажется, могут. Свернувшись клубочком, прикрыла мордочку хвостиком. Уже засыпая, почувствовала, как ко мне прижался кто-то теплый и урчащий. ″Самаэль...″
   Весь следующий день я молчала, просто не хотелось говорить. Было стыдно, даже просто смотреть в глаза Падшего. ″Вот, что он обо мне подумал? Глупая Ангелина″. Ближе к вечеру мы добрались до нужного места. Самаэль превратился, вновь стал собой. На мой вопросительный и удивленный взгляд просто объяснил, что в этом месте его сила действует нормально, и его возможности вернулись. Через миг и я стала собой. Падший перенес нас в свой кабинет.
   − Завтра ты мне все обязательно расскажешь и ответишь на все вопросы, − твердо произнесла я, и, не дожидаясь ответа, переместилась в свою квартиру.



Малеваная Наталия

Отредактировано: 24.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: