Секретарь Королевского Отбора

Размер шрифта: - +

Глава 9

Если снаружи библиотека даже в рассветной полутьме походила на дворец снежной нимфы, уходящий вверх колоннами, арками, длинными стрельчатыми окнами и шпилями узких башен, то изнутри это место поражало совсем другой величественностью. Здесь господствовала старина. Она была всюду. В запахах лакированного темного дерева и пожелтевших от возраста бумаг. В шелесте бархатных обивок глубоких кресел и парчовых портьер. В легком треске разворачиваемых свитков хрупких пергаментов и рыжем пламени стеклянных масляных горелок.

Внутреннее оформление библиотеки не меняли со дня её переноса из Алонии. И даже новые залы строили и декорировали в том же стиле. Исключением стала лишь Сокровищница. Она занимала весь подвал в пять этажей глубиной. Это было несколько десятков комнат, полных кристаллов, соединенных между собой магией в особенном рисунке. Создаваемое ими поле, казалось, можно было потрогать руками. В нём хранилось множество миражей. И с каждым днем их количество увеличивалось. Специальные кристаллы позволяли соединяться с Сокровищницей из любой точки планеты и даже с полулун.

Впрочем, для этого Сокровищницу и придумали. Ведь магам, живущим сейчас на Авилле и Авиллене, в любой момент мог понадобиться доступ к накопленным человечеству знаниям. Но очень быстро эту миражную сеть стали использовать все подряд и не только для получения знаний, но и для развлечений.

К сожалению, мне помочь Сокровищница не могла. Хоть она существовала более десяти лет, её наполнением занимались только последние пять. Поэтому мне нужно было просмотреть все газеты, миражи и документы тех лет. И, почти наверняка, секретные книги и архивы, которые в неё никогда не внесут.

Начать я хотела с поиска ответов на вопросы о том, почему и как погибла моя семья, и как избавиться от метки. И, взяв с собой големов за компанию, ранним утром, вооруженная блокнотами, я вошла в библиотеку. Время до завтрака нужно было потратить с пользой.

После пережитого на Отборе я чувствовала себя выжатой и разбитой. Но вчерашний день открыл глаза на многое. Главное, я поняла, что если бы Эйтан или Аттор хотели, чтобы я горела на костре — я бы там уже горела. Но они оба почему-то оберегали меня, и я бессовестно собиралась этим воспользоваться. Не зная их мотивов, я, конечно же, рисковала. Но смерть принцессы и приставания капитана показали, что что-то плохое могло случиться со мной на Отборе в любой момент. Так есть ли смысл прятаться от каждой тени?

Библиотечные големы равнодушно встречали и провожали редких в такой час читателей. Нас тоже отвели к нужным отделам с полным безразличием. Я отобрала нужную прессу и разделила поровну между Лоло и Рири. Чары, которые использовали для создания големов, делали из них неплохих мастеров вычислений. Да и писать они умели. Поэтому я выдала им по блокноту и перу и попросила выписывать всё, даже сплетни, о графине и графе Лэ Кесси, их работе, друзьях, семье и интересах.

Сама же я, с опозданием на целую неделю, наконец-то пользуясь привилегией работы на разведку, пошла в закрытый зал. К сожалению, взять с собой что-то туда или вынести оттуда было нельзя. О чём меня предупредили при проверке на Кристалле Истины. И лишь убедившись, что я действительно имею доступ к засекреченным данным, он распахнул передо мной заветные двери.

Здесь тоже всё было под старину. Разве что темно-вишневый и черно-зеленый бархат на креслах и диванах выглядел не настолько вытертым, да пыли на полках было побольше, чем в остальных залах.

Я немного побродила в одиночестве среди стеллажей, хранящих договоры, копии и оригиналы указов, личную переписку правителей и даже полное собрание стихов бабушки нынешнего монарха. Королева Луира была известна не только чередой любовников и тем, что правила страной более тридцати лет. её откровенные стихи стали достоянием культуры. Часть из них была опубликована еще при жизни, часть после. Но самые личные и нежные строки так и пылились на библиотечной полке. И не будь у меня конкретной цели, я бы просто зарылась в эти бумаги.

Но цель была. И я довольно скоро нашла то, что меня могло к ней приблизить — папки с документами за все годы жизни отца с матерью. Попросив местного голема-смотрителя напомнить мне о времени в нужный час, я села за стол и открыла первую из них.

Через почти три часа внимательного чтения в моей голове от напряжения словно шумел колокол. Столько вежливых и ничего не значащих фраз и цифр! Но это только на первый взгляд. Ведь за ними судьбы, жизни, смерти…

Итак, как оказалось, мой отец очень интересовался внешней политикой и особенно соперничеством стран по созданию чудовищ. А вот мама уделяла внимание медицине и благотворительности.

И что из этого могло привести к их гибели?

Благотворительность? Но ею занимаются все. Поддерживать сирот, стариков и больных, наполнять кристаллы магией и создавать общие Источники, чтобы любой ребенок с даром мог вырасти с гармонично развитым ядром и устойчивой аурой — это задача каждого. Даже я, уже как эсса Суак, раз в год тратила месяц на то, чтобы ежедневно чаровать кристаллы первой помощи. Так что вряд ли благотворительность могла привести к трагедии.

Медицина? Мама спонсировала все новейшие достижения в ней. И точно так же делали её подруги. Но могла ли она узнать что-то особенное и продать это врагам Лиора? Или, например, продать личное открытие? Я хорошо помнила, сколько времени они с отцом проводили в лаборатории. Я почти была уверена, что в списке из ста семи анонимно опубликованных открытий тех лет были и их разработки. Поэтому от этой версии нельзя было отказываться окончательно.

Но реальную причину их гибели я видела в интересе отца к чудовищам.

Более тысячи лет каждая страна стремилась создать особенного монстра. Такого, чтобы превосходил существующих, но не был опасен хозяевам. Именно так появились драконы, василиски, мантикоры, гарпии, горгоны, ламии и многие другие. Большинство из них создали на основе «природных» чудовищ. Поэтому гены триксов и виверн есть почти в каждом монстре. Но все они стали воплощением чьих-то идей и кошмаров.



Рина Рэйн

Отредактировано: 08.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться