Секреты Лилии (1)

Размер шрифта: - +

Главы 24 - 26

Глава 24. Неприкаянные сердца

 

Русамия. Велидар. 1956 год.

 

Эдуард пробегал пальцами по обнаженному бедру Вероники, мысленно смакуя каждую деталь: движение, вздох, стон, прикрытые глаза и распухшие губы. Напряжение, которое звенело в нем последние дни, отпустило, но чувство неудовлетворенности осталось. Раздраженно шлепнул девушку по ягодице, и та довольно взвизгнула. Она лежала к нему спиной, белокурые волосы окутывали прелестное юное тело, но он хотел другого.

Эдуард заложил руки за голову и оглядел крохотную комнатку. Чистые, белые занавески, резной шкаф – напоминание о былом богатстве, и круглое зеркало на стене, в котором отражался его хмурый лоб и взъерошенные волосы.

– Обычно после занятий любовью человек расслабляется, – Вероника перевернулась на живот и искоса глянула на Эда.

– Меня озадачило, что ты так быстро сдалась, – солгал он. – Судя по нашим последним встречам, ты меня ненавидела.

Он уставился на небольшие, округлые груди. Но ничего не ощутил. Ему хотелось, чтобы Ника отвернулась. Тогда он мог представить другое лицо. Лицо, которое путало мысли, меняло местами рай и ад, хорошо и плохо, долг и желание.

– Так и есть, – девушка осторожно придвинулась к нему, словно боялась спугнуть. – Но представь, что есть нечто, чего ты отчаянно жаждешь, и никак не можешь получить. Убеждаешь себя, что не нуждаешься в этом, всеми силами сопротивляешься соблазну, и неожиданно оно само падает в твои руки. От счастья сносит голову.

Ника приткнулась к его плечу и вздохнула. В ее дыхании прозвучала тоска, обрамленная мимолетным блаженством.

Эдуарду не надо было представлять. Он хорошо понимал Веронику, поэтому и пришел к ней. Чтобы получить хоть что-нибудь.

– У нас еще есть пару часов, – прошептала девушка ему на ухо. – Мама у подруги, придет не раньше восьми. А отец на работе. Он тоже всегда задерживается. Не спешит домой.

Ника укусила Эдуарда за мочку уха и улыбнулась, вложив в улыбку всю чувственность и очарование. Но он никак не отреагировал на робкое соблазнение.

– Думаю, мне лучше уйти, – заявил он и приподнялся на локтях, но девушка навалилась на него сверху:

– Уйти?

В голубых глазах разверзлась пропасть.

– Разве ты так не считаешь?

– Я? – переспросила Вероника и спряталась у него на груди. – Нет. Я хочу, чтобы ты остался.

– Ника, – Эд с трудом оторвал девушку от себя и увидел слезы. Они капали на его живот, и будто вулканическая лава, шипели и прожигали кожу. – Ника, не плачь. Не порть чудесный вечер.

Смесь раздражения и вины закружилась вокруг Эдуарда.

– Ты хочешь уйти. Опять! Уйти! – закричала Вероника.

Она хотела прикоснуться к его лицу, но он увернулся:

– Прекрати. Ты же знаешь, не люблю нежности.

– Не любишь нежности? – неожиданно разъярилась Ника и вскочила с кровати.

Отыскала помятое платье, неуклюже втиснулась, но так и оставила расстегнутые пуговицы на спине, словно приберегла для Эда очередную возможность снять его. И извиниться.

– Какого черта ты снова влез в мою жизнь? Ты и так немало крови мне попортил, но тебе недостаточно, жалкий вампир!

– А ты не сильно сопротивлялась, – он поднял штаны и снял со стула рубашку.

Одеваться под яростным взглядом девушки ему нравилось больше, чем в полной тишине.

– Как тебе можно сопротивляться? Ты прекрасно знаешь, что неотразим. А ваше проклятое обаяние Тигровых сводит с ума!

– И поэтому ты с готовностью раздвинула ноги? – усмехнулся Эдуард, распаляя Веронику еще сильнее.

– Я не шлюха! – она бросилась на него, растопырив пальцы, словно тигрица – когти.

Эд перехватил ее руки и повалил на кровать. Она брыкалась, пищала и пыталась дотянуться ногтями до его лица. Но вскоре Ника выдохлась и обессиленно замерла. Эдуард ласково убрал волосы с раскрасневшегося лица девушки и встретился с ее свирепым взглядом.

– Я не шлюха, – упрямо повторила она.

– Знаю.

– Тогда зачем ты так со мной поступаешь?

Он положил голову на ее грудь. В ухо ударил отчаянный стук сердца. Вероника обвила его руками и ногами, стараясь намертво привязать к себе.

– Столько лет прошло, а ты не изменился, – с грустью заметила девушка. – Избалованный эгоистичный ребенок. Я всегда это знала, но продолжала любить.

– Я могу обидеться, – беззлобно пробурчал он.

– Нет. Ты прекрасно знаешь, что я права. На правду не обижаются.

Ника сильнее стиснула Эдуарда.



Нана Рай

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: