Секреты Вивьен (2)

Размер шрифта: - +

Глава 4. Ведунья и роковое любопытство

Русамия. Велидар. 1859 год

 

– Мы уезжаем!

Вивьен стояла посреди родительской спальни, не понимая, как здесь оказалась. Посередине комнаты распахнутый сундук, и отец лихорадочно бросал внутрь вещи, какие только попадали под руки.

– Леон, что ты делаешь? – мама в растерянности заламывала руки и смотрела на мужа широко раскрытыми глазами.

Только сейчас Вивьен заметила, что она была немногим старше ее самой. Темно-каштановые волосы небрежно распущены. Худенькая, с бледной кожей, которая словно просвечивалась на свету. В русамийских словах прорезался акцент. Рокочущая буква «р» все так же слетала с ее губ.

– Амели, – Леон схватил жену за плечи и с мольбой заглянул в глаза. Высокий, с выразительными зелеными глазами, которые Вивьен унаследовала от него, – Демьян предал нас. Он оказался сектантом. Граф Маврос поможет нам сбежать из Русамии, но придется отказаться от прошлой жизни.

– Нет, – Амели побледнела и почти превратилась в тень человека. – Твой лучший друг – сектант?

– Да. И он хочет заполучить статуэтку.

Леон отпустил жену и продолжил закидывать в сундук вещи, все подряд без разбору.

– Но зачем ему статуэтка? Разве он не знает цену желания?

Амели растерялась еще больше. Подняла с кресла голубую шаль и прижала к груди. Ее взгляд был устремлен на кровать, где в коробке была бережно упакована фарфоровая куколка.

– Знает, Амели, но не верит. Ему на все плевать! – сорвался на крик Леон и резко умолк. Спустя время осторожно продолжил, но грудь продолжалась тяжело вздыматься, словно после бега. – Ему нужна ты. И ради тебя он пойдет на все, даже на убийство.

Картинка смазалась перед глазами, и Вивьен провалилась в огненную яму, где сверкали мечи и головы летели с плеч.

 

– У нее лихорадка.

Мягкий, напоминающий мед с молоком голос потревожил тишину. Пожилая женщина в черном шерстяном платье отступила от девушки, которая металась в бреду, и выложила из потрепанного саквояжа связки трав, но Кир даже приблизительно не представлял для чего они.

– Давайте ей настои три раза в день и заставляйте много пить. Через несколько дней она пойдет на поправку. Организм сильный, молодой, – она закашлялась и прикрыла кулаком рот, – не то, что я.

– Азалия, ты переживешь всех нас, – усмехнулся Кир и перевел взгляд на Вивьен.

Кожа девушки прозрачная, как снежная наледь, так же легко могла треснуть. Рыжие волосы извивались на подушке мокрыми змеями. А в скомканном одеяле Вивьен напоминала маленького ребенка. Беззащитного, упрямого и … несчастного.

Ведунья подхватила саквояж и подошла к Киру:

– Откуда она?

Короткий вопрос звучал, как выстрел.

– Насколько я понял из Парижа. Ее семью убили, и она проделала долгий путь, чтобы найти моего отца.

– Она уже знает, что искать надо на кладбище? – темные глаза женщины устремились в самую глубь души Кира.

– Да.

Они замолчали, словно больше не осталось вопросов и не нужны ответы.

– Кир, мы знакомы так давно, что я уже и не помню сколько лет, – Азалия печально смотрела на Вивьен. Девушка тяжело дышала, хриплый стон вырывался из груди, напоминая крик раненной птицы.

– Мне было шесть, когда я впервые увидел тебя, – Кир наполнил стакан водой из графина и прислонил к пересохшим губам Вивьен. Он легонько поддерживал ее макушку, пока девушка жадно пила, и озадаченно вспоминал, когда успел превратиться в сиделку.

– Спасибо, что напомнил о моем возрасте, – проворчала ведунья, – но я о другом. Эта девушка – она на распутье. Присматривай за ней. Ей предстоит сделать тяжелый выбор, и он может оказаться для нее роковым.

– Ты что-то чувствуешь? – Кир поставил стакан на тумбочку и обернулся.

Женщина стояла, сгорбившись, в наглухо застегнутом платье. Седые волосы давно потеряли блеск, но глаза. Глаза сверкали, как звезды на чистом ночном небе.

– Мой дар уже не тот, что прежде. Я больше не вижу знаки, и духи навещают редко, но шестое чувство до сих пор со мной. И оно шепчет. Нет! Кричит об опасности, когда я смотрю на твою гостью, – пальцы ведуньи до хруста стиснули ручки саквояжа. – Поэтому я умоляю тебя. Когда она поправится, пускай идет своей дорогой. Ты и без нее страдал слишком много.

Кир глянул на Вивьен, но ничего не услышал. Его интуиция молчала. Лишь упрямые мысли постоянно возвращались к странному свертку, который девушка хранила в сумке.

– Ты лечила отца, меня, мою… – голос дрогнул. – Ты лечила всю мою семью, и я всегда доверял тебе, – Кир подошел к женщине и ласково положил руку на ее хрупкое плечо. – Но Август прав. Она искала моего отца, потому что ей больше не к кому пойти. А значит теперь я несу за нее ответственность. Но спасибо за предупреждение, Азалия. Я буду настороже.



Нана Рай

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: