Секреты Вивьен (2)

Размер шрифта: - +

Глава 9. Мольба

Русамия. Велидар. 1959 год

 

Лили старалась не смотреть в глубокие глаза Феликса. Зато он пытался поймать ее взгляд. Отыскать малейший намек на зародившуюся симпатию. Но Лилия умело гасила свои чувства. Граф Маврос хотел ужин, он его получил. Не надо надеяться на большее.

– Я могу помочь с выбором, если позволите, – Феликс мягко надавил на меню, которым Лили отгораживалась, и улыбнулся. – Смотрю, вы сразу перешли к десертам?

– Да. Я бы не отказалась от шоколадного пудинга, – Лилия отложила меню. Она сложила руки, как первоклассница, и сосредоточилась на интерьере, словно никогда в жизни не была в ресторанах.

Позолоченные люстры светом кололи глаза, а разбросанные по залу круглые столики сверкали белоснежными скатертями. Официанты, как черные статуи, бесшумно скользили между гостями. Главной звездой был блестящий рояль. Он гордо стоял посередине, а пианист ловкими пальцами перебирал податливые клавиши. Неспешный джаз разливался по залу, как туман прохладным утром.

– Ресторан интереснее меня? – смех Феликса послужил щелчком, и Лили вздрогнула.

– Нет. Просто я здесь впервые.

– И все же вы не смотрите на меня. А если и смотрите, то не видите.

Он улыбался, но глаза его выдали. Они застыли в печальном недоумении.

– Пока вы любовались залом, я заказал вам салат с жареными персиками и сыром фета и шоколадный пудинг.

– Заказали?

Лилия смущенно оглянулась. Она не видела, как к ним подходил официант. И не слышала.

– Теперь вы понимаете? Вы пребываете в своем мире, а мне туда вход заказан.

Принесли серебряное ведерко полное льда, и из его недр на столе появилось шампанское. Блестящие капли скатывались по бутылке. Легкий хлопок, и серебристая жидкость разлилась по бокалам. Минутная передышка, которую подарил Лили официант, закончилась.

– У меня нет особенного мира. В противном случае я бы обязательно вас пригласила, – отшутилась она.

– И снова вы скованны вежливостью. В нашу первую встречу вы были искреннее.

Феликс пробежался пальцами по узкому бокалу. Длинные, сильные пальцы. Не знающие физического труда. Лили с трудом отвела взгляд.

– Значит, вы хотите, чтобы я снова злилась на вас? Для этого надо меня рассердить, – она растерла плечи. Внезапные мурашки окатили ее с ног до головы.

– С легкостью, – подхватил игру Феликс. – Это платье ужасно вас полнит.

 Лилия засмеялась и провела ладонями по черному платью прямого покроя:

– Неудачная попытка.

– Хорошо. А как вам такая? – Феликс наклонился к Лили. С лица слетела насмешливая улыбка, серые глаза потемнели. Стали черными и бездонными, как дорога, убегающая в ночь. – Я вас люблю.

Все покрылось ребристой зыбью. Пианист замедлил бег пальцев по клавишам, официанты застыли в неподвижном моменте. Весь мир остался за гранью, которая выросла вокруг них невидимой стеной. Воздух проник в легкие горячим воском, и каждый вздох опалял горло.

– Лили? – Феликс обхватил ее ладони и заглянул в глаза. – Лили, тебе плохо?

Она отрывисто кивнула:

– Душно.

Лилия не чувствовала, как он приобнял ее и повел к выходу на террасу. В голове безудержный барабанщик отыгрывал на нервах резкую мелодию и повторял: я вас люблю, я вас люблю, я вас…

Вечерняя прохлада облегчила затрудненное дыхание, и постепенно мир вокруг Лили пришел в привычное движение. Суета, музыка, смех. А она смотрела на Феликса и искала в его лице спрятанную насмешку, хоть малейший намек на неудачную шутку. Но его глаза оставались такими же темными и серьезными.

– Простите, кажется, с моим признанием следовало повременить.

Он подвел ее к деревянной скамье, спрятанной под сенью ветвистых деревьев, и они присели на нее. Мимо прогуливались пары, а ресторан напоминал кинотеатр, который расположился позади застекленных дверей. Немое кино, и только звуки джаза изредка долетали до них.

– Лили, я… – Феликс смотрел на нее, как растерянный ребенок. – Запутался, что хотел сказать. С нашей первой встречи все пошло не так. Я думал, мы будем играть в кошки-мышки, а затем наши пути разойдутся, как обычно бывает. Но стоит мне остаться одному, и я постоянно думаю о тебе… о вас! – он сердито растрепал волосы. – От этой приторности сводит зубы.

– Я не играю в любовь, Феликс. И думаю, вы это поняли, – Лилия старалась дышать медленно, но сердце не унималось. – Я согласилась на свидание, потому что вы настаивали. Но не более. Между нами ничего не может быть. Ничего. И ваша любовь… она надуманна, эфемерна, называйте, как хотите. Но не настоящая.

Злые, жестокие слова срывались с губ, пусть и сказано было тихим и спокойным голосом. Лилия видела, что Феликс упрямится и игнорирует боль, которую она ему причинила. Было заметно по стиснутым кулакам, по лицу – оно сморщилось, пусть он и пытался скрыть это. И как бы ни хотела Лили прикоснуться к нему, утешить, она продолжала сидеть с выпрямленной спиной и равнодушно говорить:



Нана Рай

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: