Секреты Вивьен (2)

Размер шрифта: - +

Глава 19. Закат утренней зари

Русамия. Велидар. 1959 год

 

Лезвие кинжала медленно ползло вверх по спине Лили, затем вокруг шеи и замерло только возле горла. Она старалась дышать тихо и как можно меньше соприкасаться с металлом, но давление усиливалось. В ушах звенело, страх душистым маревом окутал голову. Ей казалось, что еще чуть-чуть и лезвие прорвет тонкую кожу. Мужская рука, обтянутая черной перчаткой, сдавливала лицо. Лили даже не могла пошевелить губами.

– Я уберу руку, и ты будешь молчать. Объяснять почему, нет нужды? – голос незнакомца напоминал шуршание ветхого пергамента. Старый, с надломом, он принадлежал человеку, который привык приказывать. И ему всегда повиновались.

Мужчина опустил ладонь и схватил ее за плечо, с силой вывернув назад. От боли на глазах выступили слезы, но Лили боялась шевелиться, потому что лезвие все так же прижималось к горлу.

– Где статуэтка? – повторил вопрос незнакомец.

– Я не понимаю, о чем вы, – прохрипела Лилия.

Голос подвел. Сейчас уроки матери совершенно не помогали. Волнение захлестывало с головой, колени дрожали и подгибались.

– Статуэтка Надии Герард, где она? – мужчина терял терпение. Оно проскальзывало в прерывистом тоне.

– Я не знаю!

Лили смотрела перед собой, но не видела книжный шкаф, пелена слез застлала взор. Незнакомец молчал, словно решал для себя серьезную проблему. Потом отвел кинжал от ее горла и провел кончиком лезвия вдоль лица. Дыхание перехватило.

– Такая красота, такое изящество, – бормотал он на ухо Лили, – жаль испортить. Однако сегодня у меня другая задача. Так что тебе повезло. Но! – острие застыло на виске. Лилия широко распахнула глаза, вот-вот ожидая, что оно продырявит ей голову. – Запомни, Секта «Просветленных» наблюдает за тобой, – мужчина отпустил ее плечо, и она тихо вздохнула, когда тянущая боль утихла. – Не смей оборачиваться, пока я не уйду. Иначе придется вырезать на твоем лице девиз Секты.

     Лили зажмурилась и кивнула. Мужчина убрал кинжал от ее лица и бесшумно отступил назад. Секунды превратились в вечность, когда она услышала тихий щелчок двери. И только после этого ноги подкосились от бессилия, и она осела на пол, не ощущая, как слезы текут по щекам. Дрожь сотрясала тело, и Лили обхватила себя за плечи. Пальцами провела по горлу и поморщилась.

Но осознать произошедшее было тяжело. Только что детские сказки ворвались в ее жизнь и обернулись кошмаром.

 

 

Следующие дни Лили провела будто во сне. Днем – репетиции, вечером – жалкие попытки избежать встреч с мужем. Но Феликс словно издевался над ней. Почувствовав, что Лили не хочет с ним общаться, он оставлял под ее дверью букеты алых роз, а по утрам присылал завтрак в постель. На подносе неизменно лежала белая лилия с запиской: Моей жене…

Это приводило Лилию в отчаяние. Она не сможет вечно держать Феликса на расстоянии и не может рассказать ему правду.

Тридцать лет твоя мать будет жить, и тридцать лет ты будешь одинока. Для тебя запретна любовь и дружба. Проклятье не дремлет. И если ты нарушишь уговор, оно обрушит на тебя кару. Пресекай любую симпатию. Любые попытки. Тридцать лет. День в день. Неси обет молчания, и твоя мать будет жить.

Слова ведьмы вновь ожили в голове и прозвучали смертельным приговором. Чем дольше Лили думала об этом, тем больше понимала, что совершила огромную ошибку, когда вышла замуж за Феликса.

Глупая, надеялась совладать с проклятьем, и жизнь вновь наказывает ее за чрезмерную самонадеянность. Так долго продолжаться не может. Лили видела единственный выход. Бежать. Бежать из страны так далеко, чтобы никто из близких не смог ее найти. Но сначала она должна помочь Авроре. И найти эту проклятую статуэтку, из-за которой Лили чуть не лишилась жизни.

Она подошла к окну и выглянула наружу. Там распустилась белоснежная зима, как лилия, подаренная Феликсом. Жаль Лили не может позабыть все условности, правила и окунуться в детство. Тогда все было проще.

Она пригладила зеленое платье прямого покроя и ладонью прошлась по убранным в пучок волосам. Сдержанность.

Вышла в коридор, и ноги сами привели ее к портрету всадницы и Аделаиды. Всю неделю Лили избегала его. Стоило вспомнить картину, как сразу оживало чувство страха и беспомощности, которое поглотило ее при встрече с сектантом.

Секта «Просветленных» и Орден «Мятежных сердцем». Господи! Это действительно правда. Лили провела пальцами по грубым мазкам, которые покрывали полотно. Аделаида сказала, что загадка кроется в нем. Но только не сказала каким образом.

Лилия внимательно разглядывала каждый штрих, вглядывалась в лица, пейзаж, и искала. Но вскоре картина стала сливаться перед глазами в сплошное пятно. Лили моргнула несколько раз и схватилась за края портрета. Он оказался легче, чем она предполагала, поэтому не составило труда его снять. Лили поставила его на пол и развернула задней стороной к себе. Сердце забилось чаще. Внизу на холсте она увидела надпись: Во имя Просветления. Борьба до конца жизни.



Нана Рай

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: