Секреты Вивьен (2)

Размер шрифта: - +

Глава 22. Копия Амели

Русамия. Велидар. 1859 год

 

– Ты не можешь запереть меня в спальне, как ненужную вещь!

Кир затащил Вивьен в комнату и швырнул на кровать, а затем повернулся к двери, но ему в спину прилетели подушка и дикий визг.

– Ты обещала, что не будешь предпринимать каких-либо действий, – он резко обернулся к девушке. – Но мало того, что ты полезла знакомиться с князем, еще и показала ему свое лицо! Если бы я не увел тебя, неизвестно чем бы закончилась ваша встреча.

Вивьен сползла с кровати, запутавшись в пышных юбках, и чудом устояла на ногах. Перевела дыхание:

– А что ты предлагаешь делать? Он – убийца моих родителей. Он – Глава секты. Кир, я не могу, как ты отпустить месть. Если я не дам ей выход, она сожжет меня изнутри.

Она почти умоляла.

– Что ты просишь от меня? – Кир ослабил воротник рубашки и снял с шеи безвольно повисшую маску. Устало бросил ее на стул. – Убить Орфелиуса?

– Нет. Я прошу не мешать мне.

Вивьен осторожно шагнула к мужчине, потом еще один неуверенный шаг. Приблизившись вплотную, протянула руку к его напряженному лицу и пальцами провела по щеке. Кир перехватил ее кисть и прижал к губам. Его синие глаза налились чернотой.

– Не хочу потерять тебя, Вивьен.

– Ты и не потеряешь. Отец хорошо подготовил меня.

– Он не растил из тебя убийцу.

Кир прижал Вивьен к себе, выдавливая из нее остатки воздуха. Объятие скорее дарило безумное отчаяние, чем любовь, и когда он ее отпустил, она даже испытала облегчение.

– Ты хочешь есть? – устало спросил мужчина.

Он и правда выглядел так, словно прошел Русамию пешком вдоль и поперек.

– Нет.

– Хорошо, – и Кир направился к двери.

– Что ты делаешь? Закроешь меня здесь?

Вивьен метнулась к нему и в последний момент успела схватиться за ручку, когда Кир уже закрывал дверь снаружи. Он сердито прищурился, а шрам на правой брови в полумраке еще больше бросался в глаза, добавляя лицу жестокости:

– Ты наказана, Вивьен. Я хочу, чтобы ты переосмыслила свою жизнь и решила, что для тебя важнее: месть или будущее со мной? Потому что помогать тебе в убийстве я не собираюсь. Я лучше разобью проклятую статуэтку, не взирая на возможные последствия, лишь бы защитить тебя.

– Ты не посмеешь! – вскрикнула Вивьен и потянула дверь на себя, но только натерла пальцы в бессмысленной попытке. – Я ее спрятала, – она напоминала себе капризного ребенка. Любые слова, которые срывались с ее губ, звучали жалко.

– Найду, – отчеканил Кир и захлопнул двери.

Звук поворачиваемого ключа отрезвил Вивьен. Она еще раз яростно дернула дверь, но та будто приросла к стене.

– Мерзавец! – закричала она и стукнула кулаком по гладкому отполированному дереву.

Слезы обиды противно защипали глаза. Ей было омерзительно все. Она сама, Орфелиус, статуэтка, жизнь. Вивьен вернулась к кровати и обессиленно рухнула на нее. Нет сил даже расшнуровать корсет. А в голове продолжала вертеться фраза Кира: он не растил из тебя убийцу.

Вивьен уткнулась лицом в подушку, пытаясь перебороть ненависть к князю. Но это было выше ее сил. Да, отец не хотел, чтобы Вивьен стала убийцей. Но у нее нет иного выхода. Пока жив князь, будет мертва она. И воскреснет лишь с его смертью.

– Что для тебя важнее, – шепотом повторила вопрос Кира, – месть или будущее со мной?

Истерический смех смешался со слезами. Для нее важно и то, и другое. Как он не понимает! Ведь он был на ее месте, тогда почему не хочет помочь?

Вивьен со злости ударила подушку. Если Кир думает, что удержит ее взаперти, то глуп, как пробка. Она встала с кровати и оправила зеленое маскарадное платье. Перья смялись, и теперь оно и правда напоминало павлиний хвост. Вивьен подошла к окну и сердито раздвинула шторы. Снаружи белел снег. Несмотря на позднюю ночь он светился легким кружевным покрывалом, заворачивая собой деревья и здания. А парк превратился в невесту, усыпанную серебром. Красота природы слишком явно превосходила убогость жизни.

В окне отражалось лицо Вивьен, бледное, едва заметное на черном фоне. Но в ее чертах угадывалось чужое лицо – лицо ее матери Амели. Вивьен провела ладонями по плечам, прогоняя мурашки. Она всегда была похожа на мать, но раньше это не тревожило. Однако после слов князя сходство не выходило из головы. Неужели отец Орфелиуса любил ее мать? И возможно дело вовсе не в статуэтке?

Вивьен закрыла лицо ладонями и приглушила внутри себя стон. Нужно отдохнуть. Иначе от мыслей и эмоций сойдешь с ума. Она отвернулась от окна и застыла. Напротив нее, расставив ноги на ширине плеч, стоял мужчина в черной одежде и маске. А в руке блестел длинный кинжал.

– Я закричу, – шепотом произнесла Вивьен, быстро пытаясь оценить свои возможности, но все говорило не в ее пользу.



Нана Рай

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: