Секунды моей Вечности

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

Открываю и закрываю рот, не находя нужных слов. Его рассказ ударил меня так сильно под дых, что в легких почти не осталось воздуха. Только мысли начали понемногу вставать на свои места, как смерч по имени Джерман разбросал их по все территории. Вываленная информация давит своим весом, потому что, внезапно, я стала ключевой фигурой.

— Причем тут я? — мои руки лежат на столе, сжатые в кулак. Я сжимаю их все сильнее, чтобы убрать дрожь.

— У нас есть специалист, считающий, что с помощью твоей крови, можно разработать вакцину, которая, при введении ее в человека, расщепит жидкие чипы.

От этих слов я сжимаюсь внутрь. Воспоминания о том, что со мной делали в центре научной медицины, плотно сидят в моей памяти. Я не хочу снова становиться подопытной мышкой в руках безумных ученых, готовых разрезать меня по первому же сигналу.

— Я не говорю дать ответ прямо сейчас, — продолжает он, — Я не буду давить на тебя или угрожать. Мы здесь так не поступаем.

— А что, если я не соглашусь?

Джерман выпрямляется, делает шаг и резко останавливается. Такого вопроса он не ожидал. Думал, что экскурсия в прошлое, которое для меня лишь слова и ничего больше, заставит согласиться незамедлительно?

— Твое право. Как и решение — остаться с нами или уйти... Только вот идти некуда, там, — он поднимает большой палец к потолку, — снаружи все исчезло, а кто остался, принадлежит «Восхождению». Поэтому Оливия, я и прошу тебя о помощи. Мы в отчаянном положении. Правительство уже слишком близко подобралось к нам, а после того, как мы спасли тебя, они удвоили силы. — Мужчина проходит мимо меня, — Идем.

Он открывает дверь, исчезая в коридоре. Мне ничего не остается, как подняться и идти за ним. Его тяжелые ботинки стучат по бетонному полу, издавая странный звук. Поворачиваюсь и вижу идущую следом Сашу, едва поспевающую за нами. Джерман приводит нас в помещение в два раза больше кабинета. На стене у двери висит огромный экран, по которому транслируется какой-то ролик, посреди комнаты стоит круглый стол, за ним сидит парень. Увидев Джермана, он ерзает на стуле, но не встает, продолжая изучать что-то на своем планшете.

— Что вы хотите мне показать? — в ролике, мелькающим всего пару секунд, мне удается уловить бегущих людей и людей с оружием. Саша подходит к экрану и начинает тыкать по кнопкам сбоку.

— Правду. Я вижу, что ты не доверяешь нам. Другой реакции и не ждал. Ты слишком долго находилась вне мира, чтобы снова начать доверять ему.

— И вы думаете, что какое-то кино меня переубедит?

— Это не кино, — вмешивается Саша, — Мы перехватываем сигнал, транслирующийся по всей стране. Обычно, это обращение нашего «господина президента» к своим рабам или ролики о том, какие мы молодцы, смотрите как все хорошо, — последняя фраза сочилась сарказмом.

— Два дня назад, когда нам удалось найти тебя раньше Спайка, он выступил с обращением.

Мой взгляд переносится на стену с монитором, где на экране стоит мужчина, в черном костюме, идеально сидящем на нем. Его серые глаза пристально смотрят в камеру, а взгляд полон решимости. Рядом с ним двое — темноволосая девушка моего возраста, одетая в алое, облегающее, платье, подчеркивающее подтянутую фигуру и парень, темные волосы которого аккуратно уложены назад, а серый костюм придает ему элегантность. Все трое очень похожи между собой, от чего я прихожу к выводу, что они родственники.

— Грегори Спайк, собственной персоной, — произносит Саша и плюхается на рядом стоящий стул. — И наследнички рядышком, как собачонки. Эльза и Демион.

Президент начинает свою речь:

Дорогие граждане, я вынужден обратиться к вам с важным сообщением, — голос его властный, сильный и твердый как камень, способный в любую минуту придавить, — Вчера, около семнадцати часов, было совершено нападение, на один из наших пунктов. Целью стала девушка, которую похитила некая группа повстанцев. Эта выходка в очередной раз доказала нам, что все это время, мы относились к ним несерьезно. Они — опухоль, которая мешает и от которой следует избавиться. — Пауза. — Будьте уверены, «Восхождение» сделает все, чтобы отыскать предателей. Они понесут самое суровое наказание, которое только заслуживают. Поэтому, с сегодняшнего дня, патрули имеют право заходить в любой дом и обыскивать его, если у них есть, на то основание. Военные должны обыскивать каждый сантиметр периметра и останавливать подозрительных граждан. Комендантский час станет длиннее на два часа, а все, кто окажется в это время на улице, будут расцениваться как предатели…

Запись обрывается, погружая комнату в тишину. Я продолжаю смотреть на темный экран, не в силах что-то сказать. Мне до сих пор не ясно, кто прав, а кто виноват. С таким же успехом, все, что говорит Спайк, может оказаться правдой. Что, если Джерман лжет мне прямо в глаза?

— Почему, после этого, я должна вам поверить? — мой хриплый голос заполняет комнату до самого ее края.

Никто не отвечает, а на мониторе появляется очередной ролик. Только там уже не Грегори Спайк в идеально выглаженном костюме и со своими детьми, стоящими по обе руки от него. Там нечто ужасное, что заставляет меня отвести взгляд в сторону. Если бы монитор мог передавать запах, то сейчас в комнате пахло горелым человеческим мясом.



Элин Франц

#14019 в Фантастика

В тексте есть: антиутопия

Отредактировано: 24.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться