Селена. Немного о жизни молодого анимага

Глава 3

Было раннее утро, когда мы столпились недалеко от того места, где десять дней назад нашли раненого Хранителя. Этого срока вполне хватило, чтобы залечить не только загноившуюся на его ноге рану, но и сломанную кость. Привлекать к лечению мага Лину мы не стали, поскольку было бы не справедливо спихивать на ее хрупкие плечи заботу о Хранителе, так как ей хватало хлопот с раненными солдатами, и благодаря ее стараниям они быстро шли на поправку. Мне на подмогу были призваны Нортон, Кристан и Берт, которым хоть и выпало исполнять роль мальчиков на побегушках, спорить не стали, а старательно выполняли не только мои поручения, но и просьбы Валии, жены нашего куратора по практике. И их помощь оказалась очень даже кстати, потому что справляться двум хрупким женщинам с довольно крупным мужчиной было тяжеловато, да и возмущаться парни не стали, понимали, мага нужно спасать. Кстати, Валия оказалась замечательной травницей, и вместе с ней нам удалось справиться с вставшей перед нами задачей. Составленные и приготовленные ею зелья, приправленные моей целебной магией, дали поразительный результат – отмершие ткани, которые нам пришлось удалить, чтобы очистить рану, практически полностью восстановились, и на ноге Арнеуса остался только небольшой шрам, напоминающий о полученной им травме.

И вот мы уже выбрались с ним в лес, чтобы осмотреть то место, где образовался разрыв в пространстве между мирами. Птицы просыпались и чирикали где-то в кронах старых деревьев, только у земляного вала они не селились, чувствовали остаточную черную магию и всячески ее избегали. Даже трава, растущая на крутых склонах холма, была блеклая, чего в первый свой визит сюда я не заметила.

- Далеко отсюда разлом? – полюбопытствовал у мага Нортон.

- Нет, вон там, – Арнеус махнул рукой вперед, где росли невысокие покореженные неизвестной силой деревца. – Та тварь недалеко меня загнала.

- Что ж, будем надеяться, в этот раз на нас никто не набросится, – сказала я.

- Это точно, – кивнул Кристан. – Нам нужно постараться закрыть его как можно скорее, потому как время наше подходит к концу, и через несколько дней мы должны будем вернуться в Академию.

Хранитель понятливо кивнул и первым двинулся в сторону разлома, попросив нас, быть как можно осторожнее. Берта, хоть он и сопротивлялся, мы задвинули себе за спины, чтобы в случае опасности, парень не оказался под прицелом наших боевых заклятий. Как бы силен и умен ни был его отец, в полной мере обучить сына магическим премудростям он не смог.

Один раз я осмелилась и спросила Берта, почему он не обучался в магической школе.

- Не довелось, – нехотя отозвался он, искоса поглядывая на свою мать, которая в это время возилась у печи. – Да и поздно уже.

- Чушь какая! – фыркнула я. – В Академии частенько появляются взрослые маги, они в качестве вольных слушателей посещают лекции вместе с адептами. Конечно, дипломов об окончании им никто не выдает, зато это замечательная возможность повысить уровень своих знаний.

- Селена, – хозяйка дома, прислушивающаяся к нашей беседе, вдруг со стуком поставила на стол большой горшок и смерила меня предупреждающим взглядом, – я безмерно благодарна вам за спасение моего мужа, но прошу, не смущай моего сына напрасными надеждами. Нечего ему делать среди адептов Академии. И это мое последнее слово.

Я тогда удивилась резкой реакции женщины на мои слова, но в тот же день, меняя повязку на ноге Хранителя узнала, отчего Валия так категорична в своем решении. Арнеус, находившийся в соседней комнате и слышавший наш разговор, поведал мне о том, что некогда Валия была невестой ректора Академии и даже собиралась за него замуж. Правда, между ними произошло нечто такое (в подробности Арнеус не вдавался), что вынудило девушку отказаться от его предложения. С тех пор между двумя влюбленными пролегла пропасть, и Валия стала недолюбливать магов. Хотя это не помешало ей через несколько лет выйти замуж за мага из Приозерья, который на тот момент Хранителем еще не был и грезил о странствиях. Однако когда у молодой пары родился сын, они вернулись в пограничное селение, где Валия поставила мужу условие  - их сын никогда не поедет обучаться магическим искусствам. Пришлось ему согласиться, поскольку в тайне он надеялся, что с годами нелюбовь его жены к магам сойдет на «нет». Он ошибся. И когда в их сыне пробудился дар, был вынужден самостоятельно обучать его всем премудростям, что не принесло ожидаемых результатов. Берт, конечно, все схватывал на лету, но Арнеус не был учителем, о чем не раз говорил жене.

Случилось чудо, Валия вняла словам мужа и согласилась отправить сына на обучение, но не в теренскую Академию боевой магии, а в обычную школу магов, каковая имелась в столице Катарии.

- Ты, знаешь, – сказал мне маг, – если бы я знал, что там нашего сына втянут в заварушку, и в итоге пострадают невинные люди, ни за что его туда не отпустил. Ведь Берт и года не отучился, когда его новые приятели толкнули на дурной поступок.

Рассказывать магу было неприятно, и я сама предложила ему не описывать подробностей той темной истории. Пусть это будет их тайной.

- Но насчет вольных слушателей ты права, – улыбнулся Хранитель. – Как только Берт станет совершеннолетним и освободиться от нашей опеки, я сам предложу ему этот вариант. Мне нужен достойный приемник, а для этого нужны хорошие познания в магии.

На этом мы и разошлись. Но с Бертом я больше на данную тему не разговаривала. Зачем мне соваться в чужую семью и своими речами настраивать их друг против друга?

 

Внешне разлом в пространстве никак не проявлялся, пока я не взглянула на него внутренним взором. Ткань или, как еще ее называют, материя мира, почернев и истончившись, свисала хлопьями по краям разрыва (что больше напоминало старую рваную тряпку), и сквозь него в наш мир переливалась темная энергия из нижнего мира, от которого нас отделяла клубящаяся в разрыве дымка. Растительность вокруг была мертва и усеяна мелкими трупами невиданных нами до этого существ, более походящих на помесь пауков и еще кого-то рогато-хвостатого. Маги, побывавшие в нижних мирах, в один голос твердят, там можно встретить таких существ, что увидев их, рассудок просто отказывается принимать подобные формы жизни, и начинает казаться, будто мир сошел с ума. В какой-то мере так и есть.



Елена Герасимова

Отредактировано: 18.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться