Селфи на фоне дракона 2: Ученица чародея

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая. У черта на куличиках и семь кругов ада

Глава девятнадцатая. У черта на куличиках и семь кругов ада

Среди деревьев мы увидели домик с табличкой «Продается. Торг уместен!». Судя по столь удачному месторасположению, «заказ с доставкой на дом» - это страшный сон любого курьера и логистической компании. На доме было написано «ул. Чертовы Куличики 1» Если бы я была риелтором и составляла объявление о продаже, то, наверное, оно звучало как-то так: «Продам уютный маленький домик, которому требуется хороший хозяин с руками из нужного места, в экологически чистом районе, проблем с соседями нет, рядом лес».

«Главное обои не отклеивать, а то стена развалится!» - заметила совесть, глядя на эту недвижимость. «И дверью сильно не хлопать!» - согласилась я, - «А то сложится и поминай, как звали!»

- Заглянем? – предложила я, чувствуя, что пережитый стресс надо чем-то закусить, - Напросимся в гости?

«Кто ходит в гости по утрам тот поступает мудро!» - спела совесть писклявым и задорным голосом Пятачка, заранее одобрив такое решение.

- Как хочешь, но я бы не рисковал! – буркнул чародей, - Мало ли, а вдруг здесь живет какой-нибудь законопослушный гражданин, который тут же настучит на нас?

- Тогда мы настучим ему по голове! Кстати, можно прикинуться покупателями. Может, хоть чаем напоят! Горячим! А потом мы скажем, что мол, хотим точно такой, но только с перламутровой крышей и уйдем с обиженными лицами, мол, зря время потеряли! Как, собственно, и большинство зевак, парящих мозг продавцам,  - радостно сказала я, стучась в деревянную дверь. Пока я в нее стучала, с крыши, как снежная лавина, с характерным шорохом стала сходить черепица.

- Кто там? – спросил сонный голос за дверью.

- Покупатели! Нам тут адресок дали, чтобы мы посмотрели домик! – непринужденно ответила я, чувствуя, что еще один стук и крыша рухнет, - Молодая семья хочет купить дом в вашем районе. А поскольку это единственный дом в этом районе, то …

- Дом уже не продается!– перебил меня домовладелец, появляясь на пороге. На вид ему было лет сорок. Недельная щетина, синяки под глазами и сипловатый тембр голоса придавали ему вид почетного мастера спирта по фигурным рюмкам. Когда-то белая майка - алкоголичка, была частично заправлена в синие, пузырчатые на коленях, штаны, которые, в свою очередь, переходили  в дырявые носки, уютно торчавшие гармошкой из стоптанных тапок.  Вся эта красота придавала хозяину очень респектабельный вид. Запах, явно не одеколона, но тоже чего-то спиртосодержащего, намекал, что где-то неподалеку открылся филиал ликеро-водочного завода с залом для дегустации.

Повисла неловкая пауза, которая внезапно прервалась возгласом хозяина, уставившегося  на меня так, словно я – лохнесское чудовище, которое с раскрытой, усеянной крупными зубами, пастью подгребает к резиновой лодке одинокого рыбака.

- Сгинь! Пошла вон отсюда! – завопил бедолага, пытаясь запустить в меня стаканом, - Ты меня и здесь нашла! Тебе мало? Смерти моей хочешь? Проваливай отсюда! Слышишь! Все из-за тебя! Это все из-за тебя!

Нет, ну ковровую дорожку и каравай, я понимаю, не заслужила, но чтобы стаканом в меня бросаться? Это уже слишком!

-  Тебе, я вижу, здесь рады! – ласково заметил колдун, потрепав меня по голове, - Прелесть моя, а теперь расскажи где и при каких обстоятельствах ты умудрилась нагадить в душу этому бедняге, что ему пришлось ее так сильно дезинфицировать?

- Может быть, он перепутал меня с белочкой? – пожала плечами я, глядя на столь запущенный случай алкоголизма, прячась за Годвина от летящего стакана. До волшебника стакан, как ни прискорбно, не долетел, а безвольно повис в воздухе, чтобы в одночасье упасть вниз. Это привело хозяина в еще больший ужас.

- Беги, мужик! – заорал хозяин, вцепившись в Годвина, - Беги! Спасайся! Я постараюсь ее задержать! Но ты беги быстрее! У меня не так много сил осталось, чтобы сдерживать это исчадье ада!

Я посмотрела на Годвина, потом на бедолагу, который из последних сил уговаривал волшебника спасаться бегством, вцепившись в его рубашку, и никак не могла припомнить, когда и чем именно произвела на бедного алкоголика столь неизгладимое впечатление.

- Если она сейчас достанет меч, то все, считай, кранты! – плакал мужик, привалившись лбом к груди чародея, - Но главное, чтобы она не успела воспользоваться магией! Чудовище! Настоящее чудовище! Монстр! Тварь из бездны! Будь проклят тот день, когда я ее впервые увидел!

- Иногда я тоже ловлю себя на подобной мысли, - вздохнул Годвин, погладив беднягу по  голове, с притворным осуждением глядя на меня.  

Хм… О моем волшебном огоньке размером с пламя зажигалки уже наслышаны? Ничего себе!  Может быть, это кто-то из погибших при пожаре в Оффшорвуде? А я так надеялась, что жертв не будет! Совесть, которая до сих пор была относительно чиста, сразу же встрепенулась, узнав, что возможно, на ней лежит парочка трупов.

Тем временем белая горячка прогрессировала и дошла до той стадии, когда бежать за галоперидолом и колоть его в первое попавшееся под руку место и примерять рубашку с очень длинными рукавами.

- А что это у него в штанах шевелиться? – поинтересовалась я в Годвина, понимая, что если и что-то должно шевелиться в мужских штанах, то спереди, а не сзади.

- По-моему, это – хвост, - ответил мне чародей, - Просто он дырку в штанах не делал, а заправил его.

- Верни мне мою корону! – зарыдал хвостатый хозяин, сжав разбитые в кровь кулаки, - Или хотя бы поставь подпись в трудовой книжке, чтобы я мог получать достойную пенсию! Мне же жить на что-то надо! Имей же совесть!

- Имею совесть регулярно! – огрызнулась я на необоснованные обвинения со стороны этого типа. «Это, смотря, кто кого! Да за такие слова, я тебе спать спокойно не дам!»- обиделась совесть, которая считала меня бесплатным приложением к себе, любимой.



Кристина Юраш

Отредактировано: 03.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться