Сэм

Размер шрифта: - +

Глава 2

Вернувшись домой, я довольно улыбнулась. Никого из родителей не было, значит, никто не будет кричать на меня и называть прогульщицей.

Это наглая ложь, я не прогульщица. Ну, если только сегодня. Ну и позавчера одну пару, и на той неделе. Если папа об этом узнает, то будет не очень хорошо. Но ключевое слово «если».

Я, кинув футболку в стиральную машинку и переодевшись, направилась на кухню.

— А ты чего здесь? — В один голос спросили мы у друг друга с братом.

Невысокий, коротко стриженный блондин, одетый в белую футболку и джинсы, ехидно смотрел на меня своими зелеными глазами.

— Мои уроки на сегодня закончились, — уплетая пирожок за обе щеки, отозвался Сережа. — А ты чего дома забыла?

Я ухмыльнулась, облокотившись о дверной косяк. Уроки у него закончились, как же.

— Не ври сестре родной, маленький прогульщик.

Брат удивленно округлил глаза, в которых плясали смешинки.

— Я? Да никогда в жизни.

— Ну конечно, конечно, — кивнула я, выразительно изогнув бровь.

— Сама-то дома уже, — заметил Сережа, потянувшись.

— Я взрослая, поэтому мне можно прогуливать, а ты еще мелкий, так что тебе надо учиться, — показала я ему язык.

— А мама с папой знают, что тебе можно? — приподняв брови, ехидно спросил мой брат. — Прогульщица.

— Так, не дерзи старшим, — отмахнулась я. — Кушай свой пирожок молча.

С этими словами я вышла из кухни и направилась в свою маленькую, но уютную комнату. Плюхнувшись на мягкую кровать, застеленную голубым покрывалом с изображением белых облаков, я нацепила наушники и сама не заметила, как уснула.

Проспала несколько часов, пока не почувствовала, как что-то мягкое прилетело по голове. Открыв один глаз, я хмуро взглянула на своего довольного брата. 

— Твои последние слова перед смертью?

— Поднимай свой зад с кровати и иди к своей подруге, — Сережа кивнул в сторону прихожей, ничуть не испугавшись угрозы в моем сонном голосе.

Я, потянувшись, села на кровати. Никуда идти уже не надо было, это  чудо с наивными, голубыми глазами само влетело в мою комнату.

— Дашка, привет, — улыбалась подруга во все свои тридцать два зуба. Ну или сколько там у нее?

— Привет, Лиль, — поздоровалась я. — Чего приперлась, когда царевна Дарья сны яркие видит?

Лиля — моя вторая хорошая подруга, но дружили мы с ней с детства. Это была высокая, темноволосая девушка, подстриженная под каре, любящая танцевать до потери пульса и болтать, не затыкаясь. 

— Даша, вообще-то мы договаривались идти гулять, — укоризненно сказала темноволосая, прыгнув ко мне на кровать. — Подвинься уже и дай мне сесть!

Я, вздохнув, подвинулась, а эта ненормальная продолжала трындеть. 

— Уже шесть часов, между прочим, — заметила она, проследив, как я кинула подушкой в брата. — Мне звонила Ника, она нас будет ждать через полчаса возле фонтана. Так что собирайся, милочка.

Я не успела ответить, так как меня перебил Сережа.

— Эй ты, курица-маразматик, я тебе сейчас руки сломаю, — со смехом в голосе предупредил он, замахиваясь подушкой.

— Пошел вон, осел несчастный, — ответила ему я, а потом перевела свой взгляд на Лильку. — Так что ты там говорила?

Сережа, махнув рукой, вышел из комнаты, не забыв кинуть в меня подушкой. Не попал, лошок.

— Говорю, собирайся!  — Гаркнула подруга, сдвинув темные брови на переносице. — Ника через полчаса будет нас ждать у фонтана. Сэм, ты чего тугая какая? 

— А чего ты хочешь от человека, который только что проснулся? — Возмутилась я, лениво поднимаясь с кровати и подходя к зеркалу.

Мда, ну и видок. Все мои волосы торчали в разные стороны, напоминая собой гнездо. Я, периодически зевая, принялась приводить себя в порядок.

— Ника сказала мне, что тебя кто-то облил водой, — усмехнулась Лилька, следя за мной. 

Я недовольно поджала губы, продолжая расчесываться.

— Не напоминай мне об этом, — пробурчала, грозно смотря на подругу через зеркало. — И нечего ухмыляться, я все вижу!

Обладательница каре, скорчив серьезную рожицу, важно кивнула, заставив меня улыбнуться и покачать головой. 

Через десять минут я была готова. Надев изумрудную майку, белый кардиган и зауженные джинсы, я крикнула Сереже, чтоб он не вздумал говорить маме и папе во сколько я пришла. Услышав в ответ коварное «подумаю» я удовлетворенно кивнула. Не сдаст. Он у меня хороший, правда, когда будит меня и съедает мои сладости, я его прибить готова.

Мы с Лилькой, весело болтая, шагали по тротуару мимо оживленной дороги, по которой туда-сюда с рёвом носились машины. На улице стояла теплая, безветренная погода, яркое солнце постепенно садилось, окрашивая  небо, которое было своеобразным фоном для многочисленных девятиэтажек, в розовато-оранжевые цвета.

Красиво. Люблю такое время. Надо будет как-нибудь забраться на крышу какого-нибудь дома и смотреть на закат, воткнув в уши наушники. Это был бы отличный вечерок.

Пройдя еще немного, мы оказались на просторной площади, вымощенной розовой плиткой. Тут лихо гоняли скейтеры и выполняли различные трюки велосипедисты. Возле шумного фонтана, в котором плескались золотистые лучи садящегося солнца, гуляли люди. В основном это были мамы с детьми и веселые, гогочущие компании подростков.

Нашли мы Нику почти сразу. Подруга, одетая в бордовую, кожаную куртку и черные джинсы, стояла неподалёку от фонтана.

— Вот она! Наша мисс Сарказм, — кивнула на подругу Лилька. — Эй, Ника!



Bounty

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться