Сэм

Размер шрифта: - +

Глава 4

Сегодня я решила посетить родную сестренку и ее мужа. Собравшись и надев черную толстовку и узкие джинсы, я пошла в прихожую, чтобы обуться.

— Э, доча, ты куда это намылилась средь ночи темной? — послышался над ухом громкий голос моего папы, от чего я вздрогнула.

Подняв глаза, посмотрела на родителя, который облокотившись о стену плечом, следил за мной насмешливым взглядом.

— Папа, какая ночь? Время четыре, — принявшись завязывать кроссовки, пропыхтела я. — К Аньке я иду.

— А-а, — задумчиво протянул родитель, почесав затылок. — Дома уже не кормят что ли?

Я выпрямилась, поправив волнистые волосы.

— Ну я же не только есть к ней пойду, а поговорить, поддержать перед свадьбой, так сказать.

Папа лишь хмыкнул.

— Ага, понятно, мне тоже чего-нибудь захвати. Проверю, чем там зятька кормят.

Пообещав любимому папочке, что принесу ему что-нибудь вкусное, направилась в гости к сестре. Идти долго не нужно было, так как Аня и Антон жили от нас неподалеку. Поэтому, преодолев парочку дворов, я уже поднималась по серым ступенькам подъезда, чьи стены были выкрашены в блекло-зеленый цвет.

Обычный подъезд, в общем, где любили собираться такие же подростки, как я, и писать всякие непристойности на стенах. Мои непристойности уже закрасили, а ведь я так старалась, когда выводила черным маркером на стене не особо приличное слово. Да, знаю, это нехорошо, но там вся стена была исписана, так что моя надпись ничего бы не испортила.

Шагнув на лестничную клетку, где на полу одиноко стояла банка из-под кофе, наполненная до верху окурками, я остановилась возле нужной мне двери и принялась настойчиво нажимать на звонок.

Широкая дверь через несколько секунд открылась и на пороге показалась Аня, одетая в розовый, махровый халат.

— Привет, сеструха, — поздоровалась я, шагнув внутрь квартиры, где вкусно пахло едой. — Давай, корми меня.

Сестра усмехнулась, поздоровавшись со мной.

Квартира у Ани и Антона была небольшой, но уютной и чистой. Я разулась и прошла по узковатому коридору на кухню, что была обклеена обоями кремового цвета.

Усевшись за овальный стол, покрытый синей скатертью с изображением белых цветов, я мельком глянула в окно. Мда, погода не радовала, конечно. Серое небо лило слезы в виде дождя, чьи капли прозрачными точками скатывались по стеклу, оставляя за собой кривоватые дорожки, а зеленые деревья, что росли во дворе, нещадно раскачивал ветер. Хорошо, что я не попала под дождь, а то бы пришла в гости к сестре вся мокрая.

— А ты чего есть-то будешь? — поинтересовалась Аня, открывая холодильник.

— Все буду, что съедобно, — оторвав взгляд от окна, с готовностью ответила я.

— Хорошо, сейчас налью тебе борща, — Аня, пожав плечами, принялась доставать из холодильника белую кастрюлю.

— Папа тоже просил твоей еды, — следя за тем, как сестра ставит борщ греться на плиту, задумчиво проговорила я. — Хотел попробовать то, чем ты кормишь зятя его.

Сестра усмехнулась, повернувшись ко мне и облокотившись на кухонную тумбу.

— Без проблем, налью и ему.

Борщ погрелся быстро, поэтому я, положив в тарелку с ним сметану, принялась с удовольствием его есть.

— А Антон где? — поинтересовалась между делом.

Аня села напротив меня, положив локти на поверхность стола.

— Скоро прийти должен, его на работу вызвали.

— А-а, ну да, работа это серьезное дело конечно, — с важным видом кивнула, продолжая поглощать суп с космической скоростью.

— Даш, такое ощущение, что тебя дома совсем не кормят, — заметила сестра, с усмешкой на губах наблюдая за мной.

— Кормят, — невозмутимо ответила я. — Просто вкусно очень.

— Антону тоже нравится, — с милой улыбкой сообщила Аня, задумчиво накручивая прядь шоколадного цвета на палец.

Вот, сразу видно, счастливый человек. Улыбка до ушей, глаза радостно блестят. Эх, когда у меня там муж-то будет? Папа часто говорит, что мой будущий муж меня либо убьет, либо сбежит. Одно из двух.

Я вздохнула и потянулась за хлебом, но будучи тем еще неувязком, умудрилась опрокинуть на себя тарелку. В ту же секунду с раздражением смотрела, как красная жидкость впитывается в черную ткань толстовки, создавая внушительное пятно. Хорошо, что борщ успел остыть, а то бы я была совсем злая.

Сестра, подняв брови, удивленно смотрела на меня, а потом, хихикнув, взяла тряпку с кухонной тумбы и принялась вытирать стол.

— Спасибо, было очень вкусно, — хмуро пробормотала, встав со стула. — Пойду в ванную, застираю хоть.

— Не расстраивайся, — послышалось мне вслед.

Я зашла в ванную комнату, стены которой были выкрашены в морской цвет и, стянув с себя толстовку, принялась ее застирывать, включив воду, что резво начала литься из крана. Что б было не скучно, решила спеть. Голос у меня звонкий, громкий, думаю, Аня точно заценит. Отвыкла уже наверно от моего прекрасного пения, которое я устраивала, когда принимала душ. Ну и что, что у меня слуха нет? Кого это волнует? Ну, меня, по крайней мере, это не волнует точно.

— Бюзгалте-е-ер, милый мо-ой бюзга-алтер, — напевала я, стараясь отстирать любимую вещь, — тако-о-ой большой, бюзгалтер мо-ой!

— Даш, — сквозь шум воды глухо послышался голос Ани за дверью.

Я, продолжая петь песню про бюзгалтер, приоткрыла дверь, умудряясь еще и пританцовывать.



Bounty

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться