Сэм

Размер шрифта: - +

Глава 16

— Эй, Ника, — прошептала я, прикрывшись тетрадкой. — Ведьма! Прием!

Поймав на себе грозный взгляд историка, сделала невинное лицо и выдавила виноватую улыбочку. Мы писали контрольную, поэтому нужно было вести себя тихо. Но я не умею! Какая досада.

Одногруппники, склонившись над партами что-то усердно писали, шурша страницами тетрадей. Соколов тоже склонился над тетрадью и тихо посапывал, уснув, чему я была не удивлена. Ника сидела рядом с ним, периодически его пихая локтем в бок, но ему, кажется, было плевать.

Я решила тоже написать хоть что-нибудь, чтобы не получить пару, а потом еще и по голове от мамы. Хотя, нет, не буду ничего писать. Ведь в мою голову пришла отличная идея, и пока я ее не забыла, нужно срочно сообщить о ней Николетте.

— Эй ты, ведьминская башка, — шипела я, перегнувшись через парту. — Ника!

Одногруппники, посматривая на меня, усмехались, но я не обращала на это никакого внимания, так как была занята важным делом.

Тут, мое лицо озарила коварная улыбка и я, резко выдрав двойной лист из тетради, быстро смяла его и ловко кинула в подругу. Но улыбка медленно начала исчезать с моего лица, когда заметила, что Ника наклонилась, чтобы поднять упавшую на пол ручку.

В итоге скомканный лист полетел в сторону историка, который что-то писал в журнале. Достигнув своей цели, мой снаряд попал ему по лбу, вызвав взрыв хохота моих одногруппников.

Стараясь не рассмеяться вместе со всеми, прикусила губу, съехав под парту. Сейчас, походу, на меня обрушаться ругательства историка, что и так, бедный, меня не переносит. Его строгий и недовольный взгляд медленно пробежался по кабинету, после чего остановился на мне. Густые, седоватые брови мужчины свелись на переносице, образовав глубокую складку.

— Самойлова! — грозно взревел он, заставив меня жалобно изогнуть брови. — Ты что себе позволяешь?!

— Дмитрий Алексеевич, я не специально, честно, — протороторила, высунувшись из-за парты.

Димка, который проснулся из-за смешков одногруппников,  недоуменно и хмуро осматривался, протирая глаза.

— Сколько можно, Самойлова?! Я устал терпеть твои вечные проделки. Это уже переходит все границы! — Гневно проговорил преподаватель, вызывая у меня приступы хохота. — Ты издеваешься надо мной?

— Нет, вы чего? Это нечаянно вышло! — Округлив глаза, сообщила я, сделав серьезное лицо.

— Еще одна такая выходка и ты пойдешь к директору, — предупредил меня историк, и, едва не скрипя зубами от злости, уткнулся в журнал.

В кабинете снова повисла тишина, контрольная продолжалась, а я с досадой вздохнула. Нике ничего сказать у меня так и не получилось, придется сделать это на перемене.

Что-то начиркав на листе,  принялась смотреть в окно, сквозь  которое пробивались лучи утреннего солнца. Там, за окном, виднелись верхушки домов,  зеленые деревья, что шевелили своими ветками, когда дул легкий ветер, и небо с кучей пуховых, белоснежных облаков. У меня появилось стойкое желание вскочить со стула и сбежать на улицу, но я, недовольно сопя, держала себя в руках. Просидев так оставшиеся десять минут и думая о чем-то, вздрогнула, услышав громкий звонок на перемену.

Одногруппники начали вставать и нести свои работы преподавателю. Я тоже подошла к Дмитрию Алексеевичу и положила свой лист в стопку, после чего быстро ушла, чтобы не заставлять историка нервничать. 

В шумном, светлом коридоре меня догнали Димка с Никой.

— Сэм, ты чего это на паре так разбушевалась? — поинтересовался с веселой улыбкой Соколов, а потом обиженно добавил: — Мне поспать не дала!

— Потому что надо было мне так, и вообще, — тут я загадочно улыбнулась. — Дело у меня есть одно.

— Надеюсь, это что-то адекватное, — хмыкнула Ника, обходя студентов, идущих навстречу.

Я закатила глаза.

— Слушайте внимательно, дети мои, — важно подняла указательный палец вверх. — Как насчет того, чтобы захватить Лильку и рвануть всем вместе в клуб? Круто я придумала, да?

Подруга задумчиво молчала, а Димка с радостным видом похлопал меня по плечу.

— Точняк, Сэмми, давно я в клубешнике не отжигал, — восторженно проговорил он. — Эй, Ведьма, ты чего зависла-то? Мы сегодня в клуб идем!

Николетта не очень любила такие места.

— Я подумаю, — сообщила она нам, откинув прямые волосы на спину.

Соколов, остановившись, притянул мою подругу к себе и обнял ее за талию.

— Никаких подумаю, мы идем сегодня в клуб, — смотря ей прямо в глаза, с озорной улыбкой сказал он. — Без тебя я туда не пойду.

— Ладно, — сдалась Ника, вздыхая и смотря на довольного Димку. 

— Отлично, а теперь двигаем на матан, — повиливая бедрами, скомандовал этот дурачок, шагая вперед, а потом обернулся на нас: — Ну, я кому сказал, бабы? А ну за мной!

Мы, хихикая, пошли за Соколовым, который, смешно танцуя, расталкивал народ и что-то напевал при этом.

Остальные пары пролетели быстро. На них мы обсуждали, куда пойдем и, в конце концов, остановились на клубе «Даймонд». 
Это было неплохое заведение с хорошей музыкой и просторными танцполами.

Предоставлю охранникам копию паспорта с поддельной датой рождения и пойду танцы танцевать. Мама меня, думаю, отпустит. Правда, поворчит сначала, но ради такого дела можно и потерпеть. И вообще, мне уже скоро восемнадцать стукнет.

Лильке позвонила, когда шагала в сторону дома. Она охотно согласилась пойти в клуб. Подруга любила танцевать, поэтому мою идею одобрила.

Скинув вызов, я заглянула в контакты, и зачем-то стала листать номера, пока шагала до дома. Мой взгляд наткнулся на один из контактов, записанный как «Май — ржущий попугай». Надо его переименовать, а то на меня тогда минутка поэзии напала.



Bounty

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться