Сэм

Размер шрифта: - +

Глава 31

Я, громко хлопнув дверью, зашла домой, недовольная, что меня оторвали от прогулки с Маем.

— Даша, — мама показалась в коридоре, сдув со лба непослушную прядку волос. На руках у нее были розовые, резиновые перчатки.

— Чего? — Хмуро спросила, скидывая чёрные слиперы.

— Давай скорее, я ничего не успеваю, — попросила она, всплеснув руками. — Гости вот-вот будут.

Я неохотно поплелась за мамой в сторону кухни, из которой слышался шум воды.

— Чего за гости-то?

Гостей мне встречать не хотелось. Моя душа рвалась на улицу.

— Семья Вайман, — отозвалась родительница, подходя к раковине.

— А потом я смогу погулять? — остановившись посреди кухни и смотря на то, как мама продолжает мыть посуду, спросила я.

— Даш, поставь тарелки на стол, — мама пропустила мои слова мимо ушей.

Я взяла стопку белоснежных тарелок с кухонной тумбы и принялась расставлять их на поверхность стола, что была накрыта бордовой скатертью.

— Мам? Ну так можно? — Закончив, снова спросила я.

— Что, Даша? — Родительница  обернулась, одарив меня немного раздраженным взглядом.

— Можно мне погулять потом? — Переспросила я.

— Дочь, ты чего? Гостей надо принимать всей семьёй. — Ответила мне мама, после чего принялась вытирать раковину.

Тут на кухне появился Серёжа. На его лице играла ухмылочка. Он явно слышал наш разговор.

— Мам, отпусти Дашку на улицу, её там парнишка ждёт, — плюхнувшись на диван, проговорил мой братец.

Родительница, обернувшись, изумленно взглянула на меня, а я тут же замахала руками.

— Нет, мама, у меня нет парня! — Тут же заверила ее, слыша сзади ехидные смешки Сережи.

Мне всегда было неловко, если кто-то из моей семьи узнавал, что я с кем-то встречаюсь или мне кто-нибудь нравится, поэтому я предпочитала хранить свои чувства в тайне.

— Идите протирать пыль, — с усталым вздохом велела мама, вручив нам с братом две тряпки.

Мы с Сережей, раздавая друг другу пинки, лениво зашагали в зал. Там брат и получил по лицу пыльной тряпкой за свой длинный язык. Потом у нас началась шуточная борьба, и пыль мы протерли уже не тряпками, а друг другом.

Через некоторое время из прихожей послышалось, как хлопнула входная дверь.

— Батя дома, — разлетелся по квартире громкий голос отца.

Мы с братом пошли встречать родителя. Обычно, когда он заходит домой, на душе сразу становится как-то спокойнее и веселее. От папы всегда исходила непередаваемая энергетика.

— О, здорово, черти! — Родитель нас крепко обнял.

Мы поздоровались с ним и направились на кухню. Мама все еще крутилась возле плиты, стараясь все успеть, в воздухе витали ароматные запахи еды. Хоть что-то меня порадует за этот вечер. По кислой мине Сережи, который со скучающим видом смотрел на стол, я поняла, что у него тоже были какие-то планы.

Тут снова раздался звонок в дверь, и мама, скинув фартук, поспешила открывать. Через несколько секунд из прихожей послышались голоса. Наша родительница обменивалась любезностями с гостями.

— Проходите, присаживайтесь, — сказала она, пропуская их на кухню. — Всё уже почти готово.

Теперь вокруг разносился шум голосов, лёгкого смеха и шагов. В основном болтали моя мама и тётя Лера, обмениваясь улыбками. Дядя Володя и папа что-то обсуждали в коридоре.

Полина и Ира — дочери дяди Володи и тёти Леры, оглядываясь и изучая кухню, сели за стол.

— Привет, Даша, — поздоровалась Полина, откинув копну тёмных волос на спину. — И привет Прилагательное. — Холодный, не по годам умный взгляд серых глаз устремился на моего брата.

Ира предпочла промолчать. Видимо, эта царская особа не считала нужным разговаривать с теми, кто младше её. Она вообще мне никогда не нравилась. Сейчас эта мадам, поджав тонковатые губы, смотрела куда угодно, но только не на нас.

— Ещё раз так меня назовёшь — и твои ноги будут торчать из унитаза, — предупредил Полину Серёжа, накладывая себе в тарелку запечённый картофель.

Темноволосая лишь закатила умело накрашенные глаза и посмотрела на меня.

— А ты все хорошеешь, — заметила она, растянув пухлые губы в улыбке.

Не знаю почему, но меня Полина любила и даже уважала, несмотря на то, что имела ужасный характер и была самой настоящей проблемой для своих родителей. Когда-то, правда, я услышала краем уха от мамы, что тётя Лера является мачехой для Полины, но не стала вдаваться в подробности. Может быть, я что-то не так поняла? Впрочем, меня это и не касается.

— Спасибо, — я улыбнулась Полине в ответ. — Ты тоже.

Очень скоро за стол сели и взрослые, продолжив оживленно разговаривать на разные темы. Тётя Лера хвалила платье моей мамы, не переставая улыбаться. Иногда мне казалось, что у неё лицо треснет. Её улыбка выглядела фальшивой и натянутой. Папа травил анекдоты, дядя Володя хохотал, Ира молчала, так и не притронувшись к еде, Полина за всеми с интересом следила, а мы с Серёжей уплетали еду за обе щеки. Нам было не до разговоров.

Наевшись до отвала, мы сочли неинтересным тухнуть за столом и слушать разговоры родителей, поэтому направились в зал. Полина и Ира последовали нашему примеру. Правда, последняя очень быстро потом куда-то смоталась. Странная девчонка. Она всем своим видом показывала, что не рада находиться в гостях и что ни с кем не желает общаться. Слишком высокомерна.

Полина тоже не была ангелочком, и я знала, что эти двое друг друга терпеть не могут. Младшая из семейства Вайман вообще редко с кем-то находила общий язык. Чаще дралась со всеми и устраивала в школе грандиозные скандалы. Хотя, по ней этого не скажешь. Выглядела она очень мило и женственно.



Bounty

Отредактировано: 06.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться