Семь братьев для Белоснежки

Размер шрифта: - +

Глава 2. О ВЫДАЮЩИХСЯ БРАТЬЯХ

Алена и ее отец начали собирать вещи заранее, за несколько дней до отъезда. Если все оставить на последний день – точно что-нибудь забудешь. Слава богу, папа не планировал продавать квартиру. Учитывая, что он явно попал под злые чары какой-то ведьмы, можно было ожидать и этого, но обошлось.

Слишком много вещей тоже решили не брать – только на первое время. Папа пообещал Алене, что они приедут сюда на несколько дней во время ее осенних каникул, и это тоже внушало Алене надежду, что все еще не слишком запущено.

Алена перебирала письменный стол в поисках вещей, которые ей могут понадобиться уже в первое время. Оказалось, что таковых немного. Для школы все можно купить на месте – везти с собой тетради, ручки, линейки глупо, только лишний груз. Дневник она не вела, записи делала не в блокнотах, а в смартфоне, постеров и прочей сувенирной ерунды с музыкантами и актерами у нее отродясь не было. В итоге она только сняла с полки над столом две рамки с фотографиями: на одной были запечатлены двухлетняя Алена с папой и мамой, на другой – десятилетняя Алена с папой. Фотографий с мамой было мало, поэтому Алена их берегла.

Говорят, если дочь похожа на отца, ей суждено быть счастливой. Насчет счастья пока сказать трудно, но Алена, безусловно, была папиной дочкой. Ни капельки не похожа на маму – светловолосую и сероглазую. Она была копией своего отца – каштановые волосы, зеленые глаза, та же форма носа и бровей. Даже подбородок папин. И еще улыбка. Алена очень гордилась, что у нее папина улыбка. Но несмотря на почти абсолютное сходство с папой, глядя на фотографии своей мамы, Алена чувствовала связь с этой, вроде бы, незнакомой – ведь Алена совсем не помнила ее, – и в то же время родной женщиной.

- Если бы ты знала, мама, что наш папа попадется в сети какой-то старой ведьмы, ты бы ни за что нас не бросила, - со вздохом вслух произнесла Алена. – Он никогда не был легкомысленным, мы с тобой это хорошо знаем. А значит, все просто – его разум затуманили колдовством. Но ты не волнуйся. Я его в обиду не дам.

Она завернула каждую фотографию в упаковочную бумагу, и обмотала их специальной пленкой для бьющихся предметов. Потом подошла к книжному шкафу. Сняла с полок словари, которыми привыкла пользоваться, а потому не хотела менять их на другие, и самые любимые книги. Подхватив стопку с книгами и упакованными фотографиями, Алена направилась в залу, где они с папой собирали вещи. Книги она аккуратно сложила в одну из коробок, а фотографии решила везти с собой – они отправились в дорожную сумку.

Папа укладывал в одну из коробок необходимые ему для работы книги по кардиологии. Из поликлиники, где он работал последние семь лет, папа уволился, а на новом месте его уже ждала новая работа. Специалистам его квалификации всегда были рады в любой поликлинике, поэтому подыскать место оказалось несложно.

Алена решила, что пора зондировать почву.

- Пап, я тут подумала, - начала она как бы между прочим. – Вам ведь не обязательно сразу жениться? Зачем торопиться, да? Вы можете пожить вместе. Ну, знаешь, как говорят: проверить совместимость характеров.

Отец внезапно перестал упаковывать коробки и, натужно выдохнув, улыбнулся дочке. Алена сразу напряглась – папина улыбка выглядела виноватой.

- Знаешь, Аленка, - начал отец, - тут такое дело...

- Па-а-ап?

«У меня плохое предчувствие» - в панике подумала Алена.

- Аленёнок, Лёшка, - внезапно вспомнив все глупые прозвища дочери, которые сам же когда-то и придумал, сказал отец, при этом продолжая виновато улыбаться, - ты только не злись, что я тебе не сказал раньше, просто... Мне показалось, для тебя это будет как снег на голову. В общем... мы с Алочкой официально уже муж и жена.

У Алены земля ушла из-под ног. Она была настолько потрясена, что с трудом вникала в то, что отец говорил дальше:

- Мы расписались сразу же после конференции. Это получилось так спонтанно...

Алена едва не застонала от отчаяния.

Она знала, что папа познакомился с Альмой, которую почему-то решил ласково именовать Алочкой, во время командировки на конференции кардиологов. Альма Каффа была главой какого-то благотворительного фонда. Ее первый муж вроде бы умер от болезни сердца и после этого на деньги, которые он ей завещал, она основала фонд, чтобы спонсировать медицинские программы, связанные с сердечными болезнями... Короче говоря, Алена плохо в этом разбиралась, но кое-что поняла прекрасно: папино «спонтанно» означает только одно – этой черной вдове как-то удалось затуманить его разум и женить на себе. А теперь они едут в другой город – прямо в сети, расставленные этой коварной женщиной. А единственный родитель так лучится от счастья, что сразу видно – что бы она ему сейчас не сказала, голоса разума он не услышит.

Она-то, наивная, полагала, что у нее еще есть время. Что все не настолько серьезно. Подумаешь, люди решили пожениться. Как решили, так и передумают. А тут уже, оказывается, свершившийся факт! Да это просто... Караул. Пока она думала, что у нее собираются украсть отца, его уже украли, только она оставалась все это время в неведении.

Алена готова была дать голову на отсечение, что молчание отца, с которым у них никогда не было никаких секретов друг от друга, - это дело рук его старой ведьмы. Наверняка она заклинаний ему в ушко нашептала, чтобы до последнего держал их скороспелый брак в тайне от дочери.



Екатерина Слави

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться