Семь братьев для Белоснежки

Размер шрифта: - +

Глава 3. НЕНАВИСТЬ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

Алена вышла на перрон следом за отцом. Огляделась. Справа, в двух шагах, увидела спуск в подземный переход. Рядом табличку с цифрой пять.

«Пятая платформа. Занесло, однако...»

На платформе сновал народ. Кого-то из приехавших на этом поезде встречали, кого-то нет. Одни катили за собой чемоданы на колесиках, другие были налегке – с дорожной сумкой через плечо. Алена рассчитывала, выйдя на улицу, сразу почувствовать летнюю жару, но здесь было легко и прохладно. Она запрокинула голову вверх. Теперь понятно – крытые платформы, солнце сюда не проникает.

- Альма! – вдруг радостно воскликнул отец, и Алена моментально забросила изучение вокзала.

«Наконец-то я увижу эту старую ведьму», - успела подумать Алена, перед тем как взгляд наткнулся на возникшую перед ней женщину.

Слегка полноватая брюнетка в этот самый момент ослепительно улыбнулась ее отцу, и они обнялись. Алена, не сдержавшись, цыкнула от досады и окинула придирчивым взглядом папину новоиспеченную жену.

Идеальная стрижка под каре. Одета, как киношная американская домохозяйка среднего класса – классический покрой и пастельные тона. Изящное ожерелье на шее усиливает эффект от ослепительной улыбки, а белые босоножки на невысоком каблуке подчеркивают стройность ног. Темные глаза в обрамлении длинных, как у фотомодели, ресниц сияют, словно у влюбленной девицы, а морщины... Морщин нет – только вокруг глаз веером расходятся лучики.

«Да как она смеет выглядеть моложе своих лет! – мысленно бесилась Алена. – Из-за этого, называя ее старой ведьмой, я не получаю никакого удовлетворения!»

- Альма, дорогая, познакомься, - произнес отец, слегка обняв Алену за плечи. – Это моя Аленка.

Темноглазая женщина с радушием взяла свободную руку Алены в свои ладони и мягко сжала.

- Очень, очень рада наконец-то познакомиться с Сашиной дочкой, - сказала она. – Он мне столько о тебе рассказывал!

Алена изобразила на лице кривую улыбку, чувствуя легкую оторопь из-за демонстративного гостеприимства Альмы.

«Как банально... «Очень рада»... «Столько рассказывал»... И не надо на меня сиять!»

Алена хотела выдернуть руку и отвернуться от сияющего лица этой женщины, но изо всех сил сдерживалась – папа расстроится, если она покажет неприкрытую неприязнь к его любимой Алочке.

- Егор, помоги Алене с вещами, - сказала в этот момент Альма.

Алена, озадаченно поморгав, перевела взгляд влево. Она так придирчиво рассматривала жену своего отца, что только сейчас обратила внимание на стоящего рядом с ней мужчину.

Молодой. Навскидку – лет двадцать пять. Один из ее сыновей? Алена на всякий случай посмотрела по сторонам – вроде бы, больше никого поблизости, а то вдруг папина Алочка решила сюда привести для торжественной встречи всех своих детей?

Взгляд Алены вернулся к спутнику Альмы. Случайно остановился на его волосах и невольно задержался. Странный цвет: слишком светлый для каштанового, слишком темный для рыжего. Похож на... карамель.

Когда Алена была маленькой, папа часто покупал ей сгущенное молоко в жестяных банках. Чтобы оно было вкуснее, они варили его, а когда открывали банку, белая сгущенка становилась коричневой, цвета карамели. Вот и у него волосы были такие же – карамельные. Необычный цвет. Красивый и теплый.

Алена оторвалась от созерцания его волос и встретилась с ним взглядом. Ого! А глаза наоборот – колючие и холодные. Серые, как небо перед дождем.

- Я возьму. – Голос у него был низкий и глубокий; Алена даже разозлилась на себя, потому что в отличие от его внешности, его голос ей сразу понравился – даже несмотря на то, что в нем были явно слышны недружелюбные нотки.

Егор протягивал к ней руку. Алена не сразу вспомнила, что Альма попросила его помочь с вещами. Это, наверное, потому что, судя по выражению его лица, он совсем не горел желанием нести Аленкины вещи. И вообще, похоже, был отнюдь не рад приезду мужа его матери, да еще и с дочкой.

«Я между прочим, тоже не жажду с вами породниться», - мстительно подумала Алена, протягивая ему сумку.

- Егор, - с гордостью представила его Альма, - мой третий сын.

- Очень приятно, - сказал отец Алены и протянул руку. – Александр.

Егор пожал протянутую руку и кивнул, не сказав при этом ни слова. Карамельные волосы на миг скользнули волной вперед, но их владелец тотчас же откинул их назад движением руки.

«Он со съемок рекламы шампуня, что ли, сбежал? «Ваши волосы станут мягкими, как шелк»... - сыронизировала мысленно Алена. – Значит, есть еще двое старших и... Сколько там, папа говорил, детей у этой старой ведьмы?»

На этой мысли Алена скривилась.

«И как теперь называть ее старой, если она выглядит ничуть не старше папы? – тайно злилась Алена. – Она омолаживающие зелья пьет, что ли, ведьма эта?! Точно пьет! Не может нормальная женщина в сорок восемь лет выглядеть, как чуть-чуть располневшая голливудская актриса!»

- Саша, Алена, - проворковала Альма, - вы, наверное, не завтракали? Может, нам зайти куда-нибудь – покормить вас? Возле вокзала есть пиццерия и очень хорошая пельменная...



Екатерина Слави

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться