Семь дней уходящего года

День седьмой. Сказочный

 

Серёжа ушёл поздно вечером – никак не мог оторваться от меня. Это было волшебство. Что-то такое настоящее и правильное. Никогда ещё секс не был настолько чистым и светлым. Это как будто домой вернуться. А тут тепло, уютно, чисто. Петя встречает. Всё своё и родное, привычное. Вот то же самое и с Серёжей: никаких сомнений и колебаний.

– Мне надо вернуться домой, – смотрит он на меня немного смущённо и виновато. – Я не свободен. У меня обязательства…

И меня словно по башке – тюк! Мозги мои в обморок – хрясь! А я сама – как скорбный памятник рухнувшим надеждам и мечтам – одинокий столб, на который не влезть без страховки. Не влезай, а то убьёт!

– Это не то, о чём ты подумала, – гладит он меня по щеке, как маленькую девочку. Пытаюсь уклониться, но он только с шумным выдохом прижимает к себе покрепче. – Тише, тише, Настя. Завтра я вернусь – и ты всё поймёшь. Пожалуйста, прошу только поверить мне. Это же несложно?

Ну, так-то да. Конечно. Но я никогда не отличалась ни терпением, ни умением стойко держать оборону. По этим вопросам у нас Соня великий спец. Вселенское спокойствие ей имя.

Я подёргалась в железных объятиях, поняла, что это бесполезно, и затихла.

– Хорошо. Пусть будет завтра, – постаралась сказать спокойно, а вышло горько. Видимо, Соня права: он женат, а я… раскатала губу, расслабилась, и вот сейчас, когда вдруг показалось, что птица Счастья и ко мне в дом радужный хвост запустила, всё не так однозначно, как мечталось.

– Я вернусь, – натягивает он вещи и оборачивается у двери. Машет рукой на прощанье и уходит.

Я хотела было упасть и побиться в истерике, но тут мой Петя потёрся о ногу и мурлыкнул. И тут меня осенило: это очередной квест. Испытание. Как питомники для животных и театр. Как скромное кафе и носатый Поэт. Я для него как древняя и очень ценная посуда, но пылинки с меня сдувать не собираются, а испытывают на прочность: гожусь или не гожусь для нужд человечества. Ведь посуда создаётся не для любования, а практичного применения.

– А пойдём-ка мы спать, Пётр Тимофеевич, – сгребла я кота в охапку и завалилась на кровать. Петя теплый и чистый. Пушистый и добрый. Почти. Ну, сейчас – так точно. Он урчит довольно и вытягивает лапы. Растопыривает «пальчики», показывая когти, а потом сворачивается клубком, и я под его мерный тракторный грохот засыпаю.

Не можешь решить проблему, – любит говорить моя мама, – ляг и поспи. Хорошая стратегия, между прочим. Проверено на себе, рекомендую!

Я просыпаюсь оттого, что на душе хорошо. Кот, конечно же удрал ночью, но потом всё же примчался и спал у меня в ногах. Моё рыжее настоящее чудо. Мой товарищ и собеседник. Существо, которому я нужна и который очень нужен мне.

Канун Нового года. Последний день, что уйдёт и откроет двери, чтобы впустить в жизнь что-то необычное. Я как девочка верю в это. Потому что жить скучно – неправильно. Жить изо дня в день по накатанной дороге – скучно. Потому что хотя бы раз в году нужно ждать чудес.

Уборка и кухня. И, какая жалость, нет ёлки и мандарин. Зато раздаётся звонок домофона.

– Никого нет дома! – выдаю мстительно и сварливо и слышу весёлый смех Серёжи.

– Открывай Деду Морозу дверь!

Ну, разве что Деду Морозу. А так бы и не впустила. Хотя кого я обманываю?.. Я его ждала. С объяснениями.

В дверях вначале появляется ёлка. Зелёная, настоящая, пахнущая смолой. Затем входит он, Чёрное пальто.

– Честно говоря, я ждала красный тулуп, искусственный нос и белую бороду. А ещё – волшебный посох.

– У меня есть кое-что получше: мандарины и причина моей несвободы, – улыбается Сергей, и я наконец-то опускаю глаза вниз, смотрю на его руки. Там – большой пакет и переноска.

Пакет осторожно ставится на пол. У переноски открывается дверца.

– Мяу! – осторожно высовывает нос кошка и нюхает воздух.

– Мурмяу! – отвечает Петя и приближается к лохматой серой девушке.

– Её зовут Марфа. Мара или Мафа – уж кому как больше нравится. И, как ты понимаешь, я не мог бросить её в одиночестве ни вчера, ни сегодня. Зато мы вместе пришли в гости, чтобы отпраздновать Новый год. У нас теперь есть всё: ёлка и мандарины, хорошее настроение, кот и кошка – Петя и Мафа.

– Есть Серёжка и есть Настя, – вторю ему, чувствуя, как почти отрываюсь от земли – так мне легко и здорово. – А ещё есть оливье.

– А игрушки?

– Целый ящик игрушек!

– А гирлянда?

– Вот с гирляндой не повезло, – огорчаюсь на миг.

– Значит кто-то молодец, – достаёт Сережа из пакета коробочку. – Я подумал: много радости не бывает.

Не знаю, что делали Петя и Марфа, а мы целовались. Сладко и долго. В доме пахло сосной и мандаринами. А ещё – счастьем. Самым настоящим. Тем, что не закончится с боем курантов и не исчезнет, когда пройдёт самый домашний и самый волшебный праздник.



Ева Ночь

Отредактировано: 28.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться