Семь кругов апокалипсиса

Размер шрифта: - +

Семь кругов апокалипсиса

Круг третий: Самое страшное оружие

Эта планета была обречена — Джи Эй знал об этом уже тогда, когда она только-только появилась на экранах их кораблей, гасивших подлетную скорость всеми соплами своих маршевых двигателей. Она казалась слишком безмятежной и беззащитной, но была опасной только потому, что на ней теплилась чужая жизнь. Сделанных шагов уже не отменить, но, глядя на голубую с белыми прожилками облаков планету, которая должна была стать их очередной целью, он вдруг впервые испытал странное чувство. Частично оно было похоже на зависть — он завидовал аборигенам, владевшим этим лазоревым шариком, — частично напоминало горечь по покинутой Родине, следы которой затерялись в переплетении межзвездных трасс. Джи Эй как-то слышал, что психологи называют подобное чувство ностальгией, и знал, что она превращает людей в мягкотелых и сентиментальных идиотов.

Весьма опасное чувство для воина, идущего в авангарде космической армады.

Он попытался разобраться в этом чувстве, чтобы безжалостно уничтожить в зародыше любые проявления слабости. Поразмыслив пару минут, пришел к выводу, что из всех виденных им ранее планет эта была самой прекрасной. Возможно, даже более прекрасной, чем Ариула — его родной мир. Он покинул его более десяти лет назад, влекомый ненасытной жаждой новых ощущений.

Жаловаться на скуку ему не пришлось: этих самых ощущений он получил сполна. За прошедшее время армада посетила двенадцать звездных систем, семь из которых оказались пригодны для колонизации.

Проблемой было лишь одно: все эти планеты были заражены местной формой жизни.

Впрочем, армада была готова к такому повороту событий: в ангарах ее гигантских кораблей скрывалось более пятидесяти миллионов искушенных в битвах воинов, каждый из которых был готов на любой подвиг во имя далекой Родины. И они исполняли свой долг, зачищая открытые миры от менее удачливых конкурентов.

На трех планетах Мирселинового сектора особой работы не было: жизнь там не успела развиться до разумной стадии и застряла на уровне примитивных животных. Охотиться на живность было одним удовольствием, особенно если учесть, что ее мясо не только было пригодно в пищу, но и оказалось достаточно вкусным. Интенданты довольно потирали руки, забивая трюмы кораблей обслуживания нежданным трофеем. Джи Эй подозревал, что часть прибыли от экспедиции непременно застрянет в их карманах. Но это его особенно не расстраивало: каждый воин имел такие же шансы разжиться собственным капиталом, сбывая тем же интендантам ценные побрякушки, захваченные в бою.

Такая возможность предоставилась им на оставшихся трех планетах, лежащих в Радонитовом и Терракотовом секторах. Ради разнообразия их назвали Белым, Желтым и Зеленым мирами по преобладающему оттенку в окрасе планеты. Три разумных мира на уровне Постижения Мудрости. Справиться с их обитателями не представляло большого труда. На совещании у Консорта капитаны кораблей приняли решение атаковать такие планеты силами трех эскадр, чтобы не превысить разумной сметы расходов.

Джи Эй был в числе тех тридцати миллионов, кого можно было назвать счастливчиками. Ибо он попал во все семь экспедиций. Немногие получили такой шанс вписать в свою биографию события, о которых не стыдно будет рассказывать детям и внукам.

В начале этой самой биографии у него был бой, заставивший его задуматься, какую роль играет Провидение в мировом порядке.

Свое крещение мечом он прошел в желтом мире, который был засыпан песком, словно морской пляж где-то в тропическом поясе Ариулы. Вся его немногочисленная жизнь теплилась в паре сотен оазисов, неравномерно разбросанных по лику планеты. Вода там достаточно близко подходила к поверхности, дозволяя растениям и животным насладиться всеми прелестями их несовершенного существования. Морей, а уж, тем более, океанов в этом мире не было. Всё его богатство составляли три десятка озер да несколько полноводных рек, несущих свои воды с заснеженных полярных гор. Такой расклад не слишком обрадовал казначея экспедиции, и вначале руководство армады не собиралось высаживать здесь десант: слишком суровые условия планеты обещали обернуться значительными расходами на терраформирование1. Но результаты химического анализа поверхности круто изменили их мнение. Весь песок оказался в буквальном смысле бриллиантовым, представляя собой редкую модификацию углерода, который флот использовал в термоядерных реакторах своих звездолетов. Это в конечном итоге и склонило чашу весов в пользу вторжения.

Под восторженные крики оставшихся на орбите товарищей и бодрый ритм боевых барабанов две сотни десантных челноков покинули ангары кораблей-носителей и расходящимся веером устремились к поверхности планеты — по одному на оазис. Каждый из них нес на своем борту по сотне уверенных в себе адептов фортуны, мечтавших о боевых подвигах и немеркнущей славе.

Аборигены оказались такими же двуногими и двурукими гоминоидами2, как и сами ариуляне. Правда, цвет их кожи был иссиня-черным, как ночное небо на закате дня. От жгучего солнца их прикрывали какие-то домотканые лоскуты, подвязанные в талии тугим пояском и плотно покрытые весьма замысловатыми узорами или письменами. А их убогие жилища представляли собой сложенные из каменных блоков сооружения, скрепленные посредством местного подобия цемента. Некоторые дома все же поражали своими размерами и смелым дизайном. Глядя на них, Джи Эй тогда впервые подумал, что неплохо было бы изучить язык этих тварей, чтобы понять, что и зачем тут понастроено. Но потом здраво рассудил, что стратегам виднее, какие навыки формировать у воина, чтобы тот не ведал поражений в бою.

Как и ожидалось, действенного сопротивления аборигены не оказали. Не могли оказать в принципе. Разве способны были их бронзовые топоры и примитивные мечи спорить с бластерами и нейтронными бомбами? Еще за сутки до десанта бомбардировщики сбросили на планету двести таких зарядов — по одной на каждый оазис. Чтобы они выполнили грязную работу. Десант должен был провести окончательную зачистку, избавив будущих колонистов от никому не нужных инцидентов. По расчетам стратегов, после превентивного удара должно было выжить около двадцати процентов первоначального населения, так что сотни воинов должно было с лихвой хватить на территорию в несколько десятков тысяч квадратных километров.



Darth Veter

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться