Семь понедельников подряд

Размер шрифта: - +

19. Находка

                                                      19.

 

- Девушки, это дорога на Вараксу? – спросил субъект, оглядев нас с ног до головы и обратно. Мне показалось, что он сейчас цыкнет зубом и смачно сплюнет.

Я уже хотела ответить, что да, это дорога на Вараксу, но Светка опередила меня и вылезла вперед:

- Нет. Вы заблудились. Надо вернуться до развилки и по другой дороге километров пять.

- Спасибо, девушки! – субъект нырнул обратно, стекло поднялось. Машина сдала задним ходом, круто развернулась и, свирепо взревев, прыжком взяла с места.

Мне захотелось сказать, что Светку явно поторопились выпустить из психушки, но я сдержалась и вполне мирно поинтересовалась:

- Совсем дура, да?

- А что такого? – удивилась Светка. – А если это они?

- Кто бы там ни был, они скоро убедятся, что ты их наколола, вернутся, и тогда... В лучшем случае попросят оплатить затраченный попусту бензин. Повторяю, в лучшем случае.

- Пока они будут искать развилку, мы дойдем до места, все сделаем и благополучно смоемся.

Я только глазами захлопала. Что тут можно было сказать? Разве что повторить про семь бед и один рисет.

 

Пока Светка отсчитывала свои сотни шагов, я обдумывала сюжет. Если всю эту идиотскую историю покрутить так и эдак, кое-что подправить, кое-чего добавить... Короче, прикидывала, можно ли из данного отхода жизнедеятельности смастерить конфетку. Конфетка получалась так себе. Гораздо хуже соевого шоколада. К примеру, эти наши походы в лес с непременным попаданием в озеро или болото. Как-то это выглядит не слишком правдоподобно. Вот если бы мы пришли на симпатичную лужайку площадью в шесть соток, вскопали ее на глубину трех метров и ничего не нашли – тогда да, это похоже на правду. Хотя и не слишком интересно. Обратный вариант – разок копнули и нашли дубовый сундук – это интереснее, но совсем уж надуманно.

- Света, - обернулась я. – Обещай мне одну вещь!

- Какую? – на всякий случай недовольно нахмурившись, отозвалась Светка.

- Пообещай мне, что если мы и на этот раз ничего не найдем, то немедленно уедем.

- Клянусь! – как-то уж слишком добросовестно и с готовностью ответила она.

Между тем, стало уже совсем светло, и я вдруг поняла, что местность мне знакома. Похоже, я заразилась от Светки. Все правильно, с кем поведешься, так тебе и надо.

И все-таки... Я определенно здесь уже была. Вот сейчас должна быть сломанная береза, похожая на шлагбаум... Точно! Вот она. Все ясно. Именно здесь я бродила, заблудившись сразу после приезда в Вараксу. Странно, по моим представлениям, тогда я была совсем в другой стороне. Выходит, здорово нарезала кругов. Если память мне не совсем изменила, то скоро мы выйдем к избушке на поляне.

Избушка действительно показалась метров через тридцать, и курс наш пролегал прямо через нее.

- Все, - растерянно сказала Светка, когда мы подошли к крылечку из одного полусгнившего бревнышка.

- Ты уверена? – глупо спросила я.

Даже со всеми скидками-накидками искомая точка находилась в хибаре. Конечно, мы могли промахнуться с направлением, ведь в лесу трудно идти по прямой, да еще и шаги одна нога норовит сделать длиннее, загребая при этом в сторону. Может быть, мы просто сбились с пути, только и всего? Достаточно всего-ничего уклониться от правильного направления, и в конце пути промашка эта даст изрядное расстояние от нужного места.

- Не думаю, - покачала головой Светка. – Я очень старалась.

Нет, это бесполезно. Ее ничем не прошибешь. Не стоит даже и пытаться. Пусть поищет, убедится, что ничего нет, и мы с чистой совестью отсюда свалим. Если, конечно, успеем. И нам позволят это сделать. Только бы она не заставила меня землю рыть. Тут уж я твердо решила – без меня.

- А может, действительно там? – брезгливо морщась, Светка приоткрыла дверь избушки. – Может, там тайник какой-нибудь?

- Ну, давай поищем, - смиренно согласилась я: все лучше, чем устраивать раскопки. – Кстати, я здесь уже была, когда заблудилась. Вот смешно будет, если что-то найдем.

Как только я зашла в домик, на меня обрушился тот самый запах, который так мучил меня невозможностью вспомнить его происхождение. Именно здесь пахло густой прелью, гниющим деревом и травой, торфом, еще чем-то непонятным – то ли старой, заскорузлой одеждой, то ли... нет, не знаю даже, чем. Именно этот запах пропитал насквозь Федьку. Или наоборот, избушка пахла Федькой? Получается, что он частенько здесь бывает. Вот и бутылка – она по-прежнему лежала у стены. Как-то я в тот раз не обратила внимания, что бутылка не просто современная, а сравнительно чистая, не покрытая многолетней грязью. И, между прочим, из-под недешевого коньяка, вот так.



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 08.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться