Семь пятниц для Сони

4.

4. 

ПЯТНИЦА #3 

В это утро пробежка мне далась тяжелее. Чувствовалось приближение выходных. 

Неделя была насыщенной, даже очень, учитывая тот факт, что я готовила доклад для конференции. Да-да, мне сейчас необходимо отстаивать свое звание и репутацию научного сотрудника, руководителя кафедры. Ну, и нос, конечно, Половцеву утереть, что не зря я скандалила  по поводу своего места. 

А ещё голова забивалась все чаще ненужными мыслями, которые иногда мучили до бессонницы. Я находилась в подвешенном состоянии, ожидая, что на этот раз выкинет Ряземский. 

В себе разобраться время было. И я поняла одно – я боюсь. Боюсь его жутко. И не потому что он какой-то страшный или непонятный. Мне просто нужен был мужчина менее сильный, наверное. Из-за наших характеров, упертости эти отношения обречены. Если вообще они возможны. Но так же я знала, что нас тянет друг к другу. Не просто так же он затеял эту игру. Он уже начинает манипулировать моими эмоциями, а я ведусь, как та марионетка. Мои прирожденные лидерские качества этого не выдерживали. 

Да, было много минусов, которые не могли перекрыть все имеющиеся плюсы, но противостоять ему я всё ещё могла, поэтому держалась за эту малую крупицу разума. 

Рабочий день тоже дался тяжело, хотя я фанатела от своей работы. Не знаю, наверное давила наступившая осень, превращая меня в сонную муху. И единственным моим желанием, было добраться домой, залезть под одеяло, и чтобы меня никто-никто не трогал, хотя это практически невозможно в большой семье. И это желание было вызвано ещё одним обстоятельством, Ряземский уже в городе. Поэтому мне просто нужно спасаться. 

-Пойдем куда-нибудь после работы, – предложение от Ниночки последовало именно в тот момент, когда я решила все планы на вечер. 

-А тебе разве не нужно нестись домой, кормить своих мужиков? – поинтересовалась я. 

-Сегодня не нужно. Я с утра их так отчихвостила, даже мелкого, что они у меня ещё неделю по стеночке ходить будут. Поэтому мать сегодня просто обязана уйти в загул. 

-Не хочу, – надула я губки. 

-Ответ не правильный. Подумай ещё разок, кто выслушивал твои гневно-слезные тирады по поводу Половцева и пил вместе с тобой? 

-Режешь без ножа, – вздохнула я тяжело. Дружба на то она и дружба, чтобы выслушать подругу, даже если этого совсем не хочется. Надо, Федя, надо! 

-Только давай, какое-нибудь глухое место, чтобы Ряземский если что меня не нашел. 

-Даже так! О, подруга, ты просто обязана объяснить, что это значит. 

Объясняла я ей все по дороге. Рассказывала все в подробностях, правда, не в мельчайших. 

-Ты представляешь, что было дома? Я, конечно, девочка взрослая, но сестра мои вниманием Ряземского не обошли. 

-Доставали? 

-Не хуже, чем ты. Даже, наверное похлеще. С мамой знаком, с папой тоже, теперь замуж осталось собраться и сменить фамилию, – я вошла первая в уютное нутро бара, которое нас приняло, как своих давних гостей. Главное, здесь было немноголюдно, достаточно тихо и можно было выпить. Этих трёх составляющих для меня было вполне достаточно. 

-Ну, судя по твоим рассказам, все так и будет. А, может, он и правда маньяк какой-нибудь?  

-Знаешь, всё же приятнее думать, что я ему нравлюсь, – усмехнулась я. 

Радость от предстоящих выходных переполняла с головы до ног. Поэтому без зазрения совести, я  опустошила первую стопку текилы. А она зашла, словно старый друг в гости. И так хорошо стало, мы же так давно не виделись. И нам было о чем поговорить, и что обсудить. 

И уже, в принципе, стало не важно, что через час в баре стало больше народу, что шум превысил допустимую для меня норму. Даже рассказы Нины о семейной жизни стали намного жалобнее. И у меня был весёлая партия в бильярд с незнакомым  мужчиной. Конечно, специалистом в этом деле я себя не считала, но вот Сашкин бывший муж уж очень хорошо играл.  

А ещё…ещё я даже не напряглась, отвечая на незнакомый номер.  

-Софья Михайловна, не помешал? – от звука голоса ощущение было, словно меня ударили под дых. Ноооо… Текилушка во мне вдруг вспомнила, что может дать чуточку смелости. Именно в той дозе, которая была во мне сейчас, всего лишь чуточку.  

-Помешали! Я ожидала Вас на стоянке, но свой шанс, Мишенька, ты упустил! Все! Я недоступна, – кнопка отбоя и я победно улыбаюсь. А он снова начинает звонить. Сбрасываю. Ещё раз. Ставлю на беззвучный режим. Телефон от вибрации двигается по барной стойке, пока мы с Ниночкой пьем очередную порцию.  

Подруга моя балуется русской водочкой. В принципе, из алкогольных напитков она признавала ее и свои настоечки, которые закатывала в бутылки по осени.  

О! Этот период я особенно любила. Дома мы закрутки давно уже не делали, так как папа считал, что это бесполезная трата времени. Можно купить свежие хорошие овощи даже зимой.  

А вот у Нины был особый ритуал, к которому иногда даже я допускалась. Мы с ней выбирали выходные, ехали на дачу. Вокруг буйными красками расползалась осень. А мы в небольшом домике на веранде днём делали салатики зимние, ещё что-нибудь мариновали. А вечером устраивали посиделки с домашним вином, какой-нибудь вкуснятинкой. Часто к нам присоединялся кто-нибудь из моих сестёр, но этот ритуал для меня проходил ежегодно. А холодной ночью мы кутались в теплые одеяла и спали в носках и теплых вещах. 



Виктория Осадчая

Отредактировано: 03.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться