Семь рыбок золотых и одна черная

Размер шрифта: - +

17

Она не сразу поняла, что он говорит.

—Решил? Как? Почему?

—Прости, я не могу тебе этого объяснить, но нам нужно развестись.

—Постой, постой! Как это – не можешь объяснить? А – я? Моего мнения не требуется? Ты шляешься с проститутками, а потом говоришь – надо развестись?

Лика затряслась мелкой дрожью, и драконы зашевелились вместе с ней. Андрей отвечал жене, но не смотрел на неё, а только видел, как драконы метались в нервном танце.

—Лика, опомнись! Что ты говоришь? Я был у Максима, – Андрей невольно стал оправдываться.

—Я сижу дома, жду его…

—Вот, именно: сидишь дома. А почему ты не работаешь?

Лика стала переходить на крик.

—А что, нам стало не хватать на жизнь? Я позвоню маме, и она пришлёт денег.

—Дело не в деньгах.

—А в чём?

—Тебе самой не скучно сидеть дома? Ты ведь и детей не хочешь!

—Хочу! Я рожу тебе детей, если тебе так хочется!

—Мне хочется? А тебе не нужны дети?

Лика так боялась, что муж с ней разведется, что она сейчас была согласна на кучу детей.

—Да, да, нужны! Сколько детей ты хочешь?

—Ну, вот опять! Я хочу! А ты? Ты сама хочешь?

—Хочу, хочу!

—Ну, теперь я уже не хочу.

Андрей повернулся, чтобы уйти, потом повернул голову, боком посмотрел на Лику и небрежно бросил:

—За вещами я приду потом.

Лика побежала за ним и, опередив его, загородила дверь.

—Не уходи, прошу тебя! Скажи, что не так я делаю, и я исправлюсь. Правда, я всё исправлю.

—Да, ты можешь ещё исправиться, но только я не люблю тебя.

Он легонько отодвинул её, открыл дверь и вышел.

Лика забилась в истерике.

 

Возвращаясь от Тамары, Анна чувствовала в душе такую легкость, что хотелось взлететь и просто наслаждаться радостью, которая разливалась у неё в душе.

—Конечно, и Фэн-шуй, и моё замужество – далеко не мед с пряниками, но если бы их не было, я не поняла бы, как сильно я люблю.

Она вспомнила о своих мечтах об Андрее до своего замужества, и таким он показался ей недосягаемым, что ей захотелось…

—Ну, уж нет. Не дождетесь. Это слишком просто – поплакать и пустить все на самотек. Нужно что-то делать.

Она уже подошла к дому Алекса, но не стала подходить, а позвонила ему.

—Нина Николаевна дома? – спросила она его.

—Дома, – удивленно ответил он.

Тогда она заговорщицким тоном просто приказала ему немедленно идти в кафе, которое было рядом с домом.

Он пришел быстро, но был еще заспанным. И у него был вид побитой собаки, он чувствовал свою вину перед ней, поэтому и не сразу понял, о чем говорит Анна.

—Алеша, ты хочешь быть счастливым? – она первый раз назвала его так, и он удивленно поднял брови. – Я этого очень хочу, и я знаю, что для этого надо сделать. Завтра с утра ты пойдешь на работу и уволишься.

—Зачем? – все больше удивлялся Алекс.

—Не перебивай меня, пожалуйста. Мы с тобой разводимся, ты быстро все оформляешь, берешь билет и летишь в Хорватию.

—Зачем? – повторил свой вопрос Алекс. – Ты не хочешь меня простить?

Анна засмеялась.

—Ну, какой же ты непонятливый. Ты же любишь ее! Так зачем же портить жизнь таким, как я, как Тамара? Лети к ней и будь счастлив. Скажи, ты ведь очень ее любишь?

У Алекса засветились глаза.

—Люблю, – но тут же лицо у него помрачнело. – А как же мама?

—Я с ней поговорю.

—Нет-нет, она и слушать тебя не станет! – ужаснулся он.

—А тебе пока не нужно ничего ей говорить. Улаживай свои дела с работой, к сыну сходи. Выбери, когда Нина Николаевна уйдет из дому, принеси свой чемодан ко мне. А как все сделаешь, то от меня и поедешь, а я приду и все ей объясню, когда тебя уже не будет.

Алекс сидел в нерешительности, лицо у него менялось каждую секунду.

—Боже мой! Как ты узнала, что я люблю ее больше жизни?

—Это было нетрудно.

—И ты, несмотря на все это, прощаешь меня? Не понимаю. Как ты меня хорошо назвала – Алеша, знаешь, а мне это больше нравится. А как же мама? Я не могу вот так просто уехать. Она не сможет жить без меня, она умрет. Что же мне делать? – рассуждал он, начиная паниковать.



Галина Жадан

Отредактировано: 17.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться