Семь утра

Размер шрифта: - +

Глава 10

Печенье, шоколадные батончики, дрянной чай и растворимый кофе - это все, что было в придорожном киоске недалеко от пункта пропуска “Нові Яриловичі”. Иннокентий Ротару по кличке «Софа» ждал с белорусской стороны своего коллегу — питерского частного детектива Рудольфа Тронина. Ближе к пункту пропуска работали приличные кафе, но Иннокентий не хотел попадать в поле зрения таможенников и пограничников. Не то, чтобы он был преступником, но статус частного детектива в Украине предопределял его осторожное поведение.

Софу с Рудольфом связывали многолетние денежно-дружеские отношения. Они оба специализировались на услугах повышенного риска. Бывало, что ради интересов клиента детективы преображались в вояк Французского легиона в Афганистане, были коммивояжерами в охваченной войной Ливии и даже играли роль наркокурьеров в далекой Колумбии. Теперь их ожидала работа на Донбассе.

Ребята были одного возраста, слегка перевалив за тридцать. Иннокентий - типичный славянин с ниспадающими на плечи светлыми волосами; Рудольф — метис с монголоидными корнями, смоляные волосы которого собирались в косичку. Софа за счет высокого роста выглядел более спортивным, хотя крепко сбитый петербуржец мог дать ему фору по многим видам спорта.

Уже пять часов, как Рудольф на своем автомобиле пытался въехать на украинскую территорию. С белорусской стороны формальности заняли около получаса. Пограничник, посмотрев документы, поставил штамп, покрутил пальцем у виска и пожелал счастливого пути. На украинской стороне было иначе.

Сначала Рудольфа поставили в очередь, которая не двигалась. В надежде, что через час-два он заплатит полагающийся «ускоритель». Но детектив на лапу давать опасался, думая, что тем самым вызовет к себе подозрения. Тогда его начали «шмонать» и нашли членский билет военно-патриотического общества «Гвардия». А затем — чистые бланки и рекомендательные письма к главарям ДНР и ЛНР.

Рудольф предполагал, что на него тут же наденут наручники. Но время шло, а пограничники упражнялись в любезностях. Детектив ломал голову — почему?! Россиянину было невдомек, что найденные у него при осмотре вещи увеличивали стоимость прохождения границы, и надо было всего-то лишь расстаться с парой тысяч долларов. Вместо решения вопроса «по существу» Рудольф сидел как отмороженный.

Отчаявшись получить мзду, погранцы вспомнили об интересах Родины. Они сообщили о путешественнике «в первую комнату». Белобрысый молодой парнишка с корочкой офицера СБУ, дежуривший на смене, начал с рутинных вопросов:

- Тронин Рудольф Васильевич, 1981 года рождения, русский, уроженец г. Санкт-Петербурга. Там и живете, так?

- Так.

- Кем работаете, Рудольф Васильевич?

Рудольф вдруг осознал, что если он не проявит чудеса лицедейства, его ожидают грязные стены следственных изоляторов и щи из гнилой капусты. Мозг детектива моментально настроился на психологическую дуэль с сотрудником спецслужбы.

- НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера. Ведущий научный сотрудник. Отдел трансмиссивных и воздушно-капельных инфекций.

Юный сбушник округлил глаза, будто столкнулся с инопланетным террористом.

- Що це?!

- Сибирская язва, сап, ящур, пситакоз, туляремия.

Родители Рудольфа много лет занимались микробиологией и тщетно пытались привить интерес к науке единственному сыну.

- У вас с собой… есть…. к-к-к-к-к-акие-то образцы? - начал заикаться сбушник.

- Зачем? Я же еду не по работе!

- А-а-а зачем вы едете?

- Сказать откровенно, секс-туризм. У меня в Украине друг. Он протоиерей — старший священник Киевского патриархата. Между прочим, мой друг награжден медалью «За гуманитарную доблесть в АТО». Даже была фотография на сайте Администрации Президента.

- Вы… э-э-э….

- Да, мы гомосексуалисты, - буднично заметил обладатель смоляной косички. - Мой друг меня встречает на пропускном пункте.

Служилый вспотел. Он явно проигрывал дуэль. Для закрепления успеха Рудольф посмотрел на чекиста взглядом пылкой романтичной пассии, от которого в душе контрразведчика зашевелились мертвые голубые червячки.

- Как его зовут? - спросил чекист, покрасневший от бровей до ягодиц.

- Отец Иннокентий. У него исповедуются депутаты, генералы СБУ и даже сам… хм, не хотел этого говорить, но вы поняли.

- А членский билет? А письма террористам?! - спохватился сбушник. - Вы… я… мне...

Рудольф нежно опустил руку на ладонь офицера.

- Да я эти бумажки вижу впервые. Мне они не нужны, оставьте их себе… Это все жена. Она подбросила! Бабская ревность! Сходит с ума, когда мы встречаемся с Кешей… Вы женаты?

- Да… Я вас понимаю, - белобрысый юнец не раз давал жене повод усомниться в супружеской верности, и та за два года брака разбила об алтарь семейной жизни гору иллюзий и посуды. - Вы познакомите меня с Отцом Иннокентием? - неожиданно спросил доверчивый контрразведчик, возвращая изъятые бумаги. - Возьмите, мне они тоже не нужны.

- Да, конечно. Я его сейчас наберу. Пусть выходит нас встречать, - Рудольф спрятал документы прикрытия и достал телефон, лихорадочно соображая, каким образом известить приятеля о необходимости побыть «голубым священником».

Молодой сбушник был набожным настолько, насколько набожным бывает малообразованный индивидуум, зацикленный на своей исключительности. И ему жуть как хотелось получить благословение у «крутого» столичного батюшки.

- Кеша, это я. Тут разобрались, и меня выпускают, - Рудольф сообщил приятелю долгожданную новость и поспешил перебить начавшийся в трубке матерный спитч. - Только извини, я проговорился о твоем духовном сане. Ты простишь меня, любимый?



Marcovich

#11543 в Проза
#7175 в Современная проза
#14705 в Разное
#1742 в Приключенческий роман

В тексте есть: ато

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться