Семь утра

Размер шрифта: - +

Глава 14

Вика включила музыкальный канал, надеясь отвлечь мужа от войны и настроить на романтическую волну. Спальню наполнил писклявый голос человека среднего пола. Коваль скривился. Вика продолжила щелкать пультом, выискивая то, что может понравиться мужу.

Оба супруга ощущали неловкость. За полгода войны они отвыкли друг от друга — настоящих и осязаемых. Вика без устали крутилась в треугольнике дом-работа-госпиталь; «основной инстинкт» у нее поугас. Владимир, напротив, много раз представлял романтическую встречу с супругой. Но ему немного не хватило, чтобы довезти свою страсть до семейного ложа. И теперь проведенная с Аней ночь аукнулась угрызениями совести.

- Вика, ты знаешь, мы еще вчера хотели приехать, но выпили на поминках. Валера, мой боец, на ногах не стоял. Куда там за руль?!

- Слава Богу, что живой м дома. Как там мама? Я ни разу к ней не ездила. Суставы на ногах не беспокоят?

- Не жаловалась. Ее больше волнуют вопросы украинско-российской дружбы. Если честно, она нас слегка достала рассуждениями про «мыжеодиннарод».

- А кто погиб? Мужчина в годах?

- Молодой парень из нашей роты.

- Как его родители?.. У них еще дети есть?

Коваль не хотел развивать похоронную тему - предсмертный вопрос старика Митрофаныча об убийцах его сына еще искал ответ в голове капитана.

- Нет у него родителей. Сирота… У тебя тут своя война в госпитале. Вика, зачем тебе это? Чужие страдания, боль, - все же остается в тебе. А ты такая впечатлительная.

Коваль вспомнил, как Вика в гостях у мамы готовила фарш на котлеты. Мясорубку, в которую ненароком заполз муравей, супруга разобрала на детали, чтобы спасти насекомое. И как выхаживала слабого рыжего котеночка, кормила его из пипетки, возила в клинику - а тот не протянул и месяца.

- Осенью нас с девочками шеф отправил в госпиталь. Отвезти лекарства раненым «киборгам», - Вика глубоко вздохнула. - Они… Я не смогла их оставить. А затем пришел борт с новыми ранеными.

Разведчик всмотрелся в лицо супруги. Утонченное овальное лицо азиатской красавицы, янтарные глаза, аккуратненький носик, тонкие губы, длинные, ухоженные темно-каштановые волосы — все это делало из Вики не бухгалтера медицинской фирмы, а незаурядную творческую натуру. «Балерина на пенсии», - почему-то подумалось Ковалю.

- Ты знаешь, - продолжала Вика, - один мальчик у нас — молодой, лет двадцать, как немного поправился, выбросился из окна. Со второго этажа. Не погиб, но… Война везде, она рыщет, высматривает, кого бы забрать. Мне кажется, если я… если мы будем рядом с парнями, то война испугается, оставит их в покое. Как ты считаешь?

Коваль на миг представил, каково будет женщинам наподобие Вики узнать правду о военной «романтике». Как это на самом деле: сегодня ты убийца, завтра — мишень; то вымазан в чужой крови, то лежишь в своих ссаках; когда над тобой десять командиров и двадцать прокуроров; когда «побратимы» отказываются выполнять приказ, а ты - идешь...

- Ты права, дорогая, - Коваль снисходительно глянул на Вику, - Ребят надо поддерживать… Что у тебя на работе?

- Да так... Не очень.

Жена с мрачным видом рассказала, что ее фирма много лет занимается поставками импортных препаратов для гемодиализа по проекту «искусственная почка». Не так давно у них появились влиятельные конкуренты. Дельцы «на коленках» переливали дешевые медицинские препараты в упаковки с логотипами известных фирм. А потом продавали суррогат государству. «Побочным эффектом» стала высокая смертность почечных больных, но официальная статистика искажается.

- Вика, а вы куда-нибудь обращались? В полицию, СБУ? - Коваль не мог поверить услышанному.

- Бесполезно. У них крыша в прокуратуре. На нас натравили «Стоп корапшн». Это такие сытые «борцы с коррупцией». Общественные активисты, как их называют. Они каждый день с флагами и плакатами толкутся у нас под офисом. Суют нам в лицо камеры, орут в мегафон, что мы убийцы и агенты Кремля.

- Ну и пусть себе орут. Собака лает…

- Так у них своя передача на телевидении. Директор сказал, что скоро нас покажут. Ему уже продемонстрировали анонс программы. Называется: «Доктор Смерть украл искусственную почку». Предлагали откупиться. Хотели десять тысяч долларов каждый месяц за то, чтобы оставить нас в покое.

- Фу-у, мерзость какая! Как они называются? «Стоп корапшн»? Если хочешь, я Боре я позвоню. Помнишь Борьку Дзюбу в Крыму? Он сейчас «крутой чел» в СБУ.

- Конечно помню! Борька, Вадик… Жалко Славика с Игорьком, хорошие ребята были… Их же в Киеве похоронили — давайте все вместе на могилки съездим.

- Вадик не сможет.

- Почему?

- Он стал сепаром.

- Как так?

- Вот так…

Невеселая болтовня требовала дозу никотина. Владимир поднялся с кровати и отдел синий махровый халат. Вспомнил, что сигареты и зажигалку оставил на балконе.

- Я покурю. Дым с балкона в квартиру не тянет?

- Закрой дверь получше.

- Ага.

Коваль вышел в коридор. Дверь в комнату старшего сына была приоткрыта. Оттуда шел свет, и были слышны легкие удары по клавиатуре. Отец деликатно заглянул к бодрствующему студенту.

- Не спишь, сынок? Учеба?

- Типа того.

В начале февраля Диме исполнилось девятнадцать. Коваль попытался вспомнить себя в девятнадцатилетнем возрасте. Почему-то на ум пришли тулуп, валенки, автомат и караульная вышка во дворе гарнизонной гауптвахты. Разведчик усмехнулся, припомнив советский пропагандистский слоган: «Два мира — два детства».

Студент-первокурсник Дима Коваль отличился тем, что в январе 14-го года из подручных средств смастерил катапульту. Чудо-оружие работало на «Груше», весьма и весьма нервируя «беркутят». Позже Дима «попал под раздачу» на Институтской: резиновая милицейская пуля разбила очки и залетела в левый глаз. В результате — глаукома и разрушение зрительного нерва. Над парнишкой замаячила слепота.



Marcovich

#11534 в Проза
#7176 в Современная проза
#14699 в Разное
#1741 в Приключенческий роман

В тексте есть: ато

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться