Семь вёрст не крюк

Размер шрифта: - +

Глава 22

 

Нина встретила их в дверях. Леон ждал, какими будут её первые слова. Она посторонилась:

— Ну, входите скорее! Это та самая девочка? Иза? Пойдём, Иза!

Она провела девушку в комнату, выходящую окном в маленький уютный дворик:

— Ты, дорогая, располагайся пока здесь… Леон сказал – вещей ты не возьмёшь с собой. Это моя комната, вот тут мой шкаф. Бери всё, что тебе нужно, и меня даже не спрашивай. Ты тут пока располагайся, а у меня там ужин… рыба дожаривается. Надо перевернуть, а то сгорит. Я тебя скоро позову!

И без этих суровых мужчин – без Донга, без Леона, при упоминании о рыбе, которую нужно дожарить, Изе впервые стало спокойнее.

Потом был ужин, они сидели в маленькой кухне, заняв три стороны стола – а четвёртой стороной стол прижимался к стене. Ели жареную горбушу с золотистой корочкой, с картошкой и солёными огурцами. Пили чай.

— Значит, ты в отпуске? – спрашивала Нина Леона, — До августа? Никуда съездить не собираешься?

Была в её словах обычная, повседневная жизнь. Без намека на то, что всё рушится под откос: стреляют, травят, охотятся… Нет, обычная жизнь. Человек пошёл в отпуск. Так что же – он его тут и проведет? Никуда не поедет?

И вообще, они сейчас немного напоминали семью. Они могли бы так сидеть, если бы Леон был отцом Изы, а эта худенькая женщина с усталыми и добрыми глазами – её мамой. Почему, ну почему Бог обделил её такими родителями?

Изу рано уложили спать. Нина выдала ей батистовую рубашку – до пят, и пушистые тапки-шлёпки. А когда Иза уже легла, Нина задернула шторы плотно-плотно, чтобы даже лучик от фонаря не просочился. Так делала бабушка Изы, когда приезжала к ним в гости.

— Ты сериалы не смотришь? – спросила Нина перед тем, как уйти, — Я тут подсела на один древний, бразильский – «Сладкий ручей» называется. Его повторяют уж не знаю, в который раз, минут через двадцать начнётся. Не хочешь поглядеть?

— Включите, — тихо попросила Иза.

Нина кивнула, включила маленький телевизор, немного убавила звук, и вышла, погасив верхний свет. Пусть девочка утонет в бразильской сказке: там, где шумят волны Атлантического океана, и сладкие ручьи поют о любви. Там, где всё и всегда заканчивается хорошо, какой бы трудной ни была дорога.

Нина вошла в кухню и прикрыла за собой дверь. Леон налил себе ещё чаю, и пил его медленно, глоток за глотком.

— Нина, а ведь он меня просил… Просил о помощи. А я не понял, дурак.

— Как же он просил? Он тебе прямо сказал?

— Нет, он сказал: «Пока будет голова, руки найдутся». Ты понимаешь о чём он, да? Я ведь был должен ему, и это был огромный долг. Он меня в свое время вытянул. Иначе б я руки на себя наложил, наверное. А в качестве платы он взял самую малость. Попросил приютить эту девочку.

Я не понял тогда, что себя и Ксиулан он отдаёт на откуп моему решению. Он сказал: «Я сам не могу никому послать смерть. И я не могу никого послать на смерть». Но я-то! То я должен был защитить их, они не могли защитить себя сами… Он не мог никого убить, и меня не мог просить стать убийцей. Я должен был сам решить это…

— Что ты хочешь теперь сделать? – испуганно спросила Нина, видя, что он встаёт из-за стола – Леон! Даже, если ты сейчас найдешь этих их… бойцов, даже если ты с ними схлестнёшься… Они же тебя, наверняка, убьют. А если не они, то тебя убьют их люди в тюрьме. Или сделают для тебя жизнь потом… в колонии… такой, что ты сам наложишь на себя руки, как и собирался. Они это могут, поверь!

— Я верю. Но зачем мне искать этих бойцов? Пока будет голова, руки найдутся. Мне нужно снять с плеч голову.

— Что?!

— Навещу Аллочку, — с нехорошей улыбкой сказал он, — И её милого друга. И да воздастся им!

И он несколькими широкими шагами пересёк квартиру. Хлопнул дверью. Она выбежала за ним на лестничную клетку:

— Леон!

Он был уже на пролёт ниже. Он поднял голову:

— Девочку побереги. Ты правильно с ней начала говорить – как будто ничего не случилось. Пусть живёт обычной жизнью. У тебя её не найдут – голову на отсеченье… Прости. Только что, когда я раньше говорил… под головой имел в виду нечто другое.

— Леооон, — плачущим голосом сказала она,

Он кивнул ей и быстро сбежал вниз по ступенькам.



Татьяна Свичкарь

Отредактировано: 01.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться