Семейное проклятье

Размер шрифта: - +

Часть пятая Встреча

А в охотничьем доме несчастного старика Нуаре, компания Папаши Кольбера, с ума сходила от лени и скуки. Сам Огюст со стариком Жаком, вечно запирались в кабинете и торчали там все дни напролет. Кольберу во что бы то ни стало, хотелось состряпать фальшивые бумаги о владении домом и всем имуществом старого графа. Да еще выдумать более менее правдивую историю, куда подевался старик. Нельзя же торчать здесь вечно, когда — то старого хозяина могут хватиться. Вдруг объявиться дальний родственник и все выплывет наружу. И Папаша Кольбер с пройдохой Жаком, писали фальшивые письма, стараясь подделать почерк графа Нуаре.

Рене, что поначалу обрадовалась уютному дому, ходила по комнатам, с хмурым лицом, не зная, чем себя занять. Хват, Кувалда и Клешня просиживали в кухне, часами играя в кости и попивая вино из погребов графа.

Кольбер нанял глухую старуху кухарку и ленивого увальня Бошелара, что выполнял всю работу по дому. Рене совсем не с кем было, словом обмолвиться. В доме было полным-полно книг, но бедняжка не умела читать. И рукоделию ее учить было некому.

— Милая крошка, — ворковал Огюст. — Ты же знаешь, что я очень занят, важные дела накопились в мое отсутствие. Если тебе вовсе нечем заняться, оденься потеплее и сходи прогуляться. В зимнем лесу, чудо как хорошо. Покорми белок, или лесных кроликов, это весьма забавно.

Рене вздохнув, согласилась, что кормить белок куда забавнее, чем смотреть, как играют в кости трое громил. Но Папаша Кольбер, опасаясь, что девочка чего доброго заблудится в лесу, или сбежит, велел своим прислужникам, сопровождать ее на прогулке по очереди.

— Вот напасть! — злились разбойники. — Теперь битый час мерзни в лесу, карауля маленькую ведьму. Так славно было бить баклуши в теплой кухне!

Первым настала очередь Клешни. С прогулки он вернулся мрачнее тучи. Проклятая девчонка таскала его за собой по заснеженному лесу, в надежде увидеть лисицу. Затем ей вздумалось играть в снежки, и теперь колючий холодный снег облепил Клешню с головы до ног. Попало даже за шиворот. Пожалуй, он свалиться с жестокой простудой и помрет.

Дружки потешались над ним, ну и простофиля, дал девчонке закидать себя снегом. Клешня не на шутку разозлился, вот наглецы! Сидели в тепле и наслаждались жизнью, пока он трясся от холода, рискуя потонуть в сугробе или отморозить нос. Ну, ничего, есть славный способ согреться. И Клешня накинулся на обидчиков с кулаками. Завязалась потасовка. Разбойники опрокинули лавку и стол. Разбили несколько тарелок и кружек.

Оглядев в зеркале заплывший глаз и разбитую губу, Хват выразил общее мнение, что сегодня вечер прошел намного веселее предыдущих. Как в славные добрые времена.

Больше всех, прогулки по лесу досаждали Кувалде. Он никак не мог позабыть потемневшие глаза Рене в доме у Фанни Попрошайки.

— Не могу я ходить с проклятой девчонкой, — жаловался он. — Каждый раз обмираю со страху, что негодная превратит меня в зверя или птицу. Лучше стая голодных волков, чем общество ведьмы.

Приятели ради злобного развлечения нарочно выдумывали страшные подробности. Да, да, есть чего опасаться, не далее чем вчера, Рене глянула на бегущего зайца, и тот вмиг превратился в лед. А сегодня, девчонка взглядом расправилась с диким кабаном, он свалился замертво прямо на бегу.

Кувалда бледнел, а дружки, давясь от хохота, продолжали придумывать.

Вскоре, бедняга начал вздрагивать от каждого шороха, крестился и шептал молитвы. Кое — как соорудив из дерева крест, надевал его на себя, перед тем как идти на прогулку. Стоило Рене на него взглянуть, как пот струился у Кувалды по вискам.

— Братцы, — однажды ночью, — прошептал он. — Надо избавиться от маленькой ведьмы, иначе она нас всех погубит.

— Точно, — хихикнул Хват. — Она так и сказала вчера, что скоро превратит всех в крыс, а тебя в жабу.

— Неужто так и сказала?! — Побледнев воскликнул Кувалда.

— Верней верного, — поддакнул Клешня, подмигнув Хвату.

— Может, сбежим пока не поздно, братцы. — Взмолился перепуганный Кувалда.

— Э, куда зимой сбежишь? Вокруг лес, полный голодных волков.

— Нет, не стану я дожидаться пока ведьма превратит меня в жабу — забормотал Кувалда.

— А что же ты сделаешь?

— Надо убить девчонку пока не поздно!

— Вот придумал, ты верно ума лишился, Папаша Кольбер разрежет тебя на мелкие кусочки.

— Да он даже не поймет что случилось. Подсыплем проклятой ведьме яду, и никто не догадается. Мало ли от чего она померла. Может, захворала, или подавилась питьем.

— Ох и дурак же ты, Кувалда! Даром, что ростом огромен. Пожалуй, из нас троих ты самый глупый.

— Это вы оба глупцы, когда обернетесь крысами с облезлыми тощими хвостами, будет поздно.

— Отстань ты, тупица. С тех пор как мы бьем баклуши с утра до вечера, ты совсем повредился умом. А у тебя и так его было маловато.

— Говори что хочешь, мое слово кремень. Решено, с ведьмой надо покончить раз и навсегда. У меня есть надежное средство, я прихватил его с собой перед нашим побегом.



Поль Монтер

Отредактировано: 14.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться