Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 1

Глава 1

      На обычном бумажном конверте округлым детским почерком было написано «Гарри Поттеру».К конверту прилагался небольшой холщовый мешочек перевязанный шнурком.
      — В мешочке оплата за доставку письма адресату, — пояснил гоблин, вываливая содержимое на стол.- 42 золотых обручальных кольца и 11 пар золотых серёг магловского производства, на общую суммму 100 галлеонов. Письмо отправлено 30 декабря прошлого года. Выкупать будете? Тогда с вас 100 галлеонов.
      Гарри взял в руки шнурок с нанизанными на него кольцами и серьгами. Обычные не особо дорогие побрякушки, несколь ко новых, остальные весьма потрепанного вида. Молча выложил на стол 100 золотых монет.
      В конверте оказалось письмо. Тетрадный листочек в клеточку.
      «Крёстный, я в приюте св.Катерины. Бабушка Меда умерла. Забери меня отсюда, пожалуйста. Не бросай меня.
Тедди Люпин.»

      Простая и жуткая по содержанию записка от крестника заставила вновь окунуться в прошлое, полное разочарований и потерь. 10 лет прошло как Гарри покинул Англию. Он надеялся, что больше никогда не вернется на родину и не встретится с бывшими друзьями и соратниками, использовавшими его всю его короткую жизнь.
      10 лет назад его объявили Героем, Победителем Воландеморта, наградили орденом Мерлина 1 степени и попыталась отправить на постоянное место жительства на нижние уровни Азкабана. В св.Мунго выявили уровень его магических сил и раскрывшийся дар некро. Так Главный Герой стал Главным Преступником Великобритании…
      Друзья и хорошие знакомые тут же исчезли из его жизни, перестав быть таковыми. Эти предатели уверяли, что раскрывшийся родовой дар — это «последний подарочек» Волдеморта и для моего же блага мне лучше сдаться и добровольно переехать в Азкабан. Это они еще не знали, что родовых даров у меня несколько.
Решив, что живым не дамся, я заперся в доме на Гриммо 12, и если бы не Кикимер, то еще очень долго оплакивал бы свою судьбу неудачника. Поддержал меня в те времена только мой старый домовой эльф. Он же нашел для меня выход. Благодарный мне за спасение себя и своей семьи от Азкабана Люциус Малфой нашёл мастера-некромага, взявшегося за моё обучение. Практиковать некромагию в Великобритании может только волшебник рангом не ниже Мастера, деятельность иных — вне закона. Мастер заявил о своей готовности взять меня в ученики, а переправил меня к нему через гоблинский банк Гринготтс ни кто иной как находившийся в бегах Антонин Долохов, потомок моего Мастера Велимира Ростовского. Да, именно в Россию меня и переправили, в захолустное маленькое имение Долоховых в Челябинской области. Совсем маленькое и захолустное имение, всего-то 2 городка, 15 деревень и 1 школа магии на территории немногим больше территории Шотландии.
      Именно в это самое поместье и убежал Долохов после смерти Воландеморта и никакой международный розыск его там искать не собирался. Из России выдачи своих граждан — нет. Тем более по требованию опальной Великобритании.
      Сегодня моя жизнь снова изменится. Мой крёстный Сириус из Азкабана бежал, погиб правда глупо, но меня не бросил. У меня же намного больше возможностей заботиться о крестнике, и поддержка рода Долоховых то же не помешает.
      Пришло моё время возвращатьс домой. Только вот вернется в Лондон не перепуганный забитый подросток, а Мастер. Мастер-Некромаг, последний представитель прямой линии родов Поттер и Блек.
      Я иду за тобой, крестник…

      10 июня 2010 года из международного камина банка Гринготтс вышел невысокого роста волшебник в дорогой чёрной мантии с капюшоном.
      — Добро пожаловать в Великобританию! — поприветствовал дежурный в каминной зале гоблин. — Какова цель вашего визита?
      — Дела семьи, — ехидно ухмыльнулся маг, скидывая с головы капюшон мантии.
       — Э…Господин? — опешил гоблин.
      — Гарольд Джеймс Поттер, — представился прибывший.
      Через несколько секунд в каминном зале материализовался более старший гоблин.
      — Доброго дня, Крюкохват. Пусть ваше золото течёт рекой, а враги сдохнут в муках.
      — Сэр! Вы наконец-то прибыли принять главенство над родом Поттер! — не спрашивал, а утверждал Крюкохват. — Вы должны…
      — А ни хрена я ни кому не должен! — рявкнул Поттер, злобно ощерившись и сняв перчатку обнажил кольцо Мастера Некромагии.
      Оба гоблина рухнули на колени и накрыли головы руками. Тут же сработала сигнализация и зал заблокировался.
      — Не плохая у вас тут защита, порадовал гоблинов маг, одев очки, и рассматривая плетения заклинаний на стенах.- Если снять технично — минут на 20 работы, а чистой силой долбануть, так секунд 7 точно продержится…
      — Мастер? — поднял голову Крюкохват, — чем народ гоблинов может быть вам полезен?
      — Осмотрюсь — скажу! Пойдём-ка к тебе в кабинет, побеседуем что ли?
      Крюкохват дезактивировал защиту и, с присущей ему наглостью, позвал своего клиента в свой кабинет.
      Гоблин даже испытал гордость за наследника рода Поттер. Такого клиента никак нельзя терять. Полукровный мальчишка уезжал учиться артефакторике, а вернулся с кольцом Мастера Некромагии. Лорды в Англии ещё оставались, а вот мастеров некромагов пятое столетие не наблюдалось.

      Из банка Гринготтс в 19 часов 30 минут 20 июня 2010 года вышел маг в дорогой чёрной мантии. Он посмотрел на наручные часы, зевнул, и пошел по направлению к «Дырявому котлу». Редкие прохожие старались не попадаться ему на пути. Но затем этот маг остановился, резко развернулся и потом в бывшее кафе Фортескью.
      Косой переулок сильно изменился. В нем больше не было той безбашенности и веселья, что так запомнилось во время первого визита с Хагридом. Переулок был серым и унылым. Даже дома казались более мелкими и бесцветными, а небо олее низким. А может просто детство закончилось и детские впечатления остались в прошлом. Хорошо хоть нигде не было видно следов разрухи 1997–1998 годов. Но и людей на улице не было, словно и не воскресенье. Детей на улице не было вообще.
      Гарри зашёл в бывшее кафе Фортескью. Тут он в первый раз в своей жизни попробовал мороженое с шоколадом. Тут он узнал, что вся его жизнь была предрешена с самого рождения.
      В кафе так же было не многолюдно. Две пожилых дамы ужинали за крайним левым столиком. Официантка в длинном сером платье и розовом фартуке вытирала столы тряпкой.
      К вошедшему сразу же устремилась маленькая полноя пожилая женщина.
      — Что Вам угодно, мистер?
      Фисташковое мороженое с шоколадной крошкой. В большой креманке.
      Дама, оказавшаяся новой хозяйкой кафе проводила посетителя к столику у окна.
      Официантка прекратила тереть тряпкой стол и принесла заказанное мороженое.
      — Паркинсон? — внезапно окликнул посетитель официантку.
      Панси Паркинсон, а это была именно она, с недоумением посмотрела на посетителя. Дорогая мантия, какую себе не каждый Лорд может позволить, белый воротничок рубашки, шёлковый фиолетовый шарф стоимостью в ее зарплату за два месяца, тяжёлые мозолистые руки со сбитыми костяшками, золотые часы работы прошлого века, короткий ёжик седых волос, отливающие льдом зелёные глаза и взгляд древнего всезнающего старика.
      — Персефона? -снова позвал ее незнакомец.
      Гарри смотрел на эту непривычную ему версию самой красивой девочки Слизерена и ужасался. Панси так и осталась маленького роста, но стала очень худой. Старое, видавшее виды, но всё ещё аккуратное серое платье скрывало фигуру молодой женщины и было ей явно велико. На руке виднелся какой-то браслет, который она тут же спрятала под рукавом.
      Именно в этот момент встречу двух бывших учащихся Хогвардца прервал отряд авроров.
      — Вот он! — указала на Гарри Пальцем хозяйка кафе.
      Авроры тут же приложили мужчину Ступефаем, подхватили под руки, сбив со стола креманку с так и не попробованным мороженым.
      — Кто твой дружок? — потребовал ответа аврор у мисс Паркинсон, грубо схватив ее за руку.
      Панси никак не могла вспомнить кто этот незнакомец. Аврор обозлился и оттолкнул женщину, она упала на пол и не видела как аппарировали авроры вместе с задержанным.
      Незнакомец же молча последовал за задержавшими его аврорами, не оказав ни малейшего сопротивления.
      — Дружка своего привела, гадюка пожирательская? — зашипела хозяйка кафе, из милой дамы превращаясь в хамоватую базарную торговку. — Не нужна мне такая работница: тунеядка ты бесполезная, белоручка поганая! Ты уволена! Пожирателей ко мне водить вздумала…
      Мисс Паркинсон молча поднялась с пола и, безззвучно роняя слезу, вышла из кафе. У неё снова не было работы и крыши над головой. Одна из лучших выпускниц Хогвардца, в совершенстве владеющая двумя иностранными языками, знающая банковское дело, умеющая вести хозяйство, оказалась не годна быть официанткой.До этого она оказалась не годна быть продавщицей, уборщицей, санитаркой в Мунго и вообще ни на одном месте работы долго не держалась. Дочь бывшего Пожирателя Смерти, чистокровная волшебница была нигде и ни кому не нужна.
      Мисс дошла до окраины Хогсмида, зашла в старый развалившийся домишко, не восстановленный ещё со времен войны и устроилась в нем на ночлег. С завтрашнего дня ей предстояли ежедневные визиты в Министерство в отдел по контролю за бывшими пожирателями и долгое ожидание трудоустройства.

      Вечером Гарри привезли в Авторат и затолкали в Камеру Предварительного Задержания. Был новый срочный вызов и до утра о нём просто забыли.
На утро же к задержанному очень долго не могли попасть.
      Гарри устал и устроился спать со всевозможным, то есть с соизмеримым с его возможностями, комфортом. Набросав на дверь и стены пару десятков запирающих чар, он трансфигурировал свою мантию в одеяло, шейный платок в подушку и лёг спать. А противомагические чары в Камере Предварительного Задержания он просто не заметил.
      Ближе к обеду следующего дня Гарри проснулся и заинтересовался толпой авроров швыряющих в дверь его камеры всевозможные заклинания вплоть до Бомбарды Максима.
      Отменив трансфигурацию своей постели, маг оделся, привёл себя в порядок и поинтересовался целью визита авторов.
      — Сейчас же откройте дверь и выйдите из камеры! — потребовал знакомый мужской голос.
      — А ты вообще кто?
      — Начальник Автората Симус Финниган.
      — Слышь, я-то выйду, но как бы вас всех после этого не вынесли…
      — Ты кто? — опешил Финниган, услышав очень знакомые интонации в голосе запертого.
      — Вчера назвали Пожирателем, потом последователем Пожирателей, так что я ещё не определился.
      За дверью замолчали. Хорошо замолчали… минут на 10.
      — Выходи уже! — устало сказал Финниган. — Нельзя же колдовать под «антимагическим колпаком».
      — А мне по фигу! — ответил задержанный, распахнув дверь.
      — Ха-ха-ха! — неприлично заржал начальник Автората, опуская палочку.- Пожиратель! Только так тебя ещё не называли, правда, Поттер?
      — Позвольте представить господа авроры: Гарольд Джемс Поттер — Победитель Воландеморта, кавалер Ордена Мерлина 1-й степени. Какого х… его задержали? Кто посмел? — рявкнул под конец речи Финниган.
      Сбледнувшие авроры с ужасом взирали на своего начальника и с ещё большим ужасом на Героя Великобритании, на чьих подвигах были воспитаны.

      Симус Финнниган как клещ вцепился в Поттера, со всех сил решая проблему с незаконным задержанием Героя Магической Великобритании. Его авторы снова облажались, задержали мага и, не установив личность, всю ночь продержали в камере с антимагическим «колпаком».
      Когда Поттер рассмеялся на его потуги вести переговоры, пообещав не писать жалоб, начальник Автората тут же для заглаживания конфликта и во избежания грандиозного скандала, пообещал всем чем может содействовать Герою. Поттер от помощи не отказался. Чем не помощь попасть на приём к начальнику отдела опеки без записи и без очереди?
      Едва пообедав в кабинете начальника Автората, Поттер в сопровождении Финнигана направился в отдел опеки. Начальником отдела опеки оказалась давняя знакомая — мисс Долорес Амбридж. Вот уж где права пословица: дерьмо не тонет.
Мисс Амбридж усиленно изображала радость от встречи с орденоносным Героем Гарри Поттером, искоса поглядывая на начальника Автората.
      В результате их продуктивной беседы была назначена дата слушания об опеке над несовершеннолетним сиротой 12 лет Эдвардом Римусом Люпином на 1 июля 2010 года на 11 часов.
      Требовалось предоставить документы:
— удостоверяющие личность опекуна.
— документы о связи с опекаемым.
-документ о наличии дома или иного помещения для проживания опекаемого.
— предоставить свою супругу, а при её отсутствии иного родственника женского пола проживающего с будущим опекуном, как гарантию половой неприкосновенности опекаемого ребёнка.
— документ о благонадёжности будущего опекуна.
— документы о месте работы и иных доходах.
      Сведения о местонахождении Эдварда (Тедди) Ремуса Люпина Отдел Опеки предоставить отказался. Финниган попросил действовать строго в соответствии с законом, но посоветовал помнить, что начальник Автората всегда был и будет его другом.

      Набросав в корзину хлеб, сыр, пакет молока, овсянку и несколько пачек сосисок, Гарри направился к кассе. Купить какой-нибудь еды и придти домой — всё к чему он стремился в этот вечер. Потому и набор продуктов разнообразием не баловал.
      Гарри еще раз посмотрел в корзину и задумался о том, что взял лишнее — хватило бы хлеба с сосисками.
мыслительный процесс на пользу не пошёл и парень столкнулся с такой же задумавшейся покупательницей. Хрупкая черноволосая девушка умудрилась не только выронить корзину с похожим набором продуктов, но и неуклюже упасть на пол.
      Гарри помог девушке подняться и собрать рассыпавшиеся по полу продукты.
      — Извините мисс, вы не сильно ушиблись?
      — Нет. Всё хорошо. Извините…
      Гарри довёл девушку до кассы, расплатился за свои и её продукты.
      — Я виноват перед вами и просто хочу загладить свою вину, мисс. Надеюсь, вы простите меня? Я сегодня вернулся в Англию и немного растерян. Обычно я ни кого не толкаю в магазинах.
      Скупая улыбка парня, похожая на усмешку, успокоила девушку.
      — Спасибо. Я обычно то же менее рассеяна. Работы было очень много, сын один дома сидит. Извините меня…
      Девушка схватила свой пакет с продуктами и торопливо выбежала из магазина.
      Гарри взял свой пакет с продуктами и, отмахнувшись от предложения о доставке продуктов на дом, вышел из магазина, прошёл по парку и, убедившись в отсутствии рядом людей, аппарировал.

      Дом на Гриммо 12 встретил тишиной запустением. На всех поверхностях лежал огромный слой пыли. Окна были настолько грязными, что не пропускали свет. Сырой затхлый воздух и темнота в помещениях радости от возвращения домой не вызывали. Но это был его единственный дом, единственное место куда он мог вернуться.
      Гарри прошёл на кухню. Воды в кране не было. На полу, на столе, на стульях пыль лежала словно пепел прошлой жизни. Гарри поставил пакет с продуктами на пыльный стол.
      — Люмос!
      При свете дом стал еще более неприветливым.
      Ступеньки лестницы в подвал привели к ритуальному залу. Алтарный камень засиял впитывая кровь хозяина.
      Дом словно ожил оглядывая вернувшегося хозяина, оценивая его столь изменившуюся магию. Уезжал глупый сломленный подросток, озлобленный и слабый, вернулся же Мастер, уверенный в себе.
      На выходе из ритуального зала на Гарри налетел верещащий и завывающий домовик.
      — Вернулся! Вернулся! Мой хозяин вернулся! Кикимер ждал…
      Домовой эльф был тут же подхвачен на руки и прижа к груди.
      — Кикимер! Старый ты ворчун. Я то же скучал.
      Мужчина качал на руках старого нудного эльфа словно маленького ребёнка, гладил его по тощей спинке, костлявой голове, огромным ушам и чувствовал себя нужным.
      Пакет с продуктами так и остался нетронутым.
      Вернувшейся хозяин спал на грязном продавленном диване не снимая ни мантии, ни ботинок и обнимал счастливо сопевшего ему в ухо уснувшего домового эльфа.

      Утро было совсем не добрым. Всё тело затекло, голова болела, во рту словно с недельной пьянки. Парень открыл глаза и громко чихнул. То что он считал подушкой, то же открыло глаза и чихнуло.
      — Хозяин? Кикимер спит на руках у хозяина? Кикимер себя накажет!
      — Тьфу на тебя! Не ной! — рявкнул маг, хватая эльфа за руки и пресекая его попытки самобичевания. — Приберись, будь добр, хотя бы в кухне, и пожрать приготовь…
      — Кикимер не может, — опустил голову эльф, хлюпая носом, — Кикимер спал, у Кикимера совсем нет продуктов…
      — На кухне на столе пакет. Я вчера купил немного в маггловском магазине. Овсянка есть, хлеб и сосиски. Ты же ешь сосиски?
      — Кикимер всё ест! Кикимер приготовит завтрак хозяину! Хозяин хочет, чтобы Кикимер завтракал с хозяином?
      — Ага. Займись готовкой. А я пока к гоблинам схожу.
      — Не пущу! — заорал эльф дурным голосом, вцепившись тощими, но удивительно сильными ручками в хозяина.
      — Да не уйду я, чего ты? Говорю же — вернулся я. Мне узнать нужно, есть ли у меня какие-нибудь живые родственники. Проверку проведу и будем завтракать.
      — Как был гадким полукровкой, так и остался! — нагло заявил эльф и сжался в ожидании удара.
      Побоев не последовало.
      — Ты опять за своё? Опять не нравлюсь? А вчера ты по-другому говорил…
      — Хозяину не надо в банк, у хозяина есть гобелен! Чем хозяина не устраивает родовой гобелен?
      — Ладно, Кикимер, не обижайся. Родовой гобелен Блэков меня не устраивает тем, что на нём нет Поттеров. А мне нужно оба рода посмотреть.
      — А для чего хозяину оба рода?
      — Крестника хочу под опеку взять. Помнишь Нимфадору Тонкс?
      — Дочь непутёвой Андромеды Блэк, выжженой из рода? Жену оборотня?
      — Да. Их сын — Тедди Люпин остался сиротой. А мне его не отдают, требуют наличия родни женского пола.
      Кикимер согласился с хозяйскими доводами, признал, что ребёнок в доме не помешает, осмотрел пакет с продуктами, не одобрил купленное и потребовал за одно в банке обновить договор о поставке каминной сетью продуктов, ибо не фиг его хозяину всякой дрянью питаться, да и мальчика нужно чем-то кормить.
      Гарри вышел из дома и аппарировал к банку.
      Кикимер принялся за уборку и готовку, радуясь возвращению хозяина и возможном скором появлении в доме ребёнка, о котором он сможет заботиться. Кикимер очень любил заботиться о детях.

      Невысокого роста маг, укутанный в чёрную мантию с надвинутым на лицо капюшоном чуть ли не бегом добежал до банка Гринготтс. Крюкохват поспешил увести своего драгоценного клиента в свой кабинет. Такого Поттера он знал за всю свою жизнь и чего от него ожидать предугадать не мог.
      — Крюкохват, ты ведь уже при моем деде Лорде Карлусе Поттере был поверенным рода Поттер?
      — Ну что вы, Мастер, зачем обижаете порядочного гоблина, намного раньше!
      — Есть ли у меня родственники по роду Поттер?
      — Конечно есть, род довольно старый, перечислить вашу родословную начиная с основателя?
      — Не надо, только ныне живущих.
      — Из ныне живущих магов рода Поттер мне известны только вы.
      — А поточнее…
      — А поточнее может знать только действующий глава рода, лишь ему доступно активировать родовой гобелен. Может бастард чей есть, может сквиб.
      Поттер развернул список требований Министерства к опекуну и придвинул его гоблину.
      — Чем из этого можешь помочь?
      — Ну… свидетельство о том, кто вы есть сейчас и сделаем — извольте пару капель крови на пергамент и будет готово. О наличии связи крёстный-крестник с Эдвардом Люпином так же быстро сделаем. Документ о благонадёжности — это в Министерство Магии, хотя зачем? Свидетельства о награждении Орденом Мерлина за глаза хватит. О доходах, имуществе и месте работы — кольцо Лорда одевайте, по праву Лорда эти сведения вы представлять не обязаны. А родственники живые — кольцом активируйте гобелен и с имеющейся роднёй знакомьтесь. Если родни нет — ничем помочь не могу.
      — Ладно, старый ты скряга, тащи кольцо — буду род принимать.
      Через полчаса признанный магией Лорд Поттер Гарольд Джеймс усиленно разглядывал родовой гобелен Поттеров, размещённый в сейфе рода, на предмет живых родственников. Родня нашлась. Бастард самого Гарольда от Джиневры Уизли 9 лет, тётка нынешнего Лорда Поттера — сквибка Петунья Эванс. А еще по боковой линии дочь неизвестной ему умершей Фелиции Поттер — сирота Мари Дюпон — 5 лет. Все остальные числились умершими.
      Гоблин тут же вручил Лорду Поттеру отчёты по его имуществу за последние 40 лет и потребовал наконец заняться делами рода.
      Опечаленный Поттер потребовал встречи с поверенным рода Блэк.
      Кольцо рода Блэк приняло Гарольда как последнего доступного представителя рода Блэк, став главным над родом Поттер.
      Гобелен рода Блэк порадовал единственным живым родственником: Эдвард Ремус Люпин 12 лет. Жуткий абсолютно мёртвый гобелен по всем линиям. Ни сквибов, ни бастардов. Тедди Люпин от линии выжженной с рода Андромеды Блэк и Гарольд Блэк-Поттер по линии Дореи Блэк. Умершие бездетными Белатрикс, Сириус, Регулас… Нарцисса Блэк-Малфой мертва, имя Драко Малфоя в серой рамке неизвестности и в серой рамке Скорпиус Малфой 6 лет.
      — Магнус! Что значит серая рамка?
      — Лорд Блэк-Поттер вы так безграмотны или умело притворяетесь?
      — Или отвечаешь на мои вопросы или место поверенного рода Блэк станет вакантным за смертью оного.
      -И что? Будете сами выходить из родового сейфа?
      — Сомневаешься?
      — Серая рамка — это неизвестность! — поспешил предотвратить скандал Крюкохват, позволяя Магнусу избежать гнева Мастера.
      Магнус только сейчас разглядел на руке Лорда 3 кольца Мастерства: Артефактор, Некромаг и Боевик и благодарно заткнулся, обдумывая линию своего поведения с Лордом Блэк.
      — Что значит неизвестность?
      — Если ребёнок — то ещё не было первых выбросов, а если взрослый: сошёл с ума, находится в коме, содержится в Азкабане.
      Пока Лорд Блэк-Поттер переваривал полученную информацию, Магнус принёс своему Лорду финансовые отчёты за последние годы по роду Блэк и привёл гоблина-ритуалиста.

      Получив от гоблинов необходимые для установления опеки документы, Гарри потребовал подключить камин дома на Гриммо 12 к каминам в кабинетах поверенных своих родов и гостевому банковскому, что было тут же исполнено.
      — Магнус, а что у меня с поставками продовольствия на Гриммо 12?
      Магнус просмотрел договора поставок и разочарованно вздохнул.
      — Увы, Мой Лорд, поставки возобновить не представляется возможным из-за отсутствия поставщиков. Если желаете, могу лично заняться поисками новых поставщиков продуктов — предоставьте мне список необходимого вам. Так же рекомендую поговорить о поставках с вассалами рода — они в нынешнее время намного надёжнее.
      Гарольд понял, что иной помощи от гоблинов он не получит.
      Поставщиков продуктов нет, родственников нет, за то есть больше 20 килограмм отчётов по делам двух родов и заниматься всем этим теперь придётся ему.

      Родственников, которые могли бы помочь, по сути не было.
      А Тедди нужно срочно брать под опеку. Маггловский приют для несовершеннолетнего волшебника-метаморфа мог стать причной гибели. Тома Ридла уже навоспитывали в приюте.
      Гарольд взял лист бумаги и составил план действий на ближайшее время.
1. Поговорить с Макгонагал. Выяснить на каком основании Тедди в приюте, на каких он там условиях. Заручиться поддержкой на слушании дела об опеке. Узнать, нельзя ли расторгнуть контракт с Хогвардцом.
2. Найти Петунью — она единственная родственница женского пола, попытаться с ней договориться на взаимовыгодных условиях.
3. Связаться с семьёй Уизли по поводу своего бастарда, по возможности увидеться с ребёнком.
4. Узнать о девочке по имени Мари Бошан, её статус, с кем живет, помочь материально, если условия жизни ребёнка не приемлемы — истребовать девочку под свою опеку.
5. Узнать что случилось с Малфоями. Почему умерла Нарцисса? Где Люциус и Драко? Кто такой Скорпиус?
      Малфои- единственная семья аристократов которая в своё время протянула руку помощи опальному Герою, да и родственники они наиболее близкие по роду Блэк.
      Крюкохват вызвался помочь с поисками Мари Бошан.
      Симус Финниган пообещал личную встречу в ближайшие дни.
      А маггловское детективное агенство Стивенсона уже через день сообщило, что мисс Петунья Эванс в настоящее время разведена, вместе с сыном проживает в Лондоне на съёмной квартире, сын Дадли — работает ветеринаром. Адрес съёмной квартиры прилагался.

      Не долго думая, Гарри решил навестить Петунью Эванс. Судя по адресу, жила она в бедном районе старой постройки по другую сторону парка, расположенного рядом с улицей Гриммо. От того, удастся ли договориться с Петуньей зависели все дальнейшие планы.
      Ближе к вечеру волшебник вышел из дома, одетый в маггловские джинсы и легкую куртку поверх футболки. Он прошёл через парк, пытаясь выбрать возможную линию поведения с тёткой. Район оказался намного хуже, чем он думал. Судя по прохожим в районе жили бедняки, да и квартиры в таких домах одни из самых дешёвых. Гарри упорно ходил по району. Пока нашёлся нужный дом. Пока нашёлся вход в нужную квартиру, оказавшуюся в полуподвальном помещении. В общем уже стемнело.
      Гарри постучал в обшарпанную дверь, не веря, что его тётка может жить в таких жутких условиях.
      Дверь открыл высокий молодой человек крепкого телосложения, короткостриженный блондин.
      Гарри глянул на него снизу вверх, надеясь, что всё-таки ошибся квартирой.
      — Вам кого?.. Поттер?

      Дадли Эванс вернулся домой поздно. Радовало то, что работы было много. Мама чувствовала себя сегодня не плохо, даже приготовила яблочный пирог.
      В дверь постучали. К Даду часто приходили домой по поводу больного животного. Денег катастрофически не хватало и он брался за любую подработку.
Мужчина за дверью на любителя животных похож был мало, да и на жителя этого района то же. Маленького роста, на полторы головы ниже его, довольно худой, но жилистый, в дорогих джинсах и куртке, короткий ёжик седых волос, шрамы на лбу и на правой щеке. И до боли знакомые зелёные глаза.
      Поттер был узнан, схвачен и буквально внесён в дом.
      — Мама! Поттер пришёл!

      Оказалось, что тётка и кузен действительно живут в съёмной квартирке из комнаты и кухни в полуподвале. Туалет и душ одни на две квартиры и общем коридоре. Но родственники были ему искренне рады. Петунья плакала и пила успокоительное. Дадли улыбался как дурачок и ставил чайник.
      Всё оказалось до банального просто. После продажи дома в 1997 году Вернон Дурсль бросил свою жену Петунью и сына Дадли. Денег на содержание Поттера ему больше не выплачивалось, деньги Петуньи закончились, а сама Петунья — не нужна, у Вернона была другая женщина и трое детей от неё. На Петунье Вернон женился только из-за её приданного, на которое был куплен дом на улице Тисовой и вложены средства в производство дрелей. Деньги от родственников Петуньи перестали поступать больше 15 лет назад, контроль за использованием средств тогда же прекратился, а потому, не видя больше для себя выгоды, Вернон забрал деньги за дом и ушёл в другую семью. Дадли, от поведения отца пришедший в ужас, категорично остался с матерью, хотя отец его с собой и не звал. Так они оба стали Эвансами.
      Петунья устроилась в магазин продавцом, нашла квартиру и даже взяла кредит на учёбу сына в колледже. Дадли, к её удивлению и удовольствию, решил лечить животных, а не заниматься бизнесом, как его отец.
      С поступлением в колледж материальная помощь Дадли от Вернона прекратилась, Петунья работала на двух работах, они переехали в самое дешёвое жильё в Лондоне, но колледж Дадли закончил. Петунья сильно заболела и больше на смогла работать, пособия от государства хватало с трудом. Дадли взял заботу о матери на себя и сразу же начал работать. Заработанных им денег на лечение матери, плату за квартиру и погашение кредита за учёбу едва хватало, вот и жили они в таких условиях. Но оба не жаловались и были действительно рады Гарольду.
Гарри честно признался, до настоящего времени, с 2000 года жил и учился за границей, вернулся в Англию несколько дней назад и нуждается в помощи.
      — Ну, денег у нас нет, брат, сам видишь, но если чем смогу помочь — помогу! — сразу же ответил Дадли.
      — Даже не спросишь какого рода помощь мне нужна?
      — Помнишь дементоров? Ты тогда спрашивал?
      Гарри вспомнил нападение дементоров. Как трясущимися руками вызвал патронуса. Как тащил тяжеленного Дадли до дома. Как сквибка миссис Фигг прибежала к нему на помощь, заслоняя его и Дадли собой, требуя колдовать несмотря на статус секретности. Как за этот был вызван на дисциплинарное слушание, а Министерство.
      — Мне нужно, чтобы вы переехали жить ко мне. Согласен оплатить все ваши долги.
      — Гарри у тебя что-то случилось? — обеспокоилась тётя Петунья.- Зачем мы тебе? Зачем тебе наши долги?
      — Да, случилось. Я вернулся, чтобы забрать из приюта моего крестника. Ему 12 лет и он сирота. Опеку не дают, так как я не женат. Требуют наличие проживающего со мной родственника женского пола. Ты у меня единственный такой родственник тётя Петунья.
      — Ты всё-таки вырос не плохим человеком, Гарри, — расплакалась Петунья. — Я помогу. Не дело мальчику в приюте быть при живых родственниках. Как говорили мои родители: можешь ребёнка-сироту родственника не любить, но заботиться — обязан.
      На следующий день Петунья и Дадли переехали на Гриммо 12.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: