Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

      

 

Дом на Гриммо 12 поражал не столько размерами, сколько запущенностью. От входной двери через прихожую заросшую грязью вела вытоптанная в грязи тропинка внутрь дома. Следы в пыли были в большой центральный зал с камином, из него в библиотеку, рабочий кабинет, в кухню и санузел.
      Вход в библиотеку и кабинет для сквибов был не доступен, поэтому Петунья не смогла увидеть относительный порядок, поддерживаемый Кикимером в этих помещениях. Кухня была наиболее чистым доступным местом. Подниматься по лестнице на 2 этаж Петунья не рискнула.
      — Гарри, а где ты тут спал? — неожиданно спросила тётка.
      — Там! — молодой Лорд ткнул пальцем в старый продавленный диван в зале с камином.
      Диван был относительно чистым, на нём лежали подушка и свёрнутый плед, за которым пряталось странное маленькое человекообразное существо с большими ушами и просто огромными белесо-голубыми глазами, в рваной застиранной наволочке.
      — Кикимер! Вот — тётку с кузеном привёл. Тётя Петунья — это мой домовой эльф Кикимер.
      — Ты держишь эльфа в свинарнике?
      — Тупая маггла! — возмутился эльф.- Это дом благородного древнего рода Блэк…
      — Видно, что древнего, — согласилась женщина. — И убирали тут в последний раз ещё в древности!
      — Кикимер старый! Кикимер жил один! Кикимер плохой эльф. Кикимер старый, никчёмный, не нужный эльф, — запричитал домовик, начав биться головой об подушку.
      Самоистязания эльфа были прерваны хозяином, схватившим мелкое существо на руки и прижавшим его к груди.
      — Петунья, Дадли! Я запрещаю вам обижать Кикимера. Он отвык ухаживать за домом. То, что дом еще не развалился — его заслуга. Этот домовик — моё наследство от крёстного, он мой друг, единственный кто меня не предал.
      Петунья молча прошла на кухню и стала выгружать из сумки продукты.
      — Гарри, а эльфы что едят? — поинтересовался кузен. — У нас только человеческая еда. Может нужно сходить в магазин?
      — Кикимер ест всё, — ответил Лорд, поглаживая по тощей спинке рыдающего эльфа. — Не плачь, Кикимер, ты очень нужный эльф, самый хороший. Ты мне нужен. Я тебя ни кому не отдам.
      — Ага, важный и нужный! — рявкнул Дадли, — только дохлый как бездомный пёс. Ты его кормить пробовал? А вымыть и нормально одеть?
      — Кикимер исправится! Кикимер будет много работать! Кикимеру не нужна одежда! — ещё больше разрыдался домовик, вцепившись в хозяина.

      Слава Богу, в доме древнего рода Блэк оказалась действующая канализация и исправный водопровод. Поднявшись по грязной скрипучей лестнице на второй этаж Петунья обнаружила шесть комнат. Вдвоём с сыном они привели одну комнату в относительный порядок, отмыв что можно, и легли спать.
      Лорд снова устроился на диване в каминном зале. Успокоенный Кикимер пригрелся на груди хозяина и уснул. Хозяин вернулся, хозяин обещал не бросать, а сквибов он как-нибудь потерпит, ладно хоть не гиппогрифа привёл хозяин, а то старому верному эльфу от причуд хозяина Сириуса не мало досталось…
      А на утро началась другая жизнь дома Блэк.
      Петунья первым делом выяснила размер финансов племянника. Кроме остатков в ученическом сейфе и заработанных за последние годы денег, был небольшой сейф с пожертвованиями Мальчику-Который-Выжил и 100 тысяч галлеонов полученных вместе с Орденом Мерлина. Финансового хозяйства родов Гарри ещё не касался.

      Петунья планировала ремонт. Вместе с Кикимером она обошла первый и второй этажи выясняя, что можно оставить и привести в порядок, а что только выбросить. Эльф благородного древнего рода Блэк понял чего желает сквибка Петунья, оценил как это скажется на положении его хозяина и соблаговолил оказывать содействие. Они даже сумели найти общий язык и Кикимер очень шустро вышвыривал паразитов, мешавших процессу.
      Гарольд же был отправлен в бывший кабинет Вальпурги заниматься выяснением своего материального положения.
      Вальпурга Блэк снизошла до нового главы рода и делилась имеющимися знаниями.
      По совету Вальпурги делать ремонт были наняты гоблины. Сантехнику, мебель и стройматериалы, по требованию Петуньи увидевшей цены и то старьё которое продавали в магмире, закупили у магглов. Работа в доме закипела.
      Петунья, отбросив магоненавистнические взгляды, довольно шустро давала указания гоблинам. Крюкохват, оценив обстановку и фронт работ, велел выполнять указания сквибки и ни в коем случае не тревожить Мастера, а если что-то за хозяином посылать эту самую сквибку — её не жалко.
      За неделю в доме на обоих этажах и чердаке были заменены окна, перестелены полы, отремонтирована крыша, а главное — установлены новые лестничные пролёты и ходить по дому стало безопасно.
      А ещё через 4 дня Гарри зашёл в свою свежеотремонтированную спальню, вымывшись в новой ванной, и лёг спать на новую кровать с только что распакованным новым постельным бельём.

      Кикимер похвастался хозяину новой корзиной и большой мягкой пуховой подушкой, заменяющим ему кровать. По требованию Петуньи эльф из каморки под лестницей, признанной не пригодной для жилья, переселился в бывшую кладовую 10 квадратных метров и у него теперь было своё окно, своя личная мебель и дружба с Петуньей. Но на всякий случай Кикимер притащил вторую корзину с подушкой в спальню хозяина, опасаясь что хозяин снова исчезнет. Корзина была устроена в кресле с полным запретом жить на нижней полке хозяйского гардероба.
      А ещё через пару дней Петунья представила лорду комнату для его крестника.
      — Ты же не собирался заставлять мальчика жить в захламлённом свинарнике? — решительно сказала Петунья, протянув Гарри очередной счёт на оплату.
      А к вечеру того же дня Лорд Блэк-Поттер зачаровывал выход из дома Блэков на кровь Петуньи и Дадли в квартиру в доме на Гриммо 13 — куда Дадли с удовольствием переселился. В 30 лет человеку хочется иметь своё собственное отдельное жильё, а вариант с квартирой соединенной с домом Лорда, где обосновалась его мама, Дадли считал вообще идеальным.

      Лорд Блэк-Поттер уже не в первый раз рассматривал банковские документы и не мог понять почему в родовой сейф почти нет поступлений. Как он ни старался разобраться откуда должны быть эти самые денежные поступления — понять ничего не удавалось. Казалось бы, вот они принадлежащие роду предприятия, которые функционируют, вот вассалы, которые отчисляют ренту и часть прибыли, а поступления в сейф с каждым годом уменьшаются. Имеющаяся недвижимость то же смущала.
      Вальпурга Блэк, наблюдая за метаниями Лорда, решила в дела рода вмешаться.
      — Гарри, я могу чем-то помочь?
      — Как вы со всем этим справлялись Вальпурга?
      — Увы, почти никак, способностей к предпринимательству во мне нет. После смерти Ориона я всего лишь дала распоряжение гоблинам поддерживать имеющиеся проекты в том же объёме. Единственное чем я занималась лично — дома на площади Гриммо — я заключала договора аренды квартир со сквибами.
      — А сколько домов на площади Гриммо принадлежит Блэкам?
      — Все, мой Лорд. Все 15 домов.
      — То есть квартиру в доме 13 для Дадли мы не купили, а заняли принадлежащую мне?
      — Конечно! На Гриммо нет магглов, тут живут только сквибы, допущенные представителями рода Блэк. Магглы сюда просто не могут войти.
      — А разве дома не принадлежат городу?
      — Конечно нет! Вся имеющаяся в наличии недвижимость рода Блэк входит в майорат и является неотчуждаемой.
      Гарольд ещё раз прочитал бланк о доходах с домов на площади Гриммо.
      — А почему квартиросъёмщики перестали платить? Они вообще у нас есть?
      — Не знаю. Договора аренды заключались пожизненные, сквибы тут живут только свои, дома для них и построены, плата за квартиры почти символическая. Может кто ушёл, а может и умерли. Последние договора заключались ещё при моей жизни. Регулас погиб, а Сириус принимать Род наотрез отказался.
      — Леди, а как вы составляли отчёты? У вас был поверенный?
      — Ох, Гарри… Доходы Рода были не намного больше, чем сейчас и содержать поверенного было бы чересчур расточительно.
      — Как же мне разобраться со всеми этими документами?
      — Нет ничего проще. Сделай как я — попроси Кикимера.
      — Дела Рода Блэк вёл домовик?
      — Кикимер не просто домовик, он прошёл специальное обучение в Гринготтсе и вёл дела рода ещё при моём прадедушке.
      — Что же он мне ничего не сказал?
      — А ты спрашивал? — ехидно усмехнулась Леди Блэк и покинула портрет.

      Петунья взяла на себя закупку продуктов, она брала банковскую карточку Лорда Блэк-Поттера и целыми днями ходила по всем близлежащим магазинам, от чего даже получала удовольствие. Ей очень нравилось чувствовать себя нужной. Готовить еду на всех то же стала Петунья. Стряпня домового эльфа ни в какое сравнение не шла с приготовляемым опытной домохозяйкой.
      Кикимер был отловлен Лордом на кухне. Лорд вырвал у эльфа кастрюлю, отшвырнув её на стол, схватил перепуганного домовика обеими руками и бегом утащил в кабинет.
      Эльф так напугался, что не сразу понял, что от него требуется. Лорд метался по кабинету, тыкал пальцем в разложенные на большом письменном столе документы, размахивал руками выкрикивал бессмысленный набор слов.
      — Кикимер! — позвала с портрета Леди Вальпурга, — Лорд Блэк-Поттер желает, чтобы ты помог ему разобраться с банковскими документами.
      — Да! — подтвердил Лорд, рухнув на кресло, с надеждой глядя на эльфа.
      — Хозяин желает заниматься делами Рода?
      — Да.
      — Хозяин желает, чтобы старый Кикимер помогал ему с документами? Хозяин доверяет никчёмному Кикимеру?
      — Кому же мне ещё доверять-то? Нанять что ли кого?
      — Кикимер поможет! Хозяину не надо нанимать чужих! У хозяина есть его верный Кикимер! Кикимер умеет вести бухгалтерию! Кикимер знает делопроизводство! Кикимер был личным помощником трёх Лордов Блэк! Кикимер всё сделает!
      — Что же ты, зараза ушастая, не говорил, что ты помощник по ведению дел Рода?
      — А хозяин спрашивал? Нет, не спрашивал! Хозяевам нужен уборщик дома, нянька, повар, прачка, а помощник в делах не нужен! Лорд Орион отправил негодного Кикимера убирать комнаты. Хозяюшка Вальпурга делами почти не занималась. А хозяин Сириус велел Кикимеру ухаживать за гиппогрифом…
      — Стоп! — рявкнул Лорд, — Никакой уборки, стирки, готовки и прочей хрени! Ты — Кикимер — мой личный помощник! Ты работаешь в кабинете! Ты занимаешься всем что умеешь и пытаешься научить меня! От другой работы я тебя освобождаю!
      — Хозяин желает учиться у старого никчёмного Кикимера вести дела Рода?
      — Да!
      От неожиданности эльф замолчал и тупо уставился на хозяина, деловито устраивавшего его на трёх подушках на стуле у рабочего стола и пододвигающего к нему шесть пачек документов выше роста домовика.
      — Ты уж постарайся, друг мой! Экономику я немного изучал, теорию бухгалтерского учёта и ведения хозяйства то же, но настолько архаичных документов ещё не видел. Постарайся объяснить мне смысл всего этого на нормальном современном английском языке.

      Деньги. Деньги. Деньги. Деньги — это вечная проблема. Нет денег — плохо, есть — то же мало хорошего. В любом случае много денег никогда не бывает. И ещё чем больше денег, тем больше ответственность.
      Содержимое зарплатного сейфа Лорда Блэк-Поттера стремительно таяло. Однако на ремонт ушло на одну треть меньше, чем было запланировано. Причину столь невероятных скидок за работу гоблинов Гарольду довелось увидеть лично. Тётя Петунья и его поверенный Крюкохват торговались за каждый кнат. Такого напора от Петуньи никак нельзя было ожидать. Она давила все доводы гоблинов со сноровкой асфальтоукладчика. Крюкохват вынужденно уступал и безобразно радовался достойному оппоненту.
      Но деньги со счёта подходили к концу. Петунья увлечённо обходила магазины и умудрялась обеспечивать свою семью продуктами максимально, но в режиме строжайшей экономии. Вести домашнее хозяйство Петунья умела, но в бизнесе ничего посоветовать не могла.
      — Гарри, а как ты готовишься к слушанию об опеке? — во время ужина поинтересовался Дадли.
      — Собрал документы. Выполнил нужные условия.
      — И что — всё? — не поняла Петунья.
      — Гарри, а у тебя деньги есть?
      — Да при чём тут деньги?
      — Брат, ты — инфантильный идиот и всегда был таким.
      — А что делать-то надо?
      — Я не знаю, — созналась Петунья, — но в вашем мире должны быть люди, которые этим занимаются. У вас есть какие-нибудь адвокаты?
      — Наверное. Вы думаете нужно нанять адвоката? Кикимер где «Ежедневный Пророк» за последнюю неделю?
      — Зачем хозяину «Пророк»? У хозяина есть его верный Кикимер! Что хочет найти хозяин?
      — Мне нужен адвокат.
      — Хозяйка Вальпурга обошла всех адвокатов, когда пыталась спасти из Азкабана хозяина Сириуса. Деньги брали все, но никто всерьёз за дело не брался. Взялся за пересмотр дела лишь полукровка Фергюссон. Даже была назначена дата слушания. Но в связи со смертью хозяйки Вальпурги в пересмотре дела Сириуса Блэка было отказано. Хозяину лучше обратиться к адвокату Джарэду Фергюссону.
      — А как его найти знаешь?
      — Кикимер знает. Кикимер сохранил визитку с каминным адресом адвоката.

      Беседа с адвокатом Фергюссоном выявила массу проблем в планах Гарольда. Оказалось, что в первые годы после победы взятые под опеку сироты скоропостижно умирали по невыясненным причинам, а их имущество исчезало в неопределённом направлении. Условия взятия под опеку стали предельно ужесточены. Каждый случай стал контролироваться специально созданным отделом по опеке при Министерстве Магии под руководством Доллорес Амбридж, которая, взаимодействуя с директором Хогвардца Макгонагал, взяла весь процесс в свои руки. Благодаря Амбридж по вине опекунов не погиб больше ни один несовершеннолетний маг независимо от материального положения и чистоты крови. Был наложен запрет для опекуна на имущество и денежные средства опекаемого, поддержанный банком Гринготтс.
      За последние пять лет было принято лишь три положительных решения об опекунстве: семья Макроуз стала опекуном своей внучки Мари-Анабель Ренье — 7 лет; семья Робертсонов взяла под опеку своего внучатого племянника Николаса Робертсона — 14 лет; незамужняя мисс Рита Скитер стала опекуном своего племянника Моргана Скитер — 5 лет. Всем остальным было отказано. Отказ в установлении опеки обжалованию не подлежал.
      Лорд Блэк-Поттер понял всю глубину своих заблуждений относительно установления опеки над крестником.
      Было решено задействовать Минерву Макгонагал, чем займется Гарольд лично; Риту Скитер попробует расположить к себе Петунья. Так как будущий опекун является Лордом двух Родов и имеет пять мест в Визенгамоте, адвокат будет требовать присутствия представителя Палаты Лордов. Нужно будет договориться с Лордом, который не только поддержит требование об опеке, но и будет готов явиться на слушание по первому же требованию. Из списка ныне живущих Лордов Магической Великобритании Гарольду был лично знаком лишь Лорд Невилл Френк Лонгботтом. Адвокат посоветовал с Лонгботтомом до слушания не встречаться, а передать просьбу о помощи с адвокатом.
      На следующий день адвокат встретился с поверенным Лорда Лонгботтома в Гринготтсе и через гоблинов передал своё прошение о содействии и письмо Лорда Блэк-Поттера.

      Хогвардц был восстановлен сразу же после войны буквально из руин. Средства, конфискованные у осужденных Пожирателей Смерти шли в основном на Мунго, Хогвардц и социальные пособия нуждающимся. Остальные пункты финансировались по остаточному принципу.
      Лес значительно отодвинулся от стен замка. Пустоши, образовавшиеся после боевых действий, деревьями не засаживались, а превратились в огороды.
      Лорд Блэк-Поттер от Хосмида шёл к Хогвардцу узкой дорожкой между посадками картофеля. В сторону леса на делянках вызревали огромные оранжевые тыквы. Возле стены у входа в замок рядами шли грядки с морковью и свёклой.
      Лорд дождался пока его встретит новый завхоз — пожилой высокий тощий мужчина в тёмно-коричневой мантии и молча последовал за ним в замок.
      На внутридворовой территории замка везде где можно и нельзя устроили грядки. На клумбах вместо цветов посажена кукуруза. Грядки с зеленью лука неприятно искажали представление о том как должна выглядеть школа летом. Поле для квиддича так же не радовало взгляд дозревающими тыквами.

      Горгулья стояла неподвижным мёртвым стражем перед открытым входом в директорский кабинет. В кабинете директора было слишком пусто, о чём Гарольд тут же бестактно уведомил сидящую в кресле директора Минерву Макгонагал.
      — Увы, всё что не относится к безопасности школы и учебному процессу пришлось продать, — отодвинув от себя стопку документов прокомментировала директор.
      Макгонагал сильно постарела и стала до невозможно тощей. Годы её совсем не красили.
      — Рада видеть вас Лорд Блэк-Поттер!
      Гарри присел в предложенное ему жёсткое кресло и согласился выпить чашечку предложенного школьным домовым эльфом чая.
      — Я то же рад видеть вас, директор. Я хотел бы посоветоваться с вами по поводу опеки над Тедди Люпином.
      — Лорд, — сухо ответила директор, — какой именно вопрос у вас ко мне? Когда у мальчика-сироты умерла бабушка, вы не соизволили ответить ни на одно из моих писем. В результате Эдвард Ремус Люпин был помещён в приют, где находится каждые каникулы.
      — Тедди был отправлен в приют ещё на Рождественские каникулы?
      — Андромеда Тонкс умерла в сентябре прошлого года.
      — Я не получал ни одного вашего письма, директор. Две недели назад гоблины Гринготтса передали мне письмо Тедди и я сразу же вернулся в Англию.
      — Вы подали прошение об опеке?
      — Да! Сразу же как приехал. Мне помог Симус Финниган.
      — У вас с Симусом сохранились дружеские отношения?
      — Увы, ни с кем в Англии я отношений не поддерживал, но сразу по прибытии в Англию доблестные авроры приняли меня за Пожирателя и всю ночь продержали в камере Автората. Начальник Автората имел удовольствие лично устроить мне внеочередной и без предварительной записи приём моего прошения об опеке в отделе опеки в обмен на обещание не жаловаться на его подчинённых.
      — Когда слушание?
      — Первого июля 2010 года в 11 часов.
      — Уже через три дня. Я поняла. Лорд вы уверены в серьёзности ваших намерений? У вас были проблемы перед отъездом…
      — Я их решил! — не добро усмехнулся Гарольд, ложа на стол перед директором руки с двумя родовыми кольцами и тремя кольцами Мастерства.
      Теперь директор смотрела на посетителя не только благожелательно, но и с уважением.
      — Гарри, ты понимаешь, что до окончания обучения мистера Люпина тебе придётся жить в Англии?
      — Понимаю. Мы с Тедди будем жить на Гриммо 12. Тётя Петунья уже сделала в доме ремонт.
      — А как на сквибку в доме отреагировал твой эльф?
      — О! Кикимер был рад переложить на неё покупку продуктов и готовку. Комната для Тедди уже готова.
      — Я рада твоему возвращению Конечно, я помогу тебе с опекой. Я даже лично приду на слушание. Но могу ли я что-либо просить у тебя?
      — Что именно?
      — Ты же сам видишь, школа в бедственном положении. Раньше 70% учащихся оплачивали своё обучение, а за остальных плату вносил Совет Попечителей. Теперь в долг учатся 97% учащихся. Учёба твоего крестника была оплачена банком по твоему распоряжению. Тех денег, что даёт Министерство хватает лишь на минимум учебных пособий и зарплату учителям. У многих учащихся нет средств купить личные учебники. Мы организовали сбор старых учебников, но на всех всё равно не хватает. Мы практически перешли на самообеспечение, все какие можно продукты выращиваем сами, но уже летом мы не можем обеспечить питанием даже пару десятков учащихся. Поэтому всех учащихся оставшихся без опеки мы на каникулы отправляем в приют — там хотя бы кормят. Нам очень нужны деньги и очень нужен Мастер Артефактор починить систему безопасности замка, или хотя бы вернуть функции портретам.
      — Систему безопасности я осмотрю в сентябре, возможно с потретами помогу бесплатно, но своих материалов для починки у меня нет. Денег же выделить не могу, я только начал вникать в дела родов, но уже сейчас вижу их плачевное состояние.
      — Мы будем рады любой помощи. Дела сейчас у всех плохи. Деньги за учёбу выпускниками выплачиваются в очень малых суммах, больших зарплат почти нет. Почти все хозяйства разорены. Мистер Гойл продает нам по сниженной цене яйца и кур. Лорд Лонгботтом поставляет по минимальной цене ингредиенты для зелий. Лорд Пруэтт пообещал к осени закупить для нас пару тонн овсянки и пшеничной муки. Если на твоих предприятиях или у твоих вассалов есть на продажу что-либо нужное детям продай нам подешевле. Нам нужно практически всё.
      — Как только вникну в дела, подумаю, чем смогу помочь.
      — И на счёт членства в Совете Попечителей то же подумай.
      — Что вы знаете о Малфоях?
      — Люциуса на 8 лет отправили в Азкабан. Нарцисса в приступе безумия пыталась убить своего сына Драко. Две группы авроров, пресекавших её действия погибли в бою с ней. Нарцисса была убита при задержании. Что случилось с Драко — не известно, скорее всего нелегально уехал за границу и спрятался где-то подальше от нас.
      — А Невилла давно видели?
      — Неделю назад Невилл заходил в Хогвардц. Я поговорю с ним на счёт опеки. Камин в мой кабинет я для тебя сейчас открою, заходи в любое время. Кабинеты и гостиные у нас всегда открыты — починить нет средств.
      — Благодарю за содействие, директор.
      Лорд Блэк-Поттер встал, чинно поклонился и через открытый для него камин переместился на Гриммо 12.

      Петунья вместе с Гарольдом встретились с журналисткой Ритой Скитер в маггловском кафе. Петунья кратко изложила суть проблемы. Гарольд молча соглашался со всем сказанным его тёткой. Рита пообещала содействовать в рамках закона. Взамен договорилась об эксклюзивном праве печатать статьи любого формата о событиях с участием Гарольда, поклявшись не вредить в своих публикациях. Участвовать же в деле в случае отказа в опеке согласилась лишь когда Петунья пообещала от имени Лорда Блэк-Поттера оказывать посильную помощь её сыну Моргану Скитеру.
      Крюкохват по каминной сети передал Гарольду письмо Лорда Лонгботтома: « Помогу! 1 июля весь день буду ждать вызова на слушание.»
Записка сгорела после прочтения.

      В Отдел Опеки Гарри собирался как на экзамены. То есть, то носился по комнате и выхватывал из гардероба разные мантии, брюки, рубашки и откидывал их в сторону, не примеряя; то садился в кресло и тупо смотрел в одну точку.
До назначенного времени оставалось уже меньше часа.
      Петунья сидела на диванчике в каминном зале и посматривала на часы. Как и положено добропорядочной английской леди, она собралась заранее. Племянник до сих пор не спустился.
      — Кикимер! Не мог бы ты мне помочь? Сходи к хозяину, узнай скоро ли он?
      Кикимер, не удостоив ответом Петунью аппарировал к хозяину в спальню.
      — Хозяин! Хозяин! Гарри!
      Гарри устало потёр глаза и посмотрел на своего верного друга — домового эльфа.
      — Хозяину нужно идти. Лорд Блэк-Поттер не может опаздывать! Лорд Блэк-Поттер должен соответствовать своему статусу!
      — Кикимер глянь на меня. Из меня Лорд как из Хагрида балерина…
      — Не сметь! — квакнул домовик, — Магии видней кому быть Лордом. Хозяин — Лорд двух родов!
      — Ага, но это мне мало помогает выглядеть как Лорд и поступать как Лорд.
      — Хозяин глупый, но сильный. Хозяин опять забыл, что у него есть его верный эльф Кикимер!
      Кикимер щёлкнул пальцами и на хозяйскую кровать плавно опустилась парадная мантия темно-синего цвета с бронзовой окантовкой. Эльф ловко выхватил из вороха хозяйской одежды чёрные брюки, чёрный жилет и белую рубашку.
      — Хозяин сейчас оденется! А потом хозяин откроет сейф в спальне и оденет медальон главы рода с гербом благородного древнего рода Блэк.
      Гарри Торопливо оделся, одел на шею поверх мантии медальон размером с чайное блюдце и уставился на своё отражение в зеркале. Переодеваться было уже некогда.

      Петунья встала и поклоном головы приветствовала Лорда.
      — Всё так плохо, да, тётя Петунья?
      — Сделай лицо, как вон у того мужика на портрете! — скомандовала Петунья, указав на брезгливую физиономию портрета Ориона Блэка.
      Орион Блэк обиделся и покинул портрет.
      Гарри кривлялся перед зеркалом пока выражение его лица не устроило придирчивую тётку.
      — А теперь ты оденешь вот эту цацку и будешь ей светить перед каждой министерской мордой! — рявкнула Петунья, протягивая Лорду коробочку с Орденом Мерлина 1-й степени, полученному Гарри Поттером за победу над Воландемортом.
      — Где ты его нашла?
      — Кикимер бережливый эльф! — заверещал домовик, — Кикимер не даст пропасть хозяйскому добру!
      Лорд Блэк-Поттер тяжело вздохнул, расправил плечи, изобразил «морду кирпичом», поправил прицепленный на парадную мантию высший Орден магической Англии, поудобнее перехватил трость, подал руку тётке-сквибке и переправился по каминной сети в Министерство Магии.

      В 11 часов 1 июля 2010 года в зале №7 судебного крыла Министерства Магии открывалось слушание дела об опеке по заявлению Г.Д.Поттера.
      Председательствующая начальник Отдела Опеки Долорес Амбридж с неудовольствием оглядела присутствующих и объявила о начале слушания.
Присутствие начальника Автората мистера Финнегана и Директора Хогвардца Макгонагал было понятно. Зато незабвенная Рита Скитер, прибывшая по приглашению заявителя, была явно лишней, никогда бы эту заразу не видеть. Амбридж всегда негативно относилась к представителям прессы. Старый полукровка Фергюссон заранее заявил о своём участии в качестве адвоката Поттера. И женщина средних лет в светло-голубом закрытом платье в пол, державшаяся с достоинством истинной Леди, по телосложению и чертам лица — явная родственница заявителя, где он только её нашёл не понятно…
      Адвокат Фергюссон поднялся со своего места и обратился к собравшимся.
      — Лорд Блэк-Поттер, глава рода Блэк и глава рода Поттер, Гарольд Джеймс Поттер, кавалер ордена Мерлина 1-й степени требует от Министерства Магии Великобритании передать ему под опеку его крестника несовершеннолетнего сироту Эдварда Ремуса Люпина 2 апреля 1998 года рождения.
      Собравшиеся на слушание маги зашумели обсуждая то, что заявитель не рядовой маг, а Лорд двух родов и потребовали пригласить представителя Палаты Лордов. Единственный Лорд, который выразил согласие немедленно явиться на слушание был приглашён и через несколько минут в зал №7 вошёл Лорд Лонгботтом, оглядевший собравшихся и выбравший себе место рядом с заявителем.       Этот факт сразу же вызвал недовольство мисс Амбридж.
      Собравшиеся ознакомились с представленными документами.
      — Лорд Блэк-Поттер, присутствующая с вами дама будет проживать с вами и мистером Люпином? Не могла бы она представиться?
      Женщина в голубом платье встала и прошла к месту дачи показаний.
      — Ваше имя?
      — Петунья Розалия Эванс.
      — Вы замужем? У вас есть дети?
      — Я в разводе. Проживаю в родовом доме Лорда Блэк-Поттера. Мой сын Дадли Эванс сквиб.
      — И вы хотите сказать, что можете помочь в воспитании волшебника?
      — Да. Одного я уже как могла вырастила и воспитала. Мой племянник — Гарольд Джеймс Блэк-Поттер, с полутора лет он жил со мной в моей семье.
      — Не благодаря вам ли ваш племянник неоднократно совершал поступки, требующие разбирательства Министерства?
      — Возможно, но за все свои отрицательные, а подчас и хулиганские действия Гарри был награждён Орденом Мерлина. Вам это о чём-нибудь говорит? Или признание магией Лордом не является показателем благонадёжности? — глядя прямо в глаза мисс Амбридж заявила Петунья.
      — Вы понимаете, что вам предстоит жить с Лордом Блэк-Поттером в одном доме и воспитывать не самого примерного ребёнка-волшебника?
      — Эдвард Люпин — хороший мальчик! — тут же осадила Амбридж Макгонагал. — На него нет ни одного взыскания.
      — А его нестабильная магия, директор Макгонагал? Как сквибка будет справляться с неконтролируемыми всплесками метаморфизма? Её психика это выдержит?
      — С волшебными проявлениями моего крестника я справлюсь сам без посторонней помощи, или вы сомневаетесь в моих возможностях? — поинтересовался заявитель, поправляя Орден.
      Маги перешли к совещанию по вопросу передачи опеки. Решение было почти единогласно положительным, но начальник Отдела Опеки высказалась против, усомнившись в надёжности сквибки.
      Макгонагал тут же предложила, чтобы опекун нанял в помощь няню-волшебницу.
      Решением стало: передать несовершеннолетнего сироту Эдварда Ремуса Люпина под опеку Лорда Блэк-Поттера с условием проживания с опекаемым его родственницы сквибки Петуньи Эванс и при наличии няни-волшебницы с заключением с няней трудового договора до 17-летия опекаемого. Э.Р.Люпина передать под опеку Лорда Блэк-Поттера сразу же по предъявлении заключённого контракта с няней.
      Невилл Лонгботтом, намного лучше ориентирующийся в реалиях современной жизни магов Англии, посоветовал Гарольду немедленно зайти в отдел по контролю над бывшими пожирателями, где очередь на трудоустройство была просто огромной. Макгонагал и Скитер переглянулись и пошли задерживать Амбридж, а точнее лично знакомиться с решением об опеке с разрешения Лорда Блэк-Поттера. Адвокат Фергюссон и Петунья Эванс присоединились к ознакомлению с документом.

      Финниган втащил Гарольда в лифт и очень быстро доставил не сопротивляющегося Лорда Блэк-Поттера к отделу по контролю над бывшими пожирателями.
      Оглядев четырёх женщин, ждущих своей очереди на приём в кабинет по трудоустройству, ткнул в одну из них пальцем.
      — Вот Поттер смотри — Паркинсон! Чем не годна? Паркинсон, французский знаешь? Немецкий и латынь? Знает! Аттестат Хогвардца почти с отличием. Чего не может — научишь, не хочет — заставишь!
      Мисс Паркинсон испуганно смотрела на двух мужчин, обсуждавших её. Стоявшие в очереди тут же ушли подальше. С начальником Автората и Лордом с Орденом Мерлина на мантии связываться себе дороже, стоять с ними рядом и то небезопасно, кто знает чего от победителей Тёмного Лорда ожидать.
      Финниган схватив под руки Лорда Блэк-Поттера и мисс Паркинсон, завёл их в кабинет по трудоустройству.
      Пожилая волшебница очень впечатлилась визитом начальника Автората и без промедления оформила контракт няни на имя волшебницы ограниченной в правах Персефоны Аиды Паркинсон сроком на 5 лет.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: