Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 5

Глава 5

      2 сентября на ужине в Большом зале Хогвардца присутствовал новый член Попечительского Совета школы Лорд Блэк-Поттер. Большой зал напоминал о послевоенной разрухе. Деревянные грубосколоченные столы, массивные лавки и кое-где деревянные стулья. На столах простая маггловская дешевая посуда. На тарелках учащихся овсянка, вареное куриное яйцо и кусок хлеба. Большие чаши с мелкими яблоками на середине столов. Неизменным осталось лишь наличие тыквенного сока.
      Наибольшее количество учеников было на Грифиндоре занимающем 2 ряда столов. Крайний стол у стены занимали дети разных возрастов в приличных мантиях, каждый из которых принёс к ужину припасы из дома, многие кушали собственными столовыми приборами. За вторым столом с одной стороны алознамённого факультета сидели дети бедные, у половины не было мантий, одетые в маггловскую подержанную одежду не по размеру. Вторую сторону стола занимали «приютские» в одинаковой пока ещё новой и добротной одежде.
Стол Ровенкло был наиболее демократичным: дети в дорогих мантиях сидели рядом с детьми в поношенной одежде, места между ними занимали сироты. Каждый был сам за себя, но никто друг другом не брезговал.
      В Хафлапаф детей из обеспеченных семей было всего четверо, они сидели отдельно. Остальные казались единым коллективом. Лорд Блэк-Поттер сразу же нашёл взглядом крестника, сидевшего на самом краю стола и ковырявшего ложкой кашу.
      Самым малочисленным был стол Слизерина: 37 человек на шести курсах вместе с распределившимися в этом году пятью первокурсниками. Все дети сидели за маленьким столом лицом к залу Ближе к преподавательскому столу сидел Кассиус Лейстрандж — 5 курс. Все слизеринцы в старых, но в тщательно отчищенных и аккуратно заштопанных мантиях, спины прямые, манеры как на королевском приёме. Двух девчонок-первокурсниц сразу же взяли под опеку старшекурсницы. Два пацана пристроились к старшим брату и сестре. А один первокурсник усажен рядом с Лейстранджем. Мальчик сильно выделялся на фоне факультета: белый воротничок рубашки, добротная качественная и главное новая мантия, тоненький как тростинка, черноволосый и черноглазый — он был похож на маленького принца впервые увидевшего детей-ровестников. Его фамилия: Смит, явный магглокровка из богатой семьи среди обнищавших аристократов.

      На Лорда Блэк-Поттера, представленного как члена Попечительского Совета школы и приглашённого Мастера Артефактора смотрели кто с негодованием, кто с интересом, кто со страхом. Лорд чувствовал себя неловко за преподавательским столом в парадной мантии с родовыми регалиями и орденом Мерлина 1-й степени.       Макгонагал смотрела на него с гордостью и благодарностью, остальные с явным радушием. Совершенно седой Флитвик придвинул Лорду тарелку с печеньем, единственную на столе преподавателей, к которой Лорд не посмел прикоснуться. Самый молодой преподаватель — декан слизерина и профессор нумерологии мисс Саливан отсела от Лорда подальше и лучилась неприязнью.
      По окончании ужина слизеринцы дождались пока покинет зал основная масса других факультетов, затем одновременно встали, выстроились в правильное карэ, внутри которого поместились младшие и девчонки, и двинулись на выход. Мисс Саливан тут же последовала за своими подопечными, сопровождая их.
Тедди дождался пока крёстный пойдёт к выходу и подбежал к нему, сверкая счастливыми глазёнками и пугая ярко-красным цветом волос. Крёстный не обманул, он в самом деле приехал работать в Хогвардц, он при всех не отвернулся и не стесняется Тедди.
      В спальни Хафлапаф мистер Люпин больше не вернулся. Эльф забрал оттуда все его вещи и перенёс в комнаты отведенные представителю Попечительского Совета, рядом с комнатами преподавателей на втором этаже.

      Лорд Блэк-Поттер рано утром вошёл в кабинет директора, неся в руках тяжеленный фолиант «Устава Хогвардца».
      — Директор! Согласно Уставу школы я, как член попечительского совета, требую предоставить моему подопечному отдельную комнату для проживания!
      — С Удовольствием, но вынуждена отказать. Все комнаты, кроме факультетских замком закрыты. В свободном доступе спальни и гостиные факультетов, учебные классы, большой зал, кухня, комнаты преподавателей и кладовые. У нас нет даже комнат для старост. Гостиные факультетов круглые сутки открыты. Ремонтируй любую комнату на втором этаже и вселяй мистера Люпина. Вот держи план замка!
      Лорд осекся и задумчиво почесал переносицу, поправив отсутствующие очки.
      — Гарри! Осмотри замок и составь приблизительную смету. Министр обещал выделить часть денег уже хоть завтра. Попечительский Совет выделил 200 галеонов на текущий ремонт. Я понимаю, что это ничтожно малая сумма, но мы с Амбридж и Скитер работаем над этим. Сейчас начат сбор средств на услуги Артефактора по ремонту замка. Если хочешь, начни с обустройства крестника, но очень тебя прошу, сделай что-нибудь чтобы входы в гостиные факультетов закрывались: мы устали разгонять бродящих в поисках приключений по замку умников, драки по ночам не прекращаются.

      К концу сентября все привыкли к бегающему по школе по одному ему известному направлению мастеру Артефактору. Дети перестали пугаться грозного Лорда без мантии днём и ночью бродящего по замку и делающему какие-то заметки. Лорд из всех детей не игнорировал только Тедди Люпина, но и все остальные старались лишний раз по замку не ходить, чтобы даже случайно не сталкиваться с Мастером. У Победителя Волдеморта была не особо приятная внешность, да и репутацию ему за последние 10 лет изрядно изгадили.
      Люпин под присмотром крёстного и ставших уделять ему время преподавателей, начал учиться намного лучше. Под присмотром крёстного мальчик стал лучше питаться и гулять на свежем воздухе.
      За сентябрь в замке стали подходить к концу сельскохозяйственные работы, урожай в основной части был собран и стали приходить временные учителя, назначенные Министерством, для ведения уроков полётов и зельеварения. 
      Учителем полётов была прислана пожилая леди — бывший загонщик команды по квидиччу «Холлидерские Гарпии». Она явно имела преподавательский талант, дети с радостью ходили на её занятия и у неё практически не было травм. Мётел у неё то же практически не было.
      Учитель зельеварения Гарольду не понравился. Он приходил один раз в неделю в воскресенье и в течении четырёх часов со старшекурсниками варил из имеющихся в школе ингредиентов простые зелья для больничного крыла. У младших курсов зельеварение изучалось лишь теоретически по учебникам под руководством школьной колдомедсестры.
      Смотря на учебную программу и преподавательский состав было понятно почему за десять лет в Англии не появилось ни одного Мастера, а в аптеках радовались наличию зелий даже низкого качества.

      В начале сентября Лорд Блэк-Поттер встретился в Гринготтсе с Лейстранджами, где расспросил про способности Кассиуса. Сомнений в пробудившемся родовом даре артефактора пространственика у мальчика не было. Мастер Олливандер в ученичестве Кассиусу отказал, ссылаясь на возраст и наличие ученика. Отказ был явно из-за фамилии Лейстрандж. Других Мастеров Артефакторов в Англии не было, оплатить обучение у Мастера за границей было слишком дорого, да и не мог Кассиус покинуть территорию Англии из-за той же самой фамилии Лейстрандж.
      Гарольд расспросил о возможностях Кассиуса. То, чему смог самостоятельно научиться мистер Лейстрандж вполне тянуло на звание подмастерья. Лорд Блэк-Поттер вручил парню неисправные сквозные зеркала, на починку которых не доходили руки. В конце сентября Кассиус попросил о приватной встрече с Лордом Блэк-Поттером и в пустующем учебном классе Хогвардца вручил Гарольду зеркала в рабочем виде, там же был подписан предварительный договор об ученичестве.

      К конце сентября Тедди Люпин получил свою собственную отдельную большую комнату в замке. Комнату, закрывающуюся на пароль, с удобной, купленной специально для него мебелью. Тедди начал учиться пользоваться сквозным зеркалом, чтобы можно было в любой удобный момент связаться с крёстным.
      А ещё у Тедди появился первый друг и единственный сосед по комнате, которого он сам пригласил жить у себя — Крис Райт. Шустрый темноволосый первокурсник сам подошёл, познакомился и предложил дружбу. Мальчишка оказался тихим, умным и ненавязчивым. Крёстный друга одобрил.

      Уже в сентябре Лорд Блэк-Поттер выяснил, что факультет Слизерин передвигается по Хогвардцу исключительно только строем, старшие забирают с занятий младших. Слизеринцы почти всё время помимо занятий проводят в гостиной и спальнях, выходя только на занятия и в Большой Зал, иногда всем составом оккупируют библиотеку. При попытке избить одного, факультет в полном составе бросался на защиту. На факультете Слизерин было меньше всего баллов и все отработки проходили под руководством их декана. Даже отдавать отремонтированные зеркала Кассиус Лейстрандж пришёл в сопровождении однокурсников.
      Выяснилась причина того, что Лорд Блэк-Поттер практически нигде не пересекался с деканом Слизерина мисс Саливан — она вела занятия на первом этаже, а жила в одной сиз спален своего факультета. По сути пересекаться им было негде.

      Подземелья Слизерина были тем местом, где, считалось, было наименьшее количество повреждений. В Хафлапаф был уже снова работающий вход в гостиную, а комнаты учащихся были оставлены на откуп самих учеников.
      Подземелья от кабинета декана были сырыми, стены почти целиком покрыты плесенью. Вход в гостиную ничем не закрывался. Часть спален были пусты и не освещаемы, зачарованные окна не работали. В спальни с закрытыми дверями Лорд Блэк-Поттер не заглядывал, уважая чужое личное пространство. В гостиной вся имеющаяся мебель была отодвинута к входам в спальни, прикрывая их как баррикада. В этом помещении Лорд Блэк-Поттер был всего один раз в жизни, но мог поклясться в том, что такой откровенной нищеты тут никогда не было.
Мастер обследовал пол, потолок и стены, находя разбитые элементы общей структуры магической поддержки. Камин служил лишь средством отопления, функция перемещения в нем была уничтожена.
      Изгваздавшись в саже и в побелке, Мастер по карте нашёл душевую факультета и решил вымыть руки. Даже его, не избалованного роскошью, настиг культурный шок. В душевой было холодно, ни один кран не работал. Вода, стоявшая посередине душевой комнаты в огромной ёмкости, покрылась корочкой льда. Вдоль одной из стен выложена огромная поленица дров.
      Мастер был настолько шокирован, что сел на пол и сидел до тех пор пока не пришла декан факультета.
      — Лорд Блэк-Поттер, что вы делаете в помещении душевой факультета Слизерин? По какому праву вы здесь находитесь?
      — Мисс Саливан? — опознал декана Лорд.- Вы что греете воду в котле? Вы выкладываете под котлом дрова и греете воду? Ну это знаете ли… даже не Средневековье!!!
      — А что еще я могу сделать? В душевые других факультетов моих змеек не допускают.
      — А попросить помощи домовиков?
      — Вы видели какое количество домовиков в замке? Они с трудом справляются с кухней. Купить эльфа школе не по бюджету.
      — А в спальнях вы то же жжёте костры?
      — Нет. В спальнях у нас тепло. Артефакты обогрева почти везде сохранились.
      — А освещение?
      — Не везде. Дети привозят с собой светильники из дома. На крайний случай у нас есть свечи.

      В течении недели в школе не было занятий нумерологии. В эти часы учащиеся были заняты полётами и заканчивали сбор урожая на пришкольной территории.
      Профессор Саливан совместно с Лордом Блэк-Поттером составляла план реконструкции помещений факультета Слизерин. Декан и Мастер спорили по каждому вопросу так, что слизеринцы начали прятаться от них обоих. Мастера Нумеролога в Англии не было, а для Саливан расчёты по большим территориям были в новинку.
      В результате споров, ругани и десятка неудавшихся экспериментов, перемежавшихся взаимными оскорблениями и упрёками в некомпетентности, душевая комната обзавелась нормально функционирующими кранами с горячей и холодной водой. Завхоз закупил для душевой смесители и автономную систему отопления, установленную и зачарованную Мастером. Душевая стала не только пригодной для использования, но весьма современной и комфортной.
      По составленным расчётам в гостиной ничего не вышло. Декан Саливан корпела над всё новыми и новыми расчётами, совмещая их с работой декана и преподаванием нумерологии. Восстановить систему визуализированных окон не получалось без полностью восстановленной магической защитной функции. Составленную смету необходимых закупок, помимо оплаты труда Мастера школе было не оплатить в ближайшие годы.
      Лорд Блэк-Поттер, ругая всех начиная с основателей, заканчивая вандалами-разрушителями, замкнул контур платиновыми полосами-активаторами, заставив фальшивые оконные проёмы работать светильниками. Лишь в одной комнате окно показывало дно озера с его обитателями. Как Кассиус сумел воссоздать световую иллюзию на отдельно взятом окне, парень объяснить не сумел, повторить то же. В гостиной на первое время установили замкнутую на декана и старост систему отопления и освещения. Чтобы не испортить ещё больше имеющийся магический контур, Мастер перепрофилировал потолок под один сплошной осветительный артефакт.
      Лорд Блэк-Поттер, отчаянно ругаясь и проклиная всех и вся, шипел на серпентаго на каждое изображение змеи, ковырял каждый выступ в стенах. Слизеринцы узнали множество ранее незнакомых им неприличных слов, но обзавелись закрывающимся входом в гостиную.
      Мистер Люпин обзавёлся массой знакомых со Слизерина. Почти ежедневно ближе к ночи уставшие за день слизеринцы строем шли за Тедди Люпином, который забирал из их гостиной злобного Артефактора и учащиеся могли наконец пройти в свои спальни.
      В связи с закрывающимся входом в гостиную, ночные вылазки хулиганов на территорию Слизерина были прекращены, в школе стало спокойнее и безопаснее.

      Если Анна Саливан в силу своего упрямства и гнусного характера ещё как-то давала отпор Лорду Блэк-Поттеру, то все в доме на Гриммо 12 от злющего как мантикора Лорда предпочитали прятаться. Дадли старался лишний раз не приходить, занимаясь своей ветеринарной клиникой, начавшей приносить доход.
      Министерские указания о порядке проведения ремонта школы до Мастера не доходили, он не считал нужным обращать на такую ерунду внимания. А проверяющий от Министерства попал на глаза Мастера в такой момент, что был послан далеко и надолго. Проверяющий от изумления долго соображал куда же его послали и за что, а потом прошёл жаловаться Министру.
      Когда Министерская комиссия явилась в Хогвардц и прямо во время завтрака в Большом Зале стала предъявлять претензии к работе Артефактора, злющий и не выспавшийся Лорд Блэк-Поттер посоветовал им поискать другого Мастера, отказавшись «даже пальцем шевелить» без предоплаты.
      Мастер Артефактор встал из-за стола, поблагодарил за сотрудничестве в ремонте школы мисс Саливан, раскланялся с преподавательским составом, вручил сквозное зеркало вместе с рекомендациями по использованию крестнику, и покинул школу.
      Спустя два дня в своём доме на Гриммо 12 Лорд Блэк-Поттер снова упал, потеряв сознание.

      За октябрь через гоблинов Лорду Блэк-Поттер поступило больше сотни заказов. Половина из них была из Минстерства на нужды Автората. За частные заказы Мастер не брался, а министерские игнорировал, ссылаясь на занятость делами Рода. На запросы о том, когда будет продолжена работа по ремонту Хогвардца, всегда вежливый Кикимер уведомлял, что работа будет продолжена как только будут закуплены все необходимые материалы по смете составленной поверенным школы и внесена предоплата за услуги Мастера не менее 70%, то есть как только — так сразу.
      Пришёл из Министерства требуемый Лордом отчёт об оплате труда нумеролога по выполненным работам — экономия светила во всём. Мисс Саливан прислала благодарственное письмо, предлагая дальнейшее сотрудничество по ремонту школы, уведомляя, что Лорд Флинт обеспечил её подопечных новыми кроватями, столами и шкафом в гостиную, которые она сумела отстоять для своего факультета, ссылаясь на авторитет Лорда Блэк-Поттера.
      Тедди ежедневно выходил на связь: в 8 часов утра и в 8 часов вечера. Слизерин всем факультетом взял над ним негласную опеку, его домашние задания стали оцениваться преподавателями довольно высоко. Занятия Грифиндора как самого большого факультета проходили отдельно. Ровенкло, Хафлапаф и Слизерин по количеству учеников практически равнялись Грифиндору, поэтому занятия у них велись совместные и к Тедди подсела мелкая слизеринка-отличница.
      В воскресенье мистера Люпина в Хогсмид сопровождал крёстный, где они, на зависть многим, проводили весь день. Еженедельно гоблины передавали Лорду письма-отчёты Криса Райта, мальчишка описывал всё подробно, уделяя внимание безопасности мистера Люпина.

      Вернувшийся на Гриммо 12 Лорд Блэк-Поттер, на радость Петуньи и Кикимера, стал намного спокойнее, стал спать по ночам и больше кушать.
Петунья в компании Паркинсон продолжала ремонт дома. Беседы с Панси давали ей большой объём информации, позволяя освоиться в магическом мире.
      С домов на площади Гриммо начал поступать доход, были разработаны несколько версий новых мётел.
      Лорд стал брать заказы из Гринготтса.
      За октябрь банк обзавёлся новым охранником сейфов. Гоблины не скупились: материалы на изготовление химеры 2 класса по типу «костяной дракон» предоставлялись высшего качества и по первому требованию. Оплачивались услуги Мастера сразу же, за подобное гоблины даже не торговались. Гоблины как никакая другая раса понимали, что Артефактор- Боевик-Некромаг — это создатель боевых химер, способных не только охранять, но и вести бой, давая возможность выжить в случае боевых действий, они пользовались моментом для укрепления безопасности банка действуя по правилу: «хочешь мира — готовься к войне».

      Министерство Магии находилось в состоянии перманентного беспокойства. Вернувшийся на родину Лорд Блэк-Поттер вызывал серьёзные опасения. Семнадцатилетний мальчишка, победивший Воландеморта и грудью бросавшийся на защиту семей Пожирателей, уже был опасен, а Мастер Боевик-Некромаг-Артефактор был похож на маггловскую ядерную бомбу с неисправным механизмом: пока не рванёт — не узнаешь, а рванёт узнавать будет не кому!
      Но помимо символа победы, стране был нужен живой практикующий Мастер. Все остальные либо умерли, либо отошли от дел по старости. В связи с допущенными жертвами во время войн, Международные Гильдии объявили Англии бойкот и разорвали все договора о сотрудничестве, отказавшись вести дела и выполнять заказы как Министерства, так и частных лиц. Английские маги были объявлены «персонами нон-грата» и, за редким исключением, не допускались на территорию других стран. Дети не принимались ни в одну школу магии кроме Хогвардца, поэтому всех детей с магическими способностями пришлось брать на учёт и заключать договора на обучение с первым выбросом. Денег на обучение родители набрать не могли, а потому дети учились в кредит и долгие годы этот самый кредит возвращали в казну.
      Первая и Вторая Мировые войны, в которых волшебники Великобритании приняли непосредственное участие, сильно проредили количество сильных и грамотных магов, способных вести боевые действия. Последовавшие за ними первая и вторая магические (гражданские) войны почти полностью уничтожили аристократию, на пожертвования которой содержались Хогвардц, Мунго, Министерство и множество иных жизненнонеобходимых учреждений.
      Конфискация имущества осужденных лишь на время заткнула финансовую брешь, рассорив Англию со всеми зарубежными партнёрами.

      Удержать насильно в стране Боевика-Некромага могло по жертвам и разрушениям сравниться со второй магической войной, но министр решил рискнуть. Раз Лорд Блэк-Поттер вернулся — пусть живёт, но по нашим правилам, за сотрудничество были предложены небольшие уступки.
      Хочет Лорд Блэк-Поттер воспитывать крестника? Хорошо, пусть берёт мальчишку, но за это пусть восстанавливает Хогвардц и входит в Попечительский Совет. Лорд взял мальчика, согласился с выдвинутыми требованиями, но бесплатно и под министерским контролем работать отказался, поражая своим знанием нецензурной лексики.
      Набрать денег на ремонт было негде. Министерские заказы Мастер игнорировал, ссылаясь на слабый магический потенциал и занятость, ему же делами Рода заниматься надо.
      Компании по производству спортивного инвентаря были объединены в одну и Лорд начал выкупать долговые контракты выпускников Хогвардца. Лорду тут то же пошли навстречу: и производство наладится и деньги в казну поступают.
      Мистер Финниган, единственный с кем поддерживал хоть какие-то отношения Лорд, с делом об опеке допустил лишь одну ошибку. Няньку Панси Паркинсон шпионить за Лордом Блэк-Поттером заставить не удалось, она строила из себя совершенную дуру, все её отчёты сводились к тому, что: Лорд живёт в Хогвардце; Лорд занят ремонтом дома; Лорд хорошо спит и хорошо кушает. Выйти на сквибку Петунью Эванс не получилось: она безвылазно сидела в доме. Дадли Эванс кроме как о своей ветеринарной практике вообще ни о чём не рассказывал.
      Министр снова решил пойти на уступку: хочет Лорд Блэк-Поттер Малфоев — выдадим ему полумёртвого Люциуса, на один труп Азкабан не обеднеет.
Подключать Макгонагал было не целесообразно, Скитер — чересчур явно, а вот Начальник Автората подходил как никто другой.

      В один из холодных ноябрьских дней в кафе Фортескью за столик к Лорду Блэк-Поттеру, привечаемому и обслуживаемому лично хозяйкой заведения, подсел одетый в повседневную серую мантию Начальник Автората Симус Финниган.
      — Здравствуй, Гарольд. Как дела в Хогвардце? Как твой крестник?
      — Не жалуюсь…
      — Ну ладно, я же только поздороваться зашёл, — развел руками Финниган, кивая в сторону ожидающих его у входа волшебников. — Если что звони или сову шли. Кстати, если тебе всё ещё интересны Малфои: Люциус очень плох, родственники могли бы забрать его из Азкабана как безнадёжного, но родни у него нет. Если что — в службу по контролю за узниками Азкабана. Министр не против…
      Финниган вышел из кафе, махнув рукой на прощание. Лорд Блэк-Поттер отставил в сторону креманку с недоеденным мороженым, положил деньги на стол не дожидаясь счёта, прошёл до «Дырявого котла», откуда направился камином в Министерство Магии.

      В службе по контролю за узниками Азкабана работал всего один человек, который настолько редко видел посетителей, что был рад Лорду Блэк-Поттеру ещё до того как узнал его имя. Ещё больше он был рад угодить самому Победителю Волдеморта.
      Тут же были проверены документы по заключённому Люциусу Абрахсасу Малфою, признанному безнадёжно больным и попадающим под возможность выдачи родственникам с целью умереть дома.
Лорду Блэк-Поттеру был выдан бланк прошения на имя Министра, где Гарольд в графе степень родства указал, что Л.А. Малфой женат на ныне покойной Нарциссе, рожденной в Роду Блэк, главой которого он является. Потом подумал и дописал: не исполненный долг жизни перед Родом Малфой.
      Служащий отдела лично сходил с прошением к министру и вручил подписанный документ Лорду Блэк-Поттеру.
      Отпущенного под надзор Лорда Блэк-Поттера мистера Л.А. Малфоя можно было забрать на следующий день с 15 часов на переправе с острова Азкабан.

      Серое промозглое небо, каменистый берег, корявые остовы деревьев, маленькая сторожка на переправе в Азкабан. Волны с шумом наплывали на берег. Шёл мелкий дождь со снежной моросью. Вдали виднелся островок — тюрьма Азкабан.
      Сегодня сторожу при переправе было не так скучно и одиноко. В старой с белыми соляными разводами избушке был посетитель, да не абы какой, а сам Лорд Блэк-Поттер: в добротной серой мантии, в дорогих начищенных ботинках, с увитыми кольцами пальцами рук. Лорд выглядел усталым и больным. 
      Пронзительный взгляд зелёных глаз не сводился с тюрьмы. В положенные 15 часов пополудни лодка с острова не пришла. Лорд остался ждать, словно живая статуя самому себе: молчаливый и неподвижный.
      Ближе к вечеру на горизонте появился маленькая лодка, много лет служащая для переправы узников. Лорд торопливо вышел на берег и ждал под мелким дождём.
      Двое пожилых стражников Азкабана вытащили лодку на берег, один из них кивком головы поприветствовал встречающего.
      — Лорд Блэк-Поттер? Бумаги на узника с собой?
      Лорд молча предъявил документы.
      — Ну так забирайте. Со всем что при нём было в рогожу и уклали.
      Стражники расступились, Лорд подошёл к лодке и осторожно поднял на руки куль с завязанным в него телом последнего Лорда Малфоя, благодарственно кивнул служителям Азкабана и на руках понёс свою скорбную ношу до аппарационной точки.

      Гарольд неся на руках тело Люциуса Малфоя аппарировал к Гриммо 12. Кулёк с телом Лорда не подавая видимых признаков жизни: не шевелился, не издавал звуков.
      Лорд Блэк-Поттер осторожно внёс его в дом и положил на пол в каминном зале.
      Вдвоём с Дадли Гарольд стал разворачивать выданное с Азкабана.
Вытащенный из тюремного тряпья Люциус походил на обтянутый пергаментной кожей скелет. Скелет еле-еле дышал и гнил заживо. Кикимер бросился на помощь, убирая тухлый запах немытого месяцами и гниющего тела. Петунья блевала в туалете.
      Дадли одел на лицо марлевую повязку и после манипуляций эльфа помогал избавлять от вонючего коржавого тряпья тело Лорда. Парни переглянулись, поспорили, но так и не решили можно ли искупать это тело или лучше просто обработать каким-нибудь зельем.Петунья прекратила самодеятельность своих мальчишек, велев вызвать доктора Рошаля.
      Давиду Рошалю неоднократно приходилось работать с бывшими узниками Азкабана, но такого ужасающего случая он ещё не встречал.
      Прогноз был неутешительный. Было вообще не понятно за счёт чего жив этот мумифицированный организм. Магическое ядро — полностью разрушено, мозг доживал последние дни. Колдомедик Рошаль развёл руками и признал, что в данном случае медицина бессильна.
      — Но как же так, Лорд Малфой был сильным здоровым мужчиной; Сириус Блэк — мой крёстный, провёл в Азкабане 12 лет и бежал оттуда на своих ногах. Что нужно было сделать, чтобы за 8 лет здорового человека превратить вот в это?
      — Этого я сказать не могу. Диагносцирующее заклятье со стопроцентной гарантией будет смертельным. Но я знаю, что на моих бывших работодателях в Азкабане проводили опыты не только в физическом, но и в ментальном плане. Беллактрикс стала похожа на живой скелет и её психика не выдержала, её единственной целью стала месть. Рудольфус и Рабастан после побега из Азкабана считали себя смертниками, а чтобы сберечь своих вассалов и арендаторов, закрыли земли Лейстрандж-менора, переведя договора и вассалитет на наследника. 
      Маргарет с помощью ритуалов забеременела и осталась с нерождённым ребёнком в закрытом меноре. С этого времени Лейстрандж-менор закрыт, а сейфы в Гринготтсе опечатаны. Что сделали с Лейстранджами в Азкабане я даже представить себе не могу.
      Гарольд принёс свой походный набор и, одев очки, стал рассматривать тело Малфоя. Возможности выжить у Люциуса не было. Даже если ампутировать поражённые гангреной конечности и заменить часть поражённых некрозом органов, магическое ядро было выработано полностью и восстановлению не подлежало, мозг умирал, за психику Малфоя вообще нельзя было ручаться. Даже если бы удалось найти близкого кровного родственника и получить доступ к родовому алтарю Малфоев, шансов выжить у Люциуса было меньше 2 процентов.

      Люциуса Абрахсаса Малфоя похоронили 8 ноября на кладбище Блэкпула рядом с могилой Нарциссы Малфой, урождённой Блэк. Провожали последнего Лорда Малфоя в последний путь Лорд Блэк-Поттер, сквибы Петунья и Дадли Эванс, Персефона Паркинсон, Блейз Забини и колдомедик Рошаль. День был холодный, но солнечный.
      Гарольд помнил сиятельного Лорда Малфоя, которому самозабвенно подражал Драко; Люциуса, Нарциссу и Драко изображавших имбецилов и упорно не узнающих его, Уизли и Грейнджер, доставленных егерями в Малфой-менор; изворотливого дельца Люциуса, сумевшего через Антонина Долохова пристроить его учеником к Мастеру Некромагу Велимиру в России; Люциуса усталого и небритого, до безумия боящегося за жену и сына; Люциуса, полутруп которого он получил из Азкабана.
      Блейз вспоминал Лорда Малфоя как отца своего друга Драко, позволявшего ему каждые каникулы гостить в Малфой-меноре и ни разу не упрекнувшим за происхождение. Люциус поощрял его увлечение зельеварением и никогда не упоминал поведение его матери.
      Панси помнила умного, гордого чистокровного аристократа первым разъяснившего ей, глупой наивной девчонке, что всё в жизни достигается трудом, а для того, чтобы были нужные результаты труда нужно учиться и много работать. Панси училась. На её самом первом в жизни балу в Малфой-меноре, она была той самой единственной девочкой, которую никто из мальчишек не пригласил танцевать. Она уже убедила себя, что танцы это не главное, как к ней подошёл сам сиятельный Лорд Люциус Малфой и пригласил на танец. Панси тогда была самой счастливой девочкой на свете. После того как стало ясно, что Панси и Драко не смогут иметь совместных детей и их отношения не выходят дальше дружеских, Люциус искренне желал Панси встретить достойного человека и обрести семейное счастье.
      К ночи начал сыпать снег, засыпая могилу Лорда Малфоя белым покрывалом.

      Дадли который день ужинал, придерживая одной рукой свёрток под джемпером.
      — Что у тебя там, сынок, очередной подобранный на улице котёнок?
      — Нет, мам. Это хорёк.
      — Ты что, это же хищное животное!
      — Где взял? — резко прервал Лорд.
      — Ну, брат, когда ты Лорда Малфоя из Азкабана принёс, я помогал тебе его из тряпья вытаскивать. Вот в этих тряпках и была животинка. Я сначала думал сдох зверёныш, но нет живёхонький. Домашний он, искусственно выведенный. Шёрстку-то ему состричь пришлось, может ещё иначе как обрастёт, но шкурка у него была белая без единого чёрного волоска.
      — Как ты сказал?
      — Декоративный хорёк, искусственно выведенный. В дикой природе таких нет.
      — Сын, вечно ты всех увечных в дом тащишь, — завозмущалась Петунья.
      — Покажи! — потребовал Гарольд.
      Дадли осторожно достал из-за пазухи махровую тряпицу со зверьком, положил на стол и развернул. Зверёк был почти лысый с подзажившими язвочками по всему розовому, похожему на скелетик, тельцу. Тощее тельце сразу же задрожало от холода. Зверёныш чихнул и раскрыл мутные глазки серого цвета.
      Петунья брезгливо сморщилась. Панси ойкнула и упала в обморок. Гарольд, нацепив на нос очки, оглядел зверька, после чего расплылся в счастливой улыбке и, размахивая руками, начал приплясывать вокруг стола.
      Перепуганная Петунья закричала Кикимеру срочно вызывать доктора Рошаля.
      Давид Рошаль сразу же явился по каминной сети, напоил успокоительной настойкой Панси, Петунью и Гарольда, после чего тупо скалящийся Лорд Блэк-Поттер выдал:
      — Драко Малфой нашёлся!
      — Во Франции?
      — Да нет! Вот он! — Гарольд указал пальцем на тушку хорька.
      — Лорд, вы считаете, что это Драко Малфой в анимагической форме?
      — Я уверен! Его в школе Грюм в хорька превращал. В Белого Хорька. Это — он!
      — Да, это — Драко! Я уверена! — твёрдо сказала Паркинсон, пришедшая в себя.
Теперь вокруг стола приплясывал колдомедик Рошаль, размахивая палочкой и напевая заклинания.
      — Увы, Лорд, животное слишком истощено, насильственный вывод из анимагической формы может привести к распаду магического ядра. Хорька лечить и откармливать. Давать зелья по чайной ложке в день: питательное и восстанавливающее и ... от последствий круциатуса, подрагивает он как-то нездорово…
      — Хватит! — рявкнул Дадли. — Раз человека расколдовать нельзя, он побудет моим хорьком. — Хоря уже совсем замёрз. — Дадли завернул хорька в тряпицу и сунул за пазуху. — Мучить хорька не дам. Зелья приносите. Он пока у меня поживёт.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: