Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

      В дверь аптеки со скромным названием «Кладовая природы» в первом часу ночи стучался мужчина. Сначала он стучал аккуратно и звонил в звонок, потом стал бить в дверь ногами.
      — Уходите сейчас же! — раздался женский голос из окна второго этажа. — Иначе я вызову полицию!
      — Мисс! Мне нужен Блейз! Срочно!
      Окно закрылось и через пару минут владелец аптеки был вынужден впустить шумного визитёра.
      — Что срочно нужно ночью? Если это не могло подождать до утра, я набью тебе морду Поттер!
      Ворвавшийся в аптеку Лорд Блэк-Поттер схватил Забини за руки, не давая замахнуться и впечатал его лицом в стену.
      — Блейз… что ты забрал из комнат Снейпа в Хогвардце? — зашипел Лорд.
      Больше ничего Гарольд произнести не успел, так как ему прямо в голову с лестницы прилетел горшок с цветами.

      Очнулся Лорд Блэк-Поттер от того, что ему в лицо плеснули водой. Очнулся, примотанный простой маггловской верёвкой к креслу.
      — Не притворяйся Поттер, голова у тебя крепкая, авады лбом отбивал!
      Рядом стоял с палочкой в руке Блейз Забини, а с другой стороны решительно настроенная Айрин Смит со сковородой в руке.
      Через пару секунд верёвки осыпались прахом, а палочка и сковорода были в руках Лорда, вальяжно развалившегося в кресле.
      Забини загородил собой девушку.
      — Ладно, Блейз! Пошутили и хватит! У меня мало времени. Я знаю, что ты по разрешению Бруствера заходил в комнаты Снейпа в Хогвардце и взял принадлежащее ему. Я хочу знать, что именно ты взял и как это может мне помочь. Давай по-хорошему: ты даёшь то, что нужно мне, я — не трогаю тебя и твою женщину.
      — Отпусти Айрин. Пусть уйдёт на верх.
      — Хорошо, но сделает глупость — отвечать будешь ты.
      Айрин тут же убежала на верх по лестнице.
      — Итак, что ты взял?
      — Тетрадь с записями. Да, Лорд, я использую наработки Снейпа при варке мыла и шампуней. Процент от прибыли отчисляю в Гринготтс на имя С.Т. Снейпа. Зачем тебе рецепты?
      — Мне не рецепты нужны. Мне нужен Снейп. Где он?
      — Ты спятил, Поттер! Снейп умер! Что ты городишь?
      — Врёшь…
      — Да ты сам на всю страну орал, что Снейп умер как герой! Ты же видел как он умер!
      — Тело где? Где он захоронен?
      — Сгорело тело! Хочешь зелье памяти?
      — Нет. Я хочу получить себе своего соулмейта, а ты не хочешь мне помочь. Может поможет круцио?
      — Снейп твой соулмейт? Ты сумасшедший!
      — Нет. Крестражей у меня нет — моя психика в целом виде. Но у меня есть сомнения в смерти Северуса. Мне нужно что-то, что поможет в поиске — и у тебя это есть.
      — Снейп жив? Этого не может быть. Я его искал. Везде искал. Хрен с тобой Поттер, по носильной вещи поиск потянешь? — Блейз тяжело осел на пол.- У меня есть мантия. На полу лежала в лаборатории. Я в неё тетради с записями завернул. Но я тебе её не отдам. Вместе искать будем!
      — Тащи!
      Забини поднялся с пола, спустился в подвал и вернулся, неся в руках свёрнутую мантию чёрного цвета. Крикнув Айрин, что всё в порядке и чтобы утром аптеку открывала как обычно, Забини вместе с Лордом Блэк-Поттером вышел на улицу.

      В доме на Гриммо 12 Гарольда и Блейза встречали изведшиеся в ожидании Петунья и Панси.
      Прогнав женщин, Лорд Блэк-Поттер заклинанием отодвинул ковёр с центра каминного зала и порезав ладонь левой руки тут же расчертил кровью на полу пентаграмму поиска. Воздух звенел от напряжения магии. Забини и Паркинсон ещё никогда не были свидетелями такого тёмного ритуала. Подглядывавшая Панси вжалась в стену. Шокированный Блейз покорно протянул старую мантию своего наставника.
      Лорд Блэк-Поттер некоторое время крутил мантию Снейпа в руках, затем двумя резкими движениями разорвал её на четыре куска.
      Поиск живого владельца мантии по крови результата не дал, поиск по магии — отрицательно.
      Лорд Блэк-Поттер рухнул на колени и разрыдался, обхватив голову руками.

      Лорда Блэк-Поттера напоили успокоительным и усадили на диван, отодвинутый Кикимером от кровавых росчерков на полу. От мантии осталось всего два куска.
      Петунья принесла всем чаю.
      — Блейз, что делал Гарри?
      — Искал Снейпа. По крови и магии. Силён ты, однако, Поттер: два темнейших ритуала на крови подряд и без подготовки! Авроры не сбегутся?
      — Не сбегутся. Защита Рода Блэк не такое выдержит.
      — Забини, а откуда у Снейпа рецепты шампуней? Он же с детства замухрышкой был…- сказала Петунья и тут же осеклась под гневным взглядом молодых людей.
      — Я мечтал открыть своё производство косметики. Северус на дополнительных занятиях со мной сделал для меня почти две тетради заметок. Дурак я тогда был. Мечтал, что после войны женюсь, аптеку открою, буду сотрудничать с Мастером Снейпом и моя продукция будет пользоваться спросом. Северус тогда ещё смеялся надо мной. Он велел, если не переживёт войну, забрать его записи и жить дальше… Кому сейчас нужна косметика, новой элите общества? Тем, для кого я старался нужнее хлеб и картошка.
      — Мистер Забини, а почему вы не стали учиться дальше?
      — У кого? На университет в Италии расчитывать не приходится, а единственным Мастером-Зельеваром в Англии был Снейп.
      — Какие родовые дары у Рода Забини?
      — Нет даров. Три столетия ни в ком не пробуждались. Мастер-ядодел из Рода станет Лордом. Дед свято верил, что этим мастером стану я.
      — А Снейп с тобой почему занимался, раз дар не раскрыт?
      — Жалел дурака.
      — Что тебя жалеть-то? Богатый, умный, из хорошей семьи. Что тебе не хватало?
      — Поттер, ты совсем идиотом в школе был? — поразилась Панси.
      — Да. Совсем и полностью. Снейп всегда говорил: «Поттер — ты идиот!».
      — Северус — отец Блейза? — высказала догадку Петунья.
      — Нет, Северус — мой наставник, тот кто мной не брезговал.
      — Ладно, Забини, ты не обижайся на меня! — устало попросил Гарольд. — Я правда был слепым и тупым идиотом. Склинивает у меня в голове иногда, а ты меня ещё по голове бил. Давай завтра продолжим?
      — Ладно. Аптеку в десять вечера закрою и приду. Без меня не начинай. Страховать буду, а чего-нибудь на свою голову найдёшь…
      — У тебя камин действующий? Пошли я тебе от себя доступ открою.
      Лорд Блэк-Поттер проводил аптекаря до камина, открывая ему доступ.
      — И это… Блейз, я тобой никогда не брезговал. — Гарольд протянул Блейзу руку. — Давай начнём общаться заново?
      Петунья улыбнулась, видя как парни пожимают друг другу руки.

      Когда 15-летняя Розалинда Забини оказалась беременной её тут же отчислили из Хогвардца. Её деду Балтазару Забини, являвшемуся единственным живым родственником было 192 года. На учёбу внучки дед с трудом набирал денег, а вот чтобы уладить случившуюся неприятность денег и влияния старика не хватило. Поэтому как только колдомедик зафиксировал беременность, Розалинда была отчислена из школы и с позором отправлена домой.
      Балтазар Забини потребовал от отца ребенка, аврора-преподавателя, жениться на обесчещенной внучке, но над стариком лишь посмеялись.
      Дед в расстройстве проклял несостоявшегося зятя бесплодием до тех пор, пока ребёнок Розалинды не признает его своим отцом и не простит.
      Так как несостоявшийся зять был единственным наследником угасающего Рода, по Балтазару ударил откат, от которого он вскорости и умер, оставив внучку одну.
      Через положенный срок в 1980 году 15-летняя Розалинда родила здорового мальчика которого назвала Блезиор Балтазар Забини.
      Отец ребёнка, сообразив, что проклятие деда действует и получивший «по самое не хочу» от своей родни, под угрозой выжигания из Рода, сделал одолжение, согласившись жениться на распутной девице и признать своего бастарда.
      Розалинда «жениха» послала далеко и матом. Отсудить ребёнка не удалось. Оказалось, что старый Балтазар Забини перед смертью женился на своей внучке и ритуалом признал тогда ещё не рожденного ребёнка своим сыном и наследником.
      Денег в семье Забини был самый минимум. Розалинда, которую за распутное поведение осудили все чистокровные семьи, крутилась как могла. На работу недоучку не брали. Вассалов не было. Единственная мастерская, куда были сделаны вложения, обанкротилась. Но с того момента как Тёмный Лорд убился о ребёнка Поттеров, ситуация в стране изменилась. Изменилось отношение к матерям-одиночкам и осуждавшие Розалинду наследники и Лорды оказались в Азкабане.
      Розалинда плюнула на свою и без того плачевную репутацию и стала заводить одного за другим богатых любовников, она даже 11 раз выходила замуж.Увы, когда деньги у этих «несчастных мужей» заканчивались, они скоропостижно умирали — не раскрытый дар ядодела давал о себе знать. За Розалиндой Забини закрепилась слава «чёрной вдовы».
Но теперь это была властная, эгоистичная, сколотившая состояние женщина, с которой приходилось считаться.
      Но вот её сына Блейза так и считали непризнанным бастрюком и сыном женщины лёгкого поведения. С мальчиком не хотели дружить, дети чистокровных брезговали им, а других знакомых у него не было.
      Поступивший на Слизерин, Блейз был обречён стать парией, но декан Снейп в приказном порядке ввёл его в кампанию своего крестника Драко Малфоя и стал заниматься с шустрым и любопытным мальчишкой факультативно.
      Учитывая репутацию Лорда Люциуса Малфоя, Блейза Забини перестали травить, но и к себе близко не подпускали, держа его на расстоянии. Ни одна чистокровная девочка даже не смотрела на него.

      Гарри шёл по коридорам Хогвардца. Портреты перебегали с рамы на раму и о чём-то перешёптывались за его спиной. Хогвардц был довоенный. Замок был пуст. Гарри открывал одну дверь за другой и смотрел, а идеальный порядок в учебных классах.Бесчисленное количество учебных классов в бесконечном коридоре.
      — Мастер, что вы ищите? — спросил портрет молодого черноволосого рыцаря в доспехах, держащего шлем в руках.
      — А что тут можно найти? — поинтересовался Гарри, понимая, что ему не больше 12 лет.
      — Всё что угодно…
      — А вы не знаете почему я снова ребёнок?
      — Потому что это возраст вашей души?
      Гарри грустно улыбнулся и пошёл дальше.
      За одной из дверей оказался пустой заброшенный класс. Пыль толстым слоем лежала на полу. Из всей мебели — огромное зеркало в дальнем углу. Гарри подошёл к зеркалу и рукавом мантии смахнул с него пыль.
      В зеркале отразился он сам: тощий взъерошенный мальчишка. Через мгновение изображение поплыло: зелёные глаза стали более яркими, взгляд пустым, а волосы поседели.
      — Глупая стекляшка, покажи то, зачем я пришёл…
      Зеркало послушно помутнело и картинка изменилась. Напротив зеркала сидел тощий неуклюжий подросток с коротковатой старой мантии и чёрным немытыми волосами до плеч, скрывающими лицо. Тонкие руки, но изящные кисти были исцарапаны и с обгрызенными ногтями.
      — Пацан, ты кто? Посмотри на меня…
      Подросток поднял голову и уставился на Гарольда. Отброшенные назад волосы открыли узкое бледное лицо, длиныый породистый нос и чернющие огромные глаза испуганного подростка.
      — Северус! — крикнул Гарри. — Где ты, Северус?
      — Ты меня знаешь?
      — Знаю! Где ты Снейп? Где тебя искать?
      — Зачем?
      — Ты мне нужен!
      Изображение Снейпа-подростка усмехнулось и исчезло…

      Проснулся Лорд Блэк-Поттер ближе к полудню. От Петуньи ожидался выговор за пропущенный завтрак и лекция о плохом примере для Джеймса, который очень мало кушает. Кушал Джеймс очень даже не мало, но до Дадли в его возрасте мальчику было далеко. Душу грело воспоминание о приснившемуся угрюмом черноглазом подростке.
Лорд Блэк-Поттер привёл себя в порядок и спустился на кухню, надеясь быстро перекусить в одиночестве. Размечтался…
      На кухне Кикимер старательно замаскировывал следы погрома.
      — Отставить! — рявкнул Лорд, схватив эльфа и зажав его подмышкой.
      — Фините!
      Следы маскировки спали. Гарольд понял, что в кухне снова придётся делать ремонт. Капитальный ремонт: начиная с выгоревшего пола и заканчивая закопчённым потолком. Обгоревшие останки мебели сиротливо валялись на полу. От холодильника остался лишь металлический скелет.
      — Что тут было, Кикимер?
      Эльф молчал и притворялся безвольной тряпкой, повиснув на руках хозяина. Пожар был локализован на кухне Нигде больше разрушений не было.
      В каминном зале за креслом в углу нашёлся перепуганный Джеймс, в одних трусах и большом банном полотенце.
      — Сын, ты тут от кого прячешься?
      Мальчик извлечённый из угла и усаженный на диван, сжался в комочек. От сонного ребёнка пахло мятой и валерьяной, а ещё хвойным мылом и немного гарью. Волосы Джеймса были пострижены намного короче чем были вчера.
      — Отец, прости меня, я случайно! — прошептал мальчки и заплакал.
      — Не плачь! Ты почему прячешься? Где Панси и Петунья?
      — С доктором…
      Гарольд взял сына на руки и отнёс в детскую, запретив выходить из комнаты. Кикимер был оставлен присматривать за ребёнком. Оба тут же окопались в подушках и уснули.

      Панси, Петунья и Давид Рошаль нашлись в комнате Петуньи. Обе дамы лежали одна на кровати, другая на диване. Колдомедик сидел в кресле, и с чувством выполненного долга, посматривал на постанывающих дам, держа их под размах палочки.
      — О, Мой Лорд! Вам придётся заказывать массу зелий заново! Ваш эльф вовремя успел меня вызвать и дамы почти не пострадали.
      — Рошаль, где авроры? На мой дом напали?
      — Нет, Мастер. У Джеймса был стихийный выброс. Силён пацан!
      Во время завтрака Джеймс покушал так, что объелся и попытался удалить из своей тарелки остатки каши. Каша исчезать не хотела. Тогда мальчик решил прибегнуть к более традиционному для себя способу и решил несчастную кашу аккуратно сжечь. Каша вполне себе мирно маленьким костерком горела в отдельно взятой тарелке, когда это увидела Петунья.
      От визга Петуньи Джеймс испугался и магия ребёнка рванула во все стороны, сметая всё на своём пути. Панси вытолкнула из кухни Петунью и, толкнув Джеймса на пол, закрыла его от огня собой. Кикимер, увидев Петунью в горящей одежде, тут же потушил сквибку и рванул к камину, вызывая колдомедика.
      Вышагнувшему из камину Рошалю Кикимер вручил бывшую без сознания Панси и почти не пострадавшего Джеймса, а сам бросился тушить пожар.

      Уже вечером, когда Джеймс проснулся, в доме на Гриммо 12 наконец собрались ужинать. Дадли, которому сообщили о произошедшем несчастье на кухне, принёс продукты и сожалел о том, что не купил готовую еду на вынос.
      Кикимер отстранил от готовки Петунью и принес две больших кастрюли с водой.
      Петунья тяжело вздыхала, прижимая к груди забинтованные руки, хотя благодаря противоожоговой мази нужды в бинтах уже не было.
      Все домочадцы голодным взглядом сопровождали каждое движение эльфа.
      Джеймс шустро подошёл к столу с продуктами. Кикимер подмигнул мальчику и принёс из кладовки две глиняные крынки с крышками, поставив их на столе перед ребёнком.
      Джеймс брал сырое яйцо в руки, зажимал его в ладошках, а затем снимал скорлупку с уже варёного яйца. Через пару минут мальчик уже очистит по одному яйцу на каждого.
      Кикимер помыл крупу, насыпал её в глиняную крынку, посолил, добавил воды и пододвинул к Джеймсу, который немного подумал и добавил половину пачки сливочного масла.
      Взрослые, затаив дыхание, наблюдали как мальчик закрыл крынку крышкой, обхватил её ладошками по бокам и сосредоточенно зажмурился. По комнате поплыл ароматный запах запаренной пшённой каши.
      Эльф налил во вторую крынку воды, добавил заварки, Джеймс проделал ту же операцию со второй крынкой и чай был готов.
      Кикимер усадил Джеймса на стул и шустро разложил по столу тарелки и ложки.
      Мальчик уставшим не выглядел.
      Все кушали в полном молчании. Всё было очень вкусно и до жути напоминало стряпню Молли Уизли.
      — Джеймс, а кто ещё знает, что ты умеет вот так готовить?
      — Никто. А разве не все так могут?
      — Нет, сын. Так можешь только ты.
      — Это плохо?
      — Хорошо! — раздалось чуть ли не хором.
      — Я-то дура думаю, что это наш Джеймс так мало кушает? А он сам себе готовит и молчит. Почему ты ничего не говорил, Джеймс? Я же за тебя волнуюсь…
      — Маленький хозяин говорил! Кикимер слышал! Маленький хозяин угощал Кикимера! А глупая сквибка не обращала внимания, когда маленький хозяин говорил, что уже покушал!
      — Сын, а что-нибудь ещё ты умеешь?
      — Ещё умею компот из яблок…
      — А Молли знала об этом?
      — Нет, мама Молли готовила сама. А когда она умерла, я всё время хотел кушать и стал себе готовить сам. Отец, я ведь волшебник, правда?
      — Конечно, самый настоящий волшебник! Очень умный и сильный волшебник!
      Счастливый Джеймс, получивший от отца несколько книг по кулинарии и азам артефакторики, утащил книги в свою комнату.
      Панси была шокирована, впервые в своей жизни увидев пробуждение Родовых Даров в ребёнке.
      Петунья была в восторге, увидев в Джеймсе поклонника кулинарии.
      — Вот! Наконец-то хоть один хороший волшебный дар — покушать Джеймс себе всегда сварит!
      Лорд Блэк-Поттер понял, что пора сына принимать в Род как возможного наследника Рода Поттер.
      А ближе к ночи пришёл Забини и был проведён расширенный ритуал поиска.

      Новый ритуал поиска дал приблизительные координаты. Было понятно, что Северуса там нет, но есть кто-то связанный с ним кровно. Лорд Блэк-Поттер отказался от попутчика в виде Забини, опасаясь сбиться в расчётах.
      Самостоятельно аппарировать по такой траектории Блейз не рискнул и остался в доме на Гриммо 12 дожидаться результатов.
      Аппарация по координатам ритуала была не слишком удачной. Гарольд не удержался на ногах, упал на асфальтовую дорожку, разбив колени и содрав кожу на ладонях.
С трудом поднявшись, огляделся по сторонам. Порадовался своему нормальному зрению и представил как долго искал бы навярняка разбившиеся очки.
      Местность была совершенно незнакомой — перекрёсток в каком-то маленьком городке. Маг поднялся, прошёлся заживляющим заклинанием по ногам и рукам, очищающим по одежде.
      Зданий похожих на больницу или интернат не было, да и не похожечтобы они тут когда-либо были. В неполным 4 часа утра на улицах безлюдно, иногда где-то неподалёку лениво лаяла собака. В левую сторону виднело здание вокзала.
      Гарольд, на всякий случай, решил зайти на вокзал, где посмотреть на расписание автобусов и карту городка.
      — Алло, Блейз, не знаю где я, но тут такое захолустье и людей ни кого, — отчитался Лорд Блэк-Поттер Блейзу Забини по телефону.
      — Есть какая-нибудь церковь, вокзал, почта? Вообще какая-нибудь администрация?
      — Вокзал вижу, иду туда. Отзвонюсь позже.
      А на вокзале был тот, кого Лорд Блэк-Поттер встретить никак не ожидал. Аргус Филч, незабвенный завхоз Хогвардца, считавшийся погибшим, подметал пол в здании.
      Филч то же увидел посетителя, узнал и попытался удрать. Молодость взяла верх над опытом и завхоз был пойман, схвачен и насильно аппарирован на крыльцо дома на Гриммо 12 в Лондоне.

      Блейз и Петунья сидели на кухне и пили чай когда скрипнула входная дверь и что-то с шумом упало на пол.
      — Гарри! — выскочил с кухни Блейз, сжимавшийй палочку в руке, готовый атаковать.       Петунья предусмотрительно спряталась в кладовую.
      На полу в прихожей лежал человек, над ним возвышался запыхавшийся Поттер.
      — Вот, Филча поймал. Этот старый больной сквиб от меня больше полчаса бегал. Мне бы в его годы такое здоровье.
      — Филч? Завхоз? Не померший?
      Усилиями двух магов и одного домового эльфа мистер Филч был поднят с пола, доставлен на кухню, где усажен на стул и привязан к этому самому стула верёвкой.
      — Поттер, Забини, поганые мальчишки, решили поиздеваться над старым сквибом? — опознал бывших учеников Хогвардца завхоз.
      — А чего это вы мистер Филч от меня бегать вздумали?
      — Убежишь от тебя, зараза грифиндорская, как же, Волдеморт уже отбегался.
      — Мальчики, нельзя так со старым человеком! — вмешалась Петунья, убедившаяся в безопасности и вышедшая в кухню.- Эти мальчишки постоянно хулиганят, чем старше становятся, тем больше от них неприятностей. Они сначала делают, а потом придумывают как быть с тем, что натворили. Вы уж не обижайтесь, мистер Филч, вас вернут обратно так же как и забрали. Только поговорят. Вы ведь добровольно расскажите нам то, что знаете?
      — Миссис… э…
      — Петунья! Меня зовут Петунья Эванс, я тётка Гарри Поттера.
      Филч обречённо застонал. На вид вполне приличная женщина, а воспитала отпетого негодяя, похищающего стариков.
      — Филч, где Снейп?
      — Не знаю я ничего, — упёрся завхоз как советский партизан на допросе в гестапо.
      Попытки применить рукоприкладство к пожилому человеку Петунья пресекла сразу же. Маги послушались.
      — Аргус, не упрямтесь. Вы же взрослый человек, вы могли увидеть и запомнить больше чем мальчишки. Вы ведь были в Хогвардце. Расскажите! Мальчики не причинят вреда Северусу Снейпу.
      — Пусть поклянутся!
      После того как были принесены клятвы о том, что оба мага не желают причинить вред Аргусу Филчу и Северусу Снейпу, бывший завхоз рассказал то, что помнил.
      — Когда Поттер, Уизли и Грейнджер забежали в замок из потайного хода, я решил проверить этот ход. Сбежать я решил. А почти все другие ходы были уже разрушены. А тут вроде потайной ход целый, вышли же из него. Дошёл я до Визжащей хижины, а там на полу в кровище лежит профессор Снейп. Ну я к нему. А он дышит. А ход обратно в замок обвалился. И нету ни кого, не кого на помощь звать. Я в профессорской мантии по карманам полазил, нашёл пузырьки с зельями. Такие зелья Северус глотал, когда от Лорда приходил. Ну я две штуки ему в рот влил, а одно на рану на шее. На полу там то же пустые пузырьки валялись. А Снейп в себя не приходит. Я его тормошить начал. А тут хижина гореть стала. Я Снейпа за мантию ухватил и из хижины волоком выволок и оттащил его чуток от пожара. Снейп-то он тяжёлый, еле волок его, да рядом с ним и упал. Очнулся я уже в Мунго Как меня зовут сказал, у меня же в обоих мирах страховка есть. Меня обещали в маггловскую больницу доставить, документ в руки дали с моими данными. Я тогда не сильно обгорел: волосы да лицо немного. А Снейп-то обгорел сильно, прямо как головешка, лицо всё сгорело, ноги сильно, руки обуглились. Метку-то ему то же выжгло. А авроры ходят — меченных ищут. Мне Снейп столько в жизни помогал, я ж, кроме него, ни от кого столько добра не видел… Его ж, чего, в Азкабан? Убийцу Дамболдора-то? Ну и взял я грех на душу, положил на Снейпа свой листок медицинский с моим именем, да и ушёл потихоньку. Так и живу теперь у магглов.
      Петунья уже плакала и обнимала Филча.
      — Да ничего, нормально живу, — делился завхоз с тётушкой Поттера, — жаль только кошку мою миссис Норрис, ни за что погибла животинка! Много там тогда невинных полегло…
      — Да ни фига! — засмеялся Блейз, — жива ваша кошатина! Гойл хотел устроиться в Хогвардц на место завхоза, а министерские ему отказали, ну он со злости кошку эту и спёр.
      А к 9 часам утра мистер Филч уже заканчивал уборку на вокзале и радовался, что бешеному Поттеру была нужна информация об умершем Снейпе, а не о чём-нибудь ещё…

      Забини рассказал о том, как он вместе с Драко Малфоем искал Снейпа.
      Драко категорически отказывался верить, что Мастер Зельевар мог умереть от укуса змеи.
      Искали везде: через гоблинов, через знакомых, через Гильдию Зельеваров. Блейз лично встретился с бывшим тогда Министром Магии Кингсли Бруствером и, шантажируя его собранным матерью компроматом, потребовал выдать ему Снейпа. Министр поклялся в том, что ни в закрытом отделении Мунго, ни в Азкабане оправданного Пожирателя Смерти С.Т. Снейпа нет. Забини было выдано разрешение осмотреть комнаты Снейпа в Хогвардце.
      Там он нос к носу столкнулся с Невиллом Лонгботтомом, сверкавшим кольцом Лорда. Невилл в гибели Снейпа был уверен. Лорд Лонгботтом даже выделил деньги на памятную стеллу Герою Войны С.Т. Снейпу, установленную в хогвардцкой аллее славы.
      Поиски у магглов ничего не дали, человека похожего на декана Слизерина ни в одном маггловском медицинском учреждении не было.

      Драко проявил чисто малфоевские снобизм и смекалку в общении с Гильдией Зельеваров и добился от Гильдии обращения В Министерство Магии Великобритании с требованием выдать Мастера С.Т. Снейпа живого или мёртвого.
      Прибывший на переговоры дряхлый старик почтенный Мастер Алхимик с мировым именем Амброджио Медичи тряс лысой головой, ругался велеричиво и замысловато, а под конец обозлился на бездействие властей и от имени Гильдии Зельеваров, бессменным главой которой являлся, в качестве мести за своего ученика Северуса Снейпа объявил о прекращении всех отношении Гильдии с Англией.
      Этот бойкот тут же поддержали все бывшие союзники Магической Англии, видя как Министерство уничтожает союзные им Рода.
      Англия в течении месяца оказалась в полной изоляции, поддерживаемой изнутри Министерством. Министерство было готово выдать Гильдии Зельеваров хоть всех Пожирателей сразу, но им был нужен только Снейп, которого не было.

      А потом погибли Малфои, Малфой-менор закрылся и Блейз был вынужден признать, что поиски бесполезны.
      А теперь поисками Снейпа занялся озабоченный Поттер, бередивший душевные раны и рвавшийся на любое препятствие с упрямством осла. Понимая, что грифиндорского идиота и авадой не остановишь, уверенный в том, что Северус Снейп мёртв и поиски приведут разве что к нахождению мёртвого тела наставника, Блейз передал Гарольду все имеющиеся у него документы, относящиеся к поискам Снейпа.

      Лорд Блэк-Поттер, разочаровавшись в самостоятельных поисках своего возможного соулмейта, решил прибегнуть к помощи профессионалов. Он ближе к ночи аппарировал в Лютный и постучал в дверь магазина старьёвщика.
      — Ну, здравствуй что ли, Лорд Лютного, Мастер Реймонд! — попроветствовал Лорд Блэк-Поттер постояльца ветхого домишки, демонстрируя свои кольца Родов и Мастерства.
      Мастер Боевик Лорд Макнейр оценивающе оглядел посетителя. Старуха Райт на врала по поводу Гарри Поттера и не преувеличивала: мальчишка перестал быть глупым наивным идиотом. Тот кого видел перед собой бывший Пожиратель Смерти Лорд Реймонд Макнейр вызывал уважение и желание держаться от него подальше.
      — Неужели что-то не по силам, Мастер? Что в Авторат не обратился? Они сочтут за честь любую просьбу своего Героя.
      — Спасибо, Мастер, мне в Азкабан как-то не хочется. А вот человека в Азкабане найти нужно.
      — Заказать хочешь?
      — Вытащить. Неучтённого. Снейпа.
      — Нет Снейпа в Азкабане. Гильдия Зельеваров проверку заказывала. Ритуал поиска по крови сам Мастер Амброджио Медици проводил, нет среди живых Северуса. Ты же свидетель тому как умер Снейп. Врал?
      — Я верил в его смерть… тогда.
      — Бесполезно всё это, но ты плати — ещё разок проверим!
      Лорд Блэк-Поттер выложил за свой заказ 10 тысяч галеонов, дал свой адрес для связи в Гриноготтсе и даже оставил номер своего маггловского сотового телефона.
      — Проверить нужно и у магглов. Везде! Снейп — мой возможный соулмейт.
      Макнейр деньги взял, заказ принял, видя как Поттер озабочен поисками Снейпа.
      — Слышь, Поттер, ты учти, — предупредил Макнейр, — начнёшь клепать крестражи — ликвидируем. Нам Тёмного Лорда хватило так, что потомкам не расхлебать…

      Персефона Паркинсон оказалась для Лорда Блэк-Поттера очень ценным приобретением. Эту чистокровную слизеринку ничто не смогло сломать: её отца посадили в Азкабан; жених отказался жениться, захапав приданное; заставили добровольно принять ограничитель, навсегда лишивший магии. Панси, не ропща, молча сносила все невзгоды с терпением христианского мученика. Вынужденная отрабатывать наложенную на неё трудовую повинность, гордая аристократка не гнушалась ни какой работой. Сама вдоволь не ела, ходила в допотопном старье, но отцу в Азкабан регулярно передавала передачи с зельями и скудными запасами еды.
      Когда Паркинсон подсунули в качестве няньки для Тедди сложно было не понять, что она будет верным соглядатаем Министерства. Но Паркинсон и тут проявила себя изворотливой змейкой, она почти сразу же пришла к своему работодателя и рассказала о том, для кого обязана доносить и выторговала себе определённый шанс на сотрудничество. Лорд Блэк-Поттер такой шанс предоставил. Умная и расчётливая Персефона сумела стать незаменимым советчиком и союзником.
      Особой фантазией Панси не блистала, а потому соавторами её писем в Министерство стали Петунья и Рита Скитер, давшая им не мало уроков по написанию доносов. Соавтором доносов в Хогвардц стал сам Гарольд, тут особых усилий не требовалось: Макгонагал интересовало лишь отношение Лорда Блэк-Поттера к Тедди и Джеймсу, а за спиной Макгонагал явно стояла Амбридж.
      Нянькой Панси оказалась то же не плохой. Даже воспитанный в семье Уизли Джеймс начал следовать этикету и шустро лопотать по-французски.
      Обходились услуги мисс Паркинсон дешевле не куда: питание за общим столом, передачи её отцу в Азкабан — 3 галеона и 5 галеонов на её личные расходы.
      Кроме того, сидевший в Азкабане Паркинсон был одним из самых успешных финансистов Магической Англии, он умудрялся извлекать огромные прибыли ничего не производя. Такие дельцы на земле не валяются, они уже все под землёй, даже самый удачливый из них по части выживания в экстремальных условиях — Люциус Малфой.
      — Панси, как думаешь, сумеет ли твой отец за всю свою оставшуюся жизнь расплатиться по твоим долгам?
      — Отец — моя единственная семья, я для него пойду на всё.
      — Эх, Паркинсон, главное чтобы твой отец ради тебя пошёл на всё. Тебя твой ограничитель устраивает?
      В глазах мисс Паркинсон заблестели слёзы.
      — Я на него согласилась, чтобы остаться на свободе. Двоим в Азкабане не выжить.
      — Хочешь, попробую ограничитель снять?
      — Он не снимаемый.
      — Да ну? А мой наставник говорил, что «если один мудрый человек сумел создать хорошую нужную вещь, то обязательно найдётся идиот, который эту хорошую вещь уничтожит». Я, правда, на живом человеке не пробовал, но ведь человек хорошо зафиксированный от мёртвого не сильно отличается? Если что — стукну тебя по голове чем-нибудь, обезболить-то всё равно не получится…
      Панси была согласна. Она даже не думала о том, что ритуал снятия ограничителя для нее пройдет так тяжело, что даже с помощью колдомедика она несколько недель не сможет встать с постели. Но она, с отчаянной решимостью, добровольно пошла в ритуальный зал следом за Лордом Блэк-Поттером.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: