Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

      Лорд Блэк-Поттер всю зиму и весну неоднократно посещал Хогвардц с целью согласования планов ремонта. Министерство начало выделять средства согласно согласованным и утверждённым директором Макгонагал сметам.
      Как только растаял снег, ученики начали после занятий чистить территорию вокруг замка. Началась подготовка к весенне-летнему огородному сезону.
      К этому времени уже была отреставрирована хижина Хагрида, рядом с которой начиналась знаменитая Аллея Славы, многими называвшаяся Аллей Скорби. Здесь были установлены памятные стелы из разных цветов камня с именами погибших 2 мая 1998 года в битве при Хогвардце — с именами победителей, с именами детей умерших во имя победы. Ещё одна такая победа и хоронить погибших будет некому.
      Гарольд часами бродил по аллее скорби, начиная от восстановленной бревенчатой хижины Хагрида до бело-серой гробницы Дамблдора. Дольше всего он стоял у стелы из чёрного камня с выгравированной надписью «Северус Тобиас Снейп 09.01.05.02.1960.1998» и графичным изображением ордена Мерлина. Всего 37 лет жизни… Где ты Снейп?
      Тедди иногда составлял компанию своему крёстному в этих прогулках, тогда они подолгу задерживались у стеллы с именами «Нимфадора Люпин (Тонкс) и Ремус Люпин». Гарольд рассказывал крестнику о смелом и отважном Ремусе, о целеустремлённой и любознательной красавице-метаморфе Нимфадоре, которая до жути не любила своё имя и требовала, чтобы её звали по фамилии — Тонкс.

      В конце апреля от Министерства Магии начали поступать именные приглашения на празднование Дня Победы в Министерстве: традиционный приём и бал.
      Приглашение на своё имя Лорд Блэк-Поттер получил через почту в Гринготтсе, а так как не потрудился на него ответить, то повторное приглашение ему было вручено лично Макгонагал. В приглашении значился пункт, что приглашают Гарольда вместе со спутницей. 
      Ситуация складывалась безвыходная, отказаться было бы открытой конфронтацией к законной власти, а придти одному — быть оккупированным дамами всех возрастов. Предпринимать какие-либо меры и выходить из образа, тщательно созданного и оберегаемого было рано.
      Оставалось лишь смириться с и найти себе спутницу на министерский приём.

      Колдомедик Рошаль почти ежедневно бывал в доме на Гриммо 12. Панси Паркинсон, благодаря его стараниям, уже начала самостоятельно ходить по комнате. К удивлению Рошаля, не снимаемый ограничитель магии превративший его пациентку в сквиба, был разрушен и её организм хорошо справлялся с последствиями.
      Палочку Панси, при наложении ограничителя, сломали, но беспалочковое « Люмос» и «Аксио» уже получались.
      Самым ужасным последствием снятия ограничителя была истерика мелкого Джеймса Поттера.
      Джеймс, связавший болезнь няни с последствиями своего стихийного выброса, решил, что отец так наказал Панси за его поступок.
      Мальчик плакал, жался к мисс Паркинсон и просил у неё прощения, а потом пришёл к своему отцу и трясясь от страха попросил простить няню, пообещав, что больше никогда колдовать не будет.
      Джеймсу несколько дней безуспешно объясняли, что никто Панси не наказывал. Лишь когда мисс Паркинсон смогла говорить, мальчик успокоился. Панси рассказала Джеймсу, что Лорд Блэк-Поттер снял с неё проклятье, не дающее ей колдовать. Джеймс тут же снова перестал бояться своего отца и вместе с Панси упражнялся в магии. «Аксио» у Джеймса получалось очень хорошо, особенно на яблоках.

      Сказать, что Блейз Забини был в шоке — это значит ничего не сказать. Когда он, мучимый любопытством, лично принёс заказанные зелья на Гриммо 12, то ожидал всё что угодно, но не это.
      Для Лорда Блэк-Поттера пришлось делать заново почти весь запас домашней аптечки, даже противоожоговую мазь умудрились использовать всю.
      Зачем Поттеру столько укрепляющего и восстанавливающего зелья Забини понял когда увидел Паркинсон.
      Панси лежала на кровати, безобразно отёкшая, еле-еле шевелилась и улыбалась. Её правая рука была туго перебинтована от кисти до локтя, судя по состоянию повязки рана кровоточила и плохо заживала.
      Рядом устроился Джеймс Поттер с книжкой по артефакторике, чтением которой развлекал няню.
      Снятый с Паркинсон ограничитель настолько шокировал Блейза, что он начал понимать происходящее в доме лишь после выпитой совместно с Поттером бутылки огневиски.
      — Поттер, ты вообще понимаешь, что такой вид ограничителя является неснимаемым?
      — Да, Панси что-то говорила…
      — Ты издеваешься? Эту хрень одевают на буйных опасных для себя и общества сумасшедших по решению суда, ограничитель навсегда блокирует магию! Ты вообще понимаешь, что снял с Панси?
      — Нет, я же идиот. А твоя женщина меня по голове горшком стебанула. А мою тупую голову беречь надо, там итак кроме пустоты ничего нету…
      — Ты меня этим горшком будешь попрекать пожизненно?
      — Да!!!
      — Поттер, ты издеваешься? Ты понимаешь, что сделал невозможное?
      — Да брось, Забини, снять хрень не сложней, чем лбом аваду отбить. Вот Снейпа найти — это да, это проблема. Куда этот гад мог запрятаться? Задницей чую, что живой он, а найти не могу…
      — Это потому что ты — идиот, Поттер. Нормальные люди думают головой, а ты задницей чуешь! Сам подумай, как Снейп может быть твоим соулмейтом, если мужики ему в этом плане не нравились?
      — В каким таком плане?
      — В плане секса.
      — Какой секс? Ты чего, охренел, Забини? Секс тут совсем не причём. У моего наставника соулмейт — дракон. Ты себе можешь представить секс человека с драконом? Вот и не выдумывай хренотень всякую… Лучше придумай где Снейпа искать…
      Еще пару бутылок огневиски помогли прийти к консенсусу по всем спорным вопросам и увели разговор исключительно в тему воспоминаний о Северусе Снейпе.

      По просьбе Кассиуса Лейстранджа Гарольд переместился в Хогвардц. Проект по восстановлению визуализированных окон в общежитии Слизерина был очень трудоёмким и энергозатратным, поэтому Кассиус попросил наставника оказать ему поддержку. Та схема, которую удалось вычертить Кассиусу, была слишком сложной и невыполнимой для подростка, а демонстрировать всю мощь собственных возможностей было не перед кем. Лорд Блэк-Поттер тут же подключил к проекту декана Саливан. Втроем они заново вычертили схему визуализации, сделав ее более простой.
      Увы, прежняя конструкция местами была разрушена полностью и пришлось снова вносить изменения в проект.
      Уже к вечеру были первые результаты: почти во всех комнатах система окон пришла в рабочее состояние. Под восторженные взгляды слизеринцев Кассиус поправлял настройки. Самые красочные пейзажи подводного мира Чёрного озера транслировались на окнах. Мастер подправлял и закреплял результат труда своего ученика.
      Если парни вели себя строго и сдержанно, то девчонки визжали от радости и буквально прилипли к окнам, рассматривая подводные картины.

      Кассиус Лейстрандж был как никогда доволен собой, он только что совместно с наставником воссоздал главное чудо общежитий Слизерина — визуализированные окна. А уже ночью заработало окно, занимавшее стену гостиной между проходами в спальни парней и девушек. Шедевр размером семь на три метра. радовал сияющим светом и буйством красок.
      — Мастер, я никогда не думал, что смогу участвовать в таком проекте. То что мы с вами сделали грандиозно!
      — Ты теорию лучше учи! Ошибки одна на другую лепишь!
      Кассиус даже не догадывался, как Мастер гордится его достижениями. Ему самому такое решение и в голову не пришло, а подросток проявил невероятную смекалку и сообразительность. Опыта Кассиусу конечно же не хватало, но в остальном не признать его талант было нельзя.
      — Ага… То есть, я буду стараться! Ну не всем же быть таким как вы. Мастер Гарольд, а есть хоть что-то чего вы не умеете? Человек вы вообще или кто? Должны же быть у вас хоть какие-то недостатки?
      — Конечно, я и есть один большой цельный недостаток.
      — Мастер, о чём вы все время думаете?
      — Эх, Кассиус. Макгонагал вручила мне приглашение от Министерства на День Победы. Отвертеться не получится.
      — Приглашение? Но это же ваш праздник! Разве вы не рады?
      — Чему? У меня никого не осталось после этой победы… даже друзей… Со смертью Воландеморта умершие остались умершими.
      — Но ведь это такая честь, это же главное мероприятие в году, туда просто так не попасть… Это пойдёт вам на пользу, да и Тедди Люпину тоже.
      — О, да. всю жизнь мечтал отираться возле министра. Я же этот… Герой! Картинка для поклонения…
      — Но что же трудно побыть в Министерстве пару часов? Скажите речь, всем вежливо покиваете, станцуете пару танцев со своей дамой и можно уходить. В чём проблема?
      — В чём проблема? Дамы у меня нет! Как раз приглашать дам я не умею.
      — Так попросите кого-нибудь пригласить даму от вашего имени.
      — Кого?
      — Стоп, Мастер! Если конкретной дамы нет, то к выбору нужно подходить ответственно. Нужно даму, которая не будет иметь к вам претензии и чтобы совместный визит на приём не повредил ни её ни вашей репутации. Родственница?
      — Кто? Моя тётка-сквибка?
      — Нет, сквибка не подходит. Коллега по работе?
      — Хочешь сходить со мной? Я бы тебя пригласил, но пока не стоит светить твоё ученичество. Сначала Хогвардц закончи!
      — Мы с парнями посоветуемся. У многих из нас есть родственники. Слизеринка подойдет?
      — Да без разницы…
      — А декана нашего пригласить не хотите?
      — Ты чего? Мисс Саливан не согласится.
      — Почему?
      — Кассиус, ты посмотри на меня! Если бы ты был девушкой, ты бы согласился?
      — А почему бы и нет? Вы её спрашивали?
      — Нет! И не буду!
      — Ладно, Мастер! Будет вам спутница на министерский приём. Но на счёт мисс Саливан подумайте. Представите её как коллегу по ремонту Хогвардца. Вы же её на приём зовёте, а не замуж.
      — Что я могу ей предложить взамен? Оплатить услуги нумеролога?
      — А что оплачиваемый контракт от Министерства сделать нельзя никак? В общем, Мастер, завтра я вас жду в гостиной! Будет вам достойная спутница на приём! Факультет Слизерин гарантирует!

      Рано утром воскресенья декан Слизерина решила поспать лишние полчаса. Её подопечные были самым малочисленным и самым организованным факультетом. Гостиная факультета благополучно запиралась на пароль и чужие студенты самостоятельно пройти не могли. Свои же даже в совятню поодиночке не ходили. Бытовые проблемы, в связи с ремонтом душевых, систем отопления, освещения и вентиляции, уже не занимали много времени. Уже почти три месяца мисс Саливан могла себе позволить в воскресенье утром поспать лишние полчаса. Но не сегодня…
      В это воскресное утро в дверь спальни декана, расположенной в бывшей факультетской лаборатории кто-то стучал. Очень настойчиво стучал. Беспокоить своего декана слизеринцы могли в любое время суток, но только в экстренных случаях.

      Декан вскочила с кровати как аврор по тревоге, набросив мантию прямо на пижаму и автоматически застегнула пуговицы.
      В гостиной сидел весь факультет Слизерина в полном составе: все 37 человек с первого по шестой курс. Старшекурсники встали, сделали шаг вперед и вытолкнули вперёд Лейстранджа.
      — Мисс Саливан! — обратился пятикурсник. — Факультет Слизерин просит вас оказать честь Лорду Блэк-Поттеру и вместе с ним посетить Министерский приём по случаю Дня Победы!
      Декан испуганно отшатнулась.
      — Декан, пожалуйста! Вы же сами понимаете, как это важно! — подскочила Кейт Энистон с четвёртого курса. — За все 11 лет на приёме в честь Победы не было ни одного выпускника Слизерина. Я бы предложила свою кандидатуру, но явиться на министерский приём с несовершеннолетней неродственицей Лорду Блэк-Поттеру будет не прилично, а старше меня на факультете девушек нет. Мы уже всех родственников перебрали: либо замужние, либо несовершеннолетние…
      — Вы сами поняли о чём просите? — опешила декан и, наверное, впервые со дня своего назначения на должность, повысила голос на своих подопечных.
      — Мисс Саливан, — подошли ближе старшекурсники, окружая декана. — Вам уже больше 30 лет, вы самостоятельная самодостаточная женщина и вполне можете провести один вечер на министерском приёме в кампании не женатого Лорда. Вашей репутации общество Лорда Блэк-Поттера не повредит: вы ведь не замужем и не помолвлены.
      — У Лорда Блэк-Поттера кроме меня найдётся кого пригласить. Вы не подумали, что у него есть невеста или кто-то ещё?
      — Нет, декан! Лорду Блэк-Поттеру не кого пригласить на приём, я с ним об этом вчера говорил, — заверил Лейстрандж. — Он будет рад если вы согласитесь.
      — Ты уверен?
      Кассиус Лейстрандж вышел в коридор и привёл в гостиную ожидающего там Лорда Блэк-Поттера.
      — Мисс Саливан… Анна, я в самом деле хочу вас пригласить на приём… Обещаю выбить вам оплачиваемый контракт нумеролога на ремонт Хогвардца. Я не знаю чем ещё вас мотивировать… Соглашайтесь Анна… Чем ещё я могу добиться вашего согласия?
      Мисс Саливан подумала и на оплачиваемый контракт на исполняемую ей работу согласилась.

      Приём в Министерстве в честь Дня Победы в этом году был особенным. На нём, собственной персоной, должен был присутствовать Главный Герой Войны, Победитель Воландеморта, Мальчик-Который-Выжил, а ныне Лорд Блэк-Поттер. Увы, Лорд Блэк-Поттер уже не был тем самым мальчиком и ожидать от него можно было что угодно.
      Министр надеялся на откровенный де-марш, но Лорд от приглашения не отказался. С учётом присутствия на приёме Лорда Блэк-Поттера пришлось увеличить финансирование мероприятия и выдать дополнительные приглашения.
      Главный Герой был не только жив, здоров, не беден, но и до сих пор не женат, что будоражило большую часть умов Магической Англии. С кандидатками в будущие невесты была проведена долгая и кропотливая разъяснительная работа, незамужние девицы и вдовы были готовы бороться за сердце Героя и титул Леди двух Родов.
      Но Поттер и тут всё испортил. Вместо того, чтобы придти на приём с директором Хогвардца, он пришёл с дамой.

      Лорд Блэк-Поттер в парадной мантии тёмно-синего цвета с регалиями двух Родов и орденом Мерлина 1-й степени гордо прошествовал навстречу встречающему его министру. Он вёл под руку Леди. Леди была в синей с белой окантовкой дорогой мантии и серебристо-голубом закрытом платье в пол, украшений на ней не было, поэтому не было ясно какого она рода. Судя по плавным движениям и изящной походке отнести её к простолюдинкам было никак нельзя.
      Высокая, выше Лорда почти на голову, и ослепительно красивая на фоне седого и неказистого Гарольда.
      — Приветствую Вас, Лорд Блэк-Поттер!
      — Благодарю, министр. Позвольте представить вам мою спутницу — моя коллега по ремонту Хогвардца мисс Саливан.
      Публичное представление дамы возымело эффект. Эта красавица с модной стрижкой и выразительными карими глазами оказалась всего лишь деканом Слизерина, той самой считавшейся невзрачной тощей преподавательницей нумерологии, на которую в школе, без слёз не взглянешь.

      Лорд Блэк-Поттер уверенно провёл свою спутницу за собой за трибуну для произнесения им торжественной речи.
      — Граждане Магической Англии, благодарю вас за то, что пришли на праздник, который обошёлся бюджету в годовое содержание Мунго.
      Все присутствующие замерли. В зале приёмов установилась абсолютная тишина.
      — Я не буду читать ту речь, которую для меня подготовило Министерство, уверен, что все эти слова вы слышали с этой трибуны каждый год. Да, в этот день была закончена вторая магическая война. Да, в этот день был повержен Воландеморт. Уже прошло достаточно лет, чтобы понять сколько горя приносит война. Вы здесь все, кто считает себя победителями. А где вы все были когда за победу нужно было сражаться? Те, кто был рядом со мной — почти все упомянуты в Аллее Скорби Хогвардца.
      Зал зароптал.
      — Молчать! — рявкнул Лорд Блэк-Поттер. — Вы все элита нашей страны. Почему же вы заняты только собой? Почему вы ничем не помогаете тем, кто нуждается?
      — Лорд Блэк-Поттер абсолютно прав! — предотвращая возможную катастрофу, вклинился министр. — Министерство Магии объявляет сбор пожертвований на содержание Мунго, ремонт Хогвардца и в помощь детям, оставшимся без попечения. Номера счетов для данных благотворительных целей открыты в Гринготтсе.

      Министр шустро оттеснил Лорда Блэк-Поттера от трибуны.
      — Чего вы добиваетесь, Лорд? Новых волнений? Пока вас не было, мы 10 лет положили на то, чтобы хоть как-то стабилизировать состояние страны.
      — Вы хотите видеть меня немым символом Победы? Увы, я не стела на Аллее Скорби. Или вы считаете, что я не достаточно сделал для победы; что все мои требования можно игнорировать? Я много требую?
      — Чего вы хотите?
      — Я? Ничего. Мне лично ничего от вас не надо. Это вы во мне нуждаетесь… Не забывайте об этом.

      Разговор министра с Лордом Блэк-Поттером продолжался до самогго открытия бала. Единственным свидетелм разговора была Анна Саливан, в руку которой Лорд вцепился и не на секунду от себя не отпускал.
      Бал открывал главный виновник торжества: Лорд Блэк-Поттер вёл в танце свою даму под завистливые взгляды всего зала.

      На следующее утро все печатные издания были посвещены прошедшему празднованию Дня Победы. Во всех газетах была напечатана заранее подготовленая, но так и не произнесённая речь Главного Героя. Во всех газетах были колдофотоЛорда Блэк-Поттера и его прекрасной загадочной спутницы. Р.Скитер позволила себе делать смелые предположения о природе отношений между Лордом Блэк-Поттером и мисс Анной Саливан, гадая о том, закончится ли всё свадьбой.

      Утром 3 мая на завтрак в Большой Зал Хогвардца декан Слизерина пришла в той же мантии, что была на министерском приёме. Факультет Слизерин аплодировал стоя.
      Макгонагал поспешила вручить мисс Саливан контракт на услуги нумеролога на период ремонта Хогвардца с весьма достойной оплатой труда.
      Старшекурсницы с завистью и уважением смотрели на преподавательницу нумерологии, активно ведя разговоры о том, чем же мисс Саливан сумела добиться внимания национального Героя. Нумерология ими почему-то не упоминалась.
      Тедди Люпин подошёл к преподавательскому столу и подал пакет декану Слизерина.
      — Декан Саливан. Крёстный просил передать это вам прямо с утра…
      Естественно, что после этого все уроки которые должна была вести мисс Саливан были отменены.

      Гарольд отбыл прием и послал в качестве извинений за испорченный вечер в министерстве мисс Саливан охранный амулет, надеясь, что она не будет сердиться и их сотрудничество на этом не прекратится. Лорд понимал, что немного переиграл изображая героического идиота, но раскаяния не испытывал. А после этого несколько дней маялся ничего неделанием и тупо отсыпался.
      Всё закончилось благополучно и жизнь казалась прекрасной, пока Лорд Блэк-Поттер не соизволил проснуться от того, что Джеймс дергал его за руку.
      — Отец! Поснись, отец! — ребёнку надоело ждать и он измучился от любопытства.
      Мальчишка был бесцеремонно схвачен, завёрнут в одеяло и уложен Лорду под бок.
      — Всё, сын! Ты попался! Я буду тебя обнимать!
      — Отец, а Панси опять чего-то плачет. А ты на той тёте жениться хочешь? Наша Панси лучше, женись лучше на ней!

      Причина расстройства мисс Паркинсон была проста и прогнозируема. Изначально перед Панси была поставлена задача стать любовницей Лорда Блэк-Поттера и докладывать о всех его действиях. Её вызвали в Министерство, где выразили недовольство её работой у Лорда Блэк-Поттера, пообещав предоставить другое место работы.
      Злой, не выспавшийся, не позавтракавший Лорд Блэк-Поттер, облачённый заботливым Кикимером в парадную мантию родовых цветов, включил «режим Героя» и направился на приём к министру.
      Разговор с министром состоялся публичный в присутствии представителей прессы, так как перехвачен министр был прямо в вестибюлле.
      Почти целый месяц после этого газеты расписывали как Лорд Блэк-Поттер потрясая регалиями Родов и сверкая Орденом Мерлина влетел в Министрество, отшвырнул авроров, схватил за мантию не ожидавшего такого поведения министра и потребовавшего не лезть в его личную жизнь.
      Министр был прилюдно допрошен на предмет пристрастия к мисс Паркинсон. Газетчики тут же сделали выводы о том, что вовсе не мисс Саливан является сердечной привязанностью Лорда Блэк-Поттера.
      Министру пришлось поклясться злющему как мантикора Лорду, что к мисс Паркинсон никакого интереса не испытывает и лично проследит, чтобы эту особу никто из министерских служащих не беспокоил, а тем более вызовами по ночам.

      Теперь Панси плакала, прижимая к груди собственный контракт с обязанностью добровольно принять ограничитель магии и отбывать трудовую повинность до полной выплаты долга, оказавшийся практически рабским контрактом.
      Мисс Скитер и Петунья Эванс совместно сочиняли увлекательный роман об отношениях между мисс Панси Паркинсон и Гарри Поттером, начавшийся чуть ли не с первого курса Хогвардца, который должен был быть во всех подробностях освещён в прессе.
      Гарольд активно позировал для колдофото с Панси.
      Тедди Люпин, приехавший домой на каникулы, утащил Джеймса из этой сугубо женской кампании сплетниц.
      Мальчишки возжелали провести каникулы в Блэк-меноре, куда и были тут же отправлены.

      Выходя из Гринготтса, Лорд Блэк-Поттер решил зайти в кафе Фортескью. Дети уже разъехались на каникулы и можно было рассчитывать поесть мороженого в одиночестве.
Настроение было с утра испорчено и Гарольд решил «нести добро в люди». Кроме него в кафе оказались знакомые ему люди: мисс Саливан в кампании Маркуса Флинта, разговор между которыми явно не клеился.
      Лорд Блэк-Поттер подошёл к их столику и без приглашения уселся рядом.
      Наследник Флинт не стерпел подобной наглости и потребовал оставить их в покое, демонстрируя кольцо Мастера Боевика.
      — Флинт, отстань! — демонстрируя свои кольца мастерства, посоветовал Поттер, — Я к мисс Саливан. Погуляй сходи куда-нибудь…
      — Мисс Саливан — моя невеста и я не позволю портить её репутацию. Она тебе не Паркинсон!
      — Паркинсон — няня моих детей! И не тебе, Флинт, судить о ней. Невеста?
      Мисс Саливан продемонстрировала помоловочное кольцо, надеясь, что Лорд Блэк-Поттер отстанет.
      — О, Флинт, тогда ты мне тоже нужен. Скажи-ка Маркус, тебе нравится, что твоя невеста работает круглые сутки без выходных? Мне нет!
      Лорд Блэк-Поттер швырнул на стол папку с документами.
      — Что это такое, Анна? Ты так мстишь мне за министерский приём?
      — Это мои расчёты по третьему этажу Хогвардца…
      — Мисс Саливан… Анна, я тебе нормальным английским языком объясняю: сейчас лето! Понимаешь? Если ты такой трудоголик, то и я должен быть дураком? Или ты думаешь, что в летние каникулы я побегу в Хогвардц и буду заниматься ремонтом? Флинт, твоя невеста слишком заработалась! Я требую, чтобы ты её чем-нибудь занял до осени.
      — Я же говорил тебе, Анна, поедем ко мне в поместье в отпуск, моя мама будет рада с тобой познакомиться поближе. У тебя за десять лет отпуска ни разу не было.
      — Вот, слушай жениха Саливан, умнее будешь! И чтобы до сентября я ни одной бумажки по ремонту не видел! У меня двое детей, которые нуждаются в моём внимании.
      — Но… Хогвардц — это тоже дети!
      — Саливан, ты глухая? Нормальным языком тебе говорю: МОИ дети! Хогвардц за лето не развалится.
      Довольно ухмыляясь, Флинт обнял за плечи свою невесту и подмигнул Поттеру.
      Отпуск у мисс Саливан отмене не подлежал.

      Весь июнь месяц прошёл тихо и благополучно.
      Гарольд закончил укреплять внешнюю защитную линию земель Блэк-менора.
      Сам старый замок Рода Блэк наполнился детским смехом и беготнёй. Джеймс подружился с миссис Крайт и её сыновьями, которые были увлечены кулинарией. Мальчишки под руководством бывшего артефактора мастерских по производству посуды Рода Поттер дедом Исааком постигал простейшую артефакторику. В отличии от братьев Крайт, кастрюли и чайники Джеймсу не понравились, а вот глиняная посуда стала увлечением. Мальчишка с восторгом смотрел как на малом гончарном круге умелые руки формируют посудину из глины и даже сделал несколько посудин своими руками.
      Тедди же увлечённо помогал тестировать две новых модели мётел смоделированных в мастерских Рода Блэк. С подачи Дадли Дурсля объединённое производство спортивного инвентаря получило название «Спорт плюс» и эмблемой их стал белый голубь, распахнувший крылья.
      Петунья Эванс и Рита Скитер сделали первый каталог мётел и иной продукции, выпускаемых объединением «Спорт плюс». Первая метла, сделанная для детей школьного возраста получила название «Белый ветер» и очень понравилась мальчишкам городка близ Блэк-менора. Да, именно городка, потому что назвать иначе населённый пункт на майоратных землях Блэков с населением боолее 5 тысяч человек, язык не поворачивался.
      Был расчищен ритуальный зал старого дома Рода Поттер и, после проведения реставрационных работ, алтарный камень признал Джеймса Сириуса Поттера наследником Рода Поттер. На родовом гобелене появился портрет мальчика в золотой рамочке без указания матери. Счастливый мальчик оббегал всех своих знакомых в Блэк-меноре, показывая одетое на палец кольцо наследника Рода.
      Тедди, в первый же день приезда в Блэк-менор, был отловлен старшими по возрасту подростками-сквибами. Люпину было предложено добровольно вступить в их футбольную команду, а за вступление в команду живущих по правую строну от замка, пообещали бить сильно, но аккуратно.
      Тедди футбол понравился. Игра, похожая на квидичч, но с одним мячом и стоя на твёрдой земле, неожиданно увлекла мальчишку, а веселые и жизнерадостные подростки-сквибы нормально восприняли метаморфизм и оказались очень подходящими товарищами для игр.
      Крёстный и мелкий Джеймс были совсем не против его участия в футбольной команде и даже приходили болеть за него и его команду.
      Лорд Блэк-Поттер, одетый как самый натуральный маггл в драные джинсы и серую рубаху, таскал Тедди и Джеймса на рыбалку к озеру и на прогулки по пролеску, где они часто натыкались на Панси и Дадли выгуливавших хорька.

      Мисс Паркинсон почти полностью поправилась и уже вовсю пользовалась купленной в Лютном незарегистрированной волшебной палочкой, проводя уроки магии со своими подопечными.
      Панси активно помогала Рите Скитер и Петунье Эванс проводить рекламную кампанию «Спорт плюс», совместно с дамами сочиняя истории любви прошлой и настоящей между ней и Гарри Поттером, которыми зачитывалась вся женская часть магической Англии.
      Ещё одной заботой Панси был белый хорёк, которого удалось выпросить у Дадли, согласившемуся, что животному будет полезен свежий воздух.
      Дадли и Панси выносили хорька в перелесок возле замка, где зверёк лежал на зелёной травке и грелся на солнышке.
      Хорёк стал самостоятельно кушать, но вот ходить на четырёх лапах у него совсем не получалось, задние лапки упорно отказывались слушаться, но у него уже стало получаться ползти, опираясь на передние лапы, и сворачиваться клубочком на подушке. Хорёк оброс чистенькой белоснежной шёрсткой, перестал постоянно мёрзнуть и немного поправился.

      Петунья раз в неделю совершала вылазки в маггловский Лондон в сопровождении двух оборотней. О том, что тощий долговязый шофёр и шустрая вертлявая девица могут оборачиваться волками, Петунью уведомлять не стали. На недорогой машине Петунья с водителем и его дочкой, по доброте душевной оказывающими Лорду Блэк-Поттеру услуги по сопровождению Петуньи, объезжали одно за другим маггловские медицинские и социальные учреждения, где по данным детективных агенств мог находиться мужчина примерно 1960 года рождения, сильно пострадавший при пожаре.
      В один из таких дней Кикимер ворвался в лабораторию Лорда с воплем «хозяин!» и артефактный накопитель дал сбой, взорвавшись прямо на столе. Мастер артефактор сумел аппарировать за пару секунд до взрыва, схватив за ухо сорвавшего эксперимент эльфа.
Кикимер был отправлен убираться в лабораторию, а Лорд Блэк-Поттер через камин направился на Гриммо 12 к Петунье, требовавшей явиться немедленно.
      А уже через пару часов в дом на Гриммо 12 было переправлено тело человека, которого Лорд Блэк-Поттер опознал как своего соулмейта профессора Снейпа.

      Давид Рошаль, Блейз Забини и Панси Паркинсон с ужасом осматривали тело человека, доставленного на Гриммо 12. Профессор Снейп был ими опознан в обезображенном теле. Безногий и безрукий мужчина с почти отсутствующим лицом, покрытый жуткими шрамами был в коме. Доставили тело вместе с маггловскими аппаратами, поддерживающими его жизнь.
      Рошаль осмотрев и диагносцировав всё что можно и нельзя признал, что ампутировав конечности, маггловские врачи спасли пациенту жизнь. Увы, колдомедицина в этом случае помочь ничем не могла. Однако Рошаль был уверен, что мозг пациента жив, а учитывая, что Снейп в совершенстве владел окклюменцией, то он сам мог ввести себя в состояние комы.

      Гарольд долго рыдал над телом своего соулмейта, а затем напился в компании Забини, Паркинсон и Рошаля. Как упившийся до невменяемости Поттер утащил тело Снейпа в лабораторию вспомнить не удалось.
      Но до конца августа Поттера и Снейпа не видел никто кроме Кикимера.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: