Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 9

    Давид Рошаль не знал кого благодарить за то, что он — безродный сирота — по окончании Хогвардца, вопреки рекомендациям данным ему — выпускнику Ровенкло, вместо того, чтобы подать документы на факультет юриспруденции в Лондонский Университет, собрав все свои скудные сбережения уехал в Италию и поступил в Академию Колдомедицины. Жил он снимая убогую комнатёнку почти всегда впроголодь. Не дало бросить учёбу и вернуться на родину известие о том, что его ровесник выпускник Слизерина Северус Снейп в 21 год защитился в Гильдии и стал самым молодым признанным Мастером Зельеваром за последнюю тысячу лет. То, что нищий полукровка Снейп достиг таких высот, заставило Рошаля учиться с ещё большим усердием.
      Окончившему Академию колдомедику Рошалю работы по специальности не нашлось. У него не было ни кого, кто оказал бы ему — молодому наивному выскочке из Англии — протекцию. Давид, из всего имущества наживший лишь диплом колдомедика, вернулся домой. Работать колдомедиком в Мунго без опыта работы не взяли. О частной практике мечтать то же не приходилось, но судьба свела его с Рудольфусом Лейстранджем, чья жена не так давно потеряла ребёнка. Рошаль был готов взяться за любую работу и согласился стать семейным колдомедиком опального Рода Лейстранджей.
      Каких только невзгод и бед не было в жизни Давида Рошаля, но он и не такое готов был перенести за то, чтобы стать свидетелем такой высокопрофессиональной работы Мастера. То, чему свидетелем стал Давид Рошаль, было антинаучным чудом, описываемым лишь в легендах древности.
      Лорд Блэк-Поттер откровенно неприятной даже отталкивающей внешности, невысокого роста и вызывающе-придурковатого нрава, оказался не зря признанным Магией Лордом. То, что сотворил Мастер Гарольд с телом своего соулмейта не поддавалось описанию.
      Рошаль даже представить себе не мог работу Мастера-Некромага столь высочайшего уровня с живым материалом. Пациент, участь которого была быть похороненным в закрытом гробу, получил практически новое тело.
      Мастер Гарольд то же не ожидал от себя такого и, впоследствии, так и не сумел описать как достиг получившегося результата.
            Когда старый Кикимер, с трясущимися руками и выпученными глазами, примчался на Гриммо 12, и отказался от еды для своего хозяина, прокаркав: «хозяину надо колдомедика, где тут эти колдомедики валяются?», схватил Рошаля за руки и перенёс в лабораторию Блэк-менора, Рошаль получил такую массу впечатлений, что и потомкам описание лучше не оставлять.
      Бледный, с всклоченными волосами и чёрными кругами под глазами, руками покрытыми многочисленными плохо зажившими порезами, Мастер напоминал свежеподнятого инфери.
      На лабораторном столе лежало собранное из видимых частей человеческое тело, части которого были выращены в этой самой лаборатории по типу химеры и соединены между собой, за отсутствием зелий высшего порядка, кровью и магией создателя-некромага.
      Не спавший уже неделю Мастер, грубо подтолкнул колдомедика к телу.
      — Давай Рошаль, работай! Дар целителя у тебя есть. Слабый дар, но другого нету, за то людей по запчастям тебе видеть приходилось. Создавай конструкт живого тела — я напитаю…
      От испуга Рошаль чётко вырисовал конструкт живого здорового человеческого тела мужского пола. Мастер тут же подключился, заполнив потоки сырой магией, видоизменяя структуру функционирования своего создания. Ткани пациента соединялись, внутренние органы сдвигались, а когда раскрылись свежесозданные лёгкие — пациент самостоятельно задышал.
      Мастер-некромаг усмехнулся, заснул прямо стоя и упал на пол.
      Кикимер метался между лабораторией в Блэк-меноре и Гриммо 12. Приказы колдомедика типа «принеси-подай» исполнялись словно хозяйские.

      Оплакавшие Северуса Снейпа и приготовившиеся к похоронам Петунья, Панси, Дадли и Блейз с недоумением взирали на похожих на свежеподнятых инфери Лорда Блэк-Поттера и колдомедика Рошаля, втаскивающих в дом через каминную сеть тело в грязной простыне.       Оба мужчины, бурча себе под нос, пошатываясь и спотыкаясь на обе ноги сразу, пронесли тело вокруг забившихся на диван дам, обошли вокруг стола, на котором стоял резной гроб из красного дерева и понесли свою ношу по лестнице на второй этаж.
      — Хозяин Великий МАСТЕР! — заявил измученный эльф, вырывая из рук Петуньи диванную подушку. Кикимер сбросил гроб со стола и устроив на его месте диванную подушку, улегся спать.
      — А труп-то принесли большого размера! — прокомментировал увиденное Дадли. — Они ему что, ноги приделали?
      Все переглянулись и Дадли отправился на второй этаж на разведку.
      В спальне Лорда Блэк-Поттера обнаружились три тела мужского пола. Два одетых тела и одно голое лежали рядом на хозяйской кровати и самым бессовестным образом спали.

      Летние каникулы Тедди Люпина перед третьим курсом Хогвардца закончились тем, что по каминной связи до Лорда Блэк-Поттера сумела достучаться директор школы Макгонагал.
      Кикимер игнорировал каминную связь, не желая беспокоить драгоценного хозяина, но когда следом за начальником Автората С.Финнеганом, управляющий банка Крюкохват передал требование Макгонагал связаться с ней, ушлый эльф решил переложить общение по камину на Петунью.
      Петунья Эванс была допущена в «святая святых» дома на Гриммо 12 — хозяйский кабинет Лорда, где Кикимер усадил её перед камином и включил связь.
      — Гарри! Гарри! Наконец-то! Что у вас случилось? — Закричала всегда строгая и сдержанная Макгонагал. — Где Гарри?
      — Уважаемая Миневра! Лорд Блэк-Поттер уже изволил лечь спать и беспокоить его я не буду!
      — Как это не будешь беспокоить? Что у вас случилось? Я уже неделю пытаюсь с вами связаться!
      — Увы… Гарольд летом никаких заказов не берёт, у нас и так со «Спорт плюс» не всё гладко. Да и дети летом должны быть с семьёй, каникулы — это каникулы!
      — Какие каникулы? Вы там совсем умом двинулись? Уже 8 сентября и целую неделю идут занятия. Где Тедди Люпин? Он жив?
      — Ой… — застонала Петунья, хватаясь за голову. — Так и знала, что мы что-то забыли. Что-то важное… Мы забыли мальчика в школу отдать… Не отключайтесь, я сейчас!
      Петунья шустро вскочила и выбежала из кабинета Лорда, уже из коридора был слышен её крик:
      — Панси, дочка, беда! Мы Тедди в школу не отправили!
      Через несколько минут к камину подбежала мисс Паркинсон в домашней мантии, наброшенной на ночную сорочку.
      — Директор Макгонагал, открывайте камин на приём! — закричала Панси.
      Кикимер тут же начал переправлять в кабинет директора коробки с мётлами, предназначенными в дар Хогвардцу в рамках рекламной акции.
      Следом за последней коробкой в кабинет директора Хогвардца вышагнул Тедди Люпин. Мальчик был сонный, в школьной мантии поверх пижамы, в домашних тапках и со школьным чемоданом в руках.
      — Директор, — зевая во весь рот проговорил Люпин, — Мы это — того… думали еще лето не кончилось. правда-правда.
      Избитым и недокормленным Люпин не выглядел. Мальчик за лето подрос, загорел и его заспанная физиономия со следом подушки на щеке, совсем не походили на признаки плохого обращения с ребёнком.
      — Мистер Люпин, потрудитесь объяснить, что это за коробки доставлены в мой кабинет из вашего дома?
      — Панси! — закричал Тедди в сквозное зеркало. — Панси, где дарственная от крёстного, куда ты её засунула?
      — В правом кармане мантии! — ответило зеркало сонным голосом мисс Паркинсон.
      Мальчик сунул руку в правый карман мантии и вынул оттуда свёрнутый лист пергамента.
      — Вот. Дарственная. Крёстный… ну, то есть, Лорд Блэк-Поттер дарит Хогвардцу тридцать спортивных мётел «Белый ветер» и надеется, что уроки полётов будут возобновлены.
      — А почему с вами связи не было?
      — А это у крёстного в лаборатории какая-то хрень взорвалась, каминная связь и вырубилась. Вот!
      — А обратиться в Министерство, чтобы починили было нельзя?
      — Ага. Тётя Петунья так и говорила, чтобы крёстный Мастера по каминам вызвал, а крёстный упёрся как осёл, говорит « Я сам артефактор! Сам сломал — сам починю!», вот только к сегоднему и отремонтировали. Крёстный же такой упрямый, если во что вцепится, то всё, спорить с ним бесполезно. Мы из-за него почти всё лето без каминной связи просидели. Я могу уже идти спать?

      Северус Снейп пришёл в сознание неожиданно и в незнакомом месте. Он лежал на кровати, застеленной грязным бельём, его правая рука была жестко зафиксирована и в руку воткнута игла маггловской капельницы. Комната была маленькая и тёмная. Никаких намёков на магию не было. Вполне сошло бы за какую-нибудь дешевую маггловскую клинику, если бы не одно но. В любой даже самой дешевой маггловской клинике даже самому нищему пациенту полагается отдельное койко-место.
      Отдельной койки не было, так как рядом лежало чьё-то тело, нагло прижавшееся к телу Снейпа и обхватившее его всеми конечностями.
      Северус обдумал ситуацию и открыл глаза лишь тогда, когда стали менять флакон капельницы. Рошаль, увидев как открылись глаза Снейпа, от неожиданности вздрогнул, выронил флакон с восстанавливающим и громко выругался.
      Рошаль ассоциировался с Лейстранджами. Рудольфус и Рабастан были высокими и крепкими мужчинами, а обнимавшее его тело было куда меньшего размера. Повернуться, чтобы глянуть не Беллатрикс ли его обнимает, сил не было.
      — Где Руди? — прохрипел Северус.
      — О! — обрадовалось тело низким мужским голосом. — Речевой аппарат действует!
      Снейп сначала обрадовался, что обнимавшее его тело оказалось не незабвенной Беллатрикс Лейстрандж, а затем, повёрнутый в другую сторону, с ужасом уставился на незнакомца: мужчина был немолодой, с торчащими в разные стороны седыми немытыми лохмами, дряблая кожа лица покрыта мелкими шрамами, тёмные круги под глазами и ярко-зелёные заспанные глаза.
      — Эй, Снейп! Не теряй сознание! Я с тобой! Я — Поттер!

      В следующий раз Северус очнулся в той же самой кровати, только уже застеленной чистым постельным бельём. Кто-то маленький нагло уселся ему под бок и обеими руками цепко держал за руку.
      Снейп открыл глаза и увидел стоящего возле его кровати маленького… Гарри Поттера. Гарри был до безобразия похожи не похож на себя. Этот Гарри был опрятно одет, аккуратно причёсан и держал подмышкой толстую старую книгу.
      — Кикимер, ты крепко держишь? — спросил мальчик, поправляя очки.
      — Крепко! Не бойся маленький хозяин, от Кикимера нужный хозяину полукровка не сбежит!
      — Отец! — громко закричал мелкий Поттер. — Мистер Снейп на меня смотрит!
      Снейп вздрогнул ожидал визита школьного недруга Джеймса Поттера, но вместе него в комнату вбежал небольшого роста седой мужчина, на ходу завязывающий пояс халата, одетого на мокрое тело.
      — Где, сынок?
      Мальчик посторонился.
      — Вот смотри, отец: он на меня смотрит и улыбается!
      — Северус! — мужчина наклонился к самому лицу зажмурившегося Снейпа.
      — Гарри… — тихонечко позвал мальчика Снейп.
      — Узнал! — обрадовался мужчина, обхватывая Снейпа руками и прижимая его голову к своей мокрой груди.

      Рошаль был крайне обеспокоен. Лорда Блэк-Поттера к мистеру Снейпу словно империусом приклеили. Колдомедик даже все какие знал заклинания отмены опробовал, но всё бесполезно: Лорд вцепился в Снейпа и из своих загребущих рук выпускать не собирался.
      — Мой Лорд, а для чего вы Снейпа от себя не отпускаете? Это в целях стабилизации его состояния?
      — Какое ещё состояние? Резерв у меня на нуле, вот и держу, чтобы этот гад снова куда-нибудь не пропал.
      — Разве можно пропасть из Родового Дома семьи Блэк? Тут одни защитные барьеры друг на друге налеплены, даже крыса не выскочит.
      — Ну уж нет! — не поддался на уговоры Гарольд, прижимая к себе Снейпа покрепче. — Это крыса не выскочит, а Снейп сможет! Он и не из таких переделок выскакивал.
      — Но почему вы всё время лежите с ним рядом в постели?
      — Потому что голова у меня кружится. Я его сдуру чисто на собственном резерве вытащил без ритуала и без жертвоприношений. Надо было хоть пару курей прирезать, а я что-то тормознул…
      — Алкоголем тормозная жидкость называется.
      — Это точно, на трезвую голову я бы такого не натворил. Ты уверен, что Снейп в норме? Чего он тогда всё время в обмороке?
      — Может его хотя бы в покое оставить или хотя бы так сильно не сжимать? И самого себя в порядок привести?
      — Ладно. Кикимер! Держи Снейпа!
      Кикимер, примчавшийся на зов хозяина, с комфортом для тощего эльфячьего тельца устроившись на кровати, вцепился в руку Снейпа.
      Лорд Блэк-Поттер прошёл в ванную и уставился на своё отражение в зеркале.
      — Слышишь, Рошаль — ты прав! Рожа у меня — самому страшно. Забини зельев каких-нибудь прислал? Тащи давай…
      Лорд Блэк-Поттер под контролем колдомедика выпил зелья из двух фиалов, нашёл в ящике комода свою волшебную палочку и навесил на лицо чары гламура.
      — Ну вот и палка пригодилась, — пробурчал Лорд, отвыкший пользоваться волшебной палочкой.
      — Рошаль, как думаешь: если Снейп меня пугается, то может к нему Петунью притащить — она безобидная!
      — Нет! Петунью не надо, она безобидная только когда молчит. Лучше Паркинсон — не культурно выражаться ей воспитание не позволит.

      Когда Северус Снейп пришёл в сознание, то обрадовался, что в кровати лежит один. Его никто не прижимал к себе и это радовало.
      Рядом с кроватью на стуле сидела очень знакомая особа женского пола.
      — Северус! — позвала она Снейпа, стоило ему только открыть глаза.
      Панси улыбалась, а из её глаз катились слёзы. Повзрослевшая дочка Элайджи Паркинсона утратила подростковую угловатость, сильно похудела, похорошела и выглядела вполне довольной жизнью.
      Мисс Паркинсон внятно и чётко объяснила, что сейчас сентябрь 2011 года и находится он в родовом особняке Рода Блэк на Гриммо 12. Неубиваемый Поттер 2 мая 1998 года всё-таки встретился с Тёмным Лордом и снова доказал свою тупость и неубиваемость. Гибель Тёмного Лорда от рук подростка не могла не радовать, пророчество уже было выполненным. То что Поттер согласился на дуэль и в ответ на Аваду швырнул в Тёмного Лорда экспелеармусом доказывало, что Поттер неисправимый идиот и его идиотизм не лечится. А вот то, что поттеровский экспелеармус аукнулся Тёмному Лорду смертельным исходом — прямо говорило об определённых Родовых Дарах, о которых в Англии вслух упоминать не принято. Но это ничего. Главное что Поттер жив, здоров и даже завёл сына, которого Снейп принял за самого Гарри Поттера.
      Так же Снейп со слов Панси узнал, что в доме Гарольда живёт его крестник: сын Нимфадоры Тонкс и Ремуса Люпина — Тедди Люпин, учащийся третьего курса Хогвардца, каким-то чудом попавший на Хафлапаф, хотя, со слов той же Панси: по пацану Слизерин кровавыми слезами плачет.
      Петунья Эванс тоже оказалась жива и невредима, хотя её судьба, после того как у неё забрали Гарри, никого не волновала, а те чья судьба никого не волнует обычно покоятся на кладбище, если от них осталось что похоронить…
      Опечалила смерть Нарциссы и Люциуса. Эти двое были самыми близкими друзьями Северуса за всю его жизнь, доверившими ему своё самое главное сокровище — сына Драко. Северус даже не предполагал, что можно так сильно любить своего ребёнка как это было в семье Малфой. Своенравная и беспринципная, как все Блэки, Нарцисса оказалась очень заботливой и любящей матерью, к тому же до жути любящей своего мужа. Люциус, вообще никем кроме своей жены не интересовавшийся, души не чаял в единственном и желанном сыне. Мир без Малфоев казался жестоким и чуждым.

      Петунья радостно наблюдала за тем, что Дадли и Панси стали много времени проводить вместе.
      Начитавшийся сказок Джеймс, почувствовав свою значимость в семье, перестал быть тихим и апатичным и начал проявлять типичный поттеровский характер, точнее стал тупым и упрямым как осёл. Если его отец Лорд Блэк-Поттер с ослиным упрямством шёл напролом по принципу «вижу цель — не вижу препятствий», то младший Поттер таким максимализмом ещё не страдал и по-детски верил в сказки. И вот этот десятилетний отпрыск Рода Поттер почему-то решил, что самый верный способ расколдовать человека, превращённого в животное — поцелуй принца. Постольку поскольку настоящих принцев поблизости не наблюдалось и взять их было негде, Джеймс решил обходиться собственными силами. Как только белый хорек оказывался в досягаемости, мальчик тут же хватал его и с усердием целовал в розовый нос до тех пор, пока вяло сопротивляющегося и уже сомлевшего зверька не вырывали из загребущих рук наследника Рода Поттер. Дадли и Панси с целью спасения Драко Малфоя объединили свои усилия по спасению хорька. Джеймс стойко терпел утрату, но при малейшей возможности хорек был снова схвачен и зацелован.
      Панси в последнее время сильно изменилась, стала ухаживать за собой и одеваться в приличного вида современную одежду, убрав подальше своё серое допотопное платье.
      Понимая, что Гарольд к Панси равнодушен и сама мисс Паркинсон к её племяннику относится скорее со страхом и уважением, Петунья стала надеяться, что Панси станет невестой Дадли и она всё-таки когда-нибудь увидит своих внуков.

      Крис никак не успевал следить за Тедди. Мистер Люпин, после того как Лорд Блэк-Поттер подарил Хогвардцу мётлы, стал очень популярен. Тех учащихся, что привезли в школу собственные мётлы, можно было по пальцам пересчитать, в основном это были старые мётлы их родителей. Метлу иностранного производства, стоившую невероятно дорого если у кого и имелась, родители бы не разрешили привозить в школу ни при каких условиях.
      А тут Тедди Люпин, чей опекун владелец «Спорт плюс», обещавший сделать цены на мётлы приемлемыми для магов со средним достатком, с которым из-за одного этого хотелось дружить.
      Новую метлу «Белый ветер» состоятельные родители обещали купить своим детям сразу как только она появится в продаже.
      Новые школьные мётлы вызвали восторг, учащиеся всех факультетов в сентябре и начале октября посетили уроки полётов и имели возможность полетать на новой современной модели метлы отечественного производства.
      Директор Макгонагал начала согласовывать с Министерством постоянную должность преподавателя полётов в Хогвардце. В душе Макгонагал уже мечтала о возрождении факультетских команд и регулярных матчах по квиддичу.

      После активного и наполненного разными событиями лета в Блэк-меноре, Тедди было скучно. Крёстный не приезжал, друзья остались за пределами школы и Тедди мог заниматься тоько учёбой, став чуть ли не отличником по всем предметам.
      Хотелось дружеского общения и у Тедди появились друзья с Грифиндора: братья Найтон Майк — 4 курс и Ник — 2 курс, а так же второкурсница Эмили Ньюкасл, их объединило с Тедди наличие собственной метлы и страсть к исследованию замка во внеурочное время.
      Понимая, что будущего Лорда в общении не ограничишь и в комнате не запрёшь, Крис Райт через родственников испросил у Лорда Блэк-Поттера парные амулеты, зачарованные друг на друга. Амулет Крису прислала мама, а через пару дней парный к своему амулет Крис увидел на шее Люпина. Теперь Крис был уверен, что случись что с Тедди Люпином, он сумеет вовремя прибежать на помощь.

       Как только Давид Рошаль стал полностью уверен в удовлетворительном состоянии костной системы мистера Снейпа, Северусу было разрешено самостоятельно вставать и ходить по комнате. Но одного его оставляли разве только в туалете. Гарольд, едва только его магический резерв стал наполняться, сразу же навещал на Снейпа следилок как игрушек на рождественскую ёлку.
      Северус оказался на диво покладистым пациентом, он ел всё что предлагала Петунья, спал в обнимку с Гарольдом, не возмущался прыгающему по нему домовому эльфу, подолгу разговаривал с Панси и Блейзом, с отвращением глотал приготовленные Забини зелья, радовался визитам мелкого Джеймса Поттера и потихоньку выздоравливал.
      Но когда Рошаль был вынужден отлучиться на несколько дней и массаж ему вызвался делать Лорд Блэк-Поттер собственноручно, Северус не выдержал.
      — Не смей меня трогать криворукий имбецил! — орал Снейп, окопавшись в подушках и отказываясь от массажа наотрез и в грубой форме.
      На шум прибежали Дадли и Петунья. Снейп был извлечён из кровати и осмотрен, на его теле были свежие гематомы по форме напоминающие следы ударов кулаками.
      — Северус, кто тебя бил? — взвизгнула Петунья, заталкивая Снейпа себе за спину.
      Снейп снова забрался в постель, окопавшись в одеяле и подушках.
      — Поттер совсем озверел, — объяснил наличие синяков Северус, — Мало того, что он ночью запрыгивает в постель и укладывается спать на мне, он ещё и бьёт меня кулаками. Будь добра, Петунья, объясни своему племяннику-идиоту, что от того, что он меня бьёт — мягче я не стану. Видимо Поттер совсем не понимает разницы между человеческим телом и подушкой!
      Сеанс массажа в исполнении Гарольда был отменён.
      Лорд Блэк-Поттер был удивлён и расстроен, хотел ведь как лучше, а получилось как всегда, но с этого дня Северус Снейп получил поттеровскую кровать в единоличное пользование.

      Посовещавшись, Панси и Дадли взялись делать массаж Снейпу по очереди.
      Шрамы на руках и ногах выглядели до сих пор жутко, но само отсутствие метки перевешивало всё. Чистые предплечья были недосягаемой мечтой Пожирателей Смерти. Убедившись, что метки у него больше нет, Северус воспрянул духом и не препятствовал лечению, назначенному Рошалем, которого хорошо знал и уважал как талантливого колдомедика.
      — Какими же надо быть садистами, чтобы так изувечить спину человека, — сокрушалась Панси, втирая в спину Северуса мазь с восстанавливающим мышечную ткань эффектом, попутно поливая ту же самую спину слезами.
      Гарольд оглядел создание рук своих.
      — Нет, — честно сознался Поттер, — спина была нормальная, это я куски мышц срезал, чтобы мышечную массу по всему телу нарастить.
      — А рёбра почему такие хрупкие?
      — Паркинсон, ну чего тебе всё не так. Оставь в покое рёбра, нормальные они, костерост хреновый, но лучше всё равно нет. Новые рёбра пришлось вырастить, старые я выломал, чтобы была основа для костной ткани конечностей. Чего ты так смотришь на меня, Паркинсон? На мне картины не написаны! Позвоночник и череп лучше было не трогать, а кроме рёбер больше материала не было, за то у Северуса в организме нет ничего чуждого, всё на основе его организма и воссоздано, и вообще, чего ты меня осуждаешь, я сделал всё что мог!
      — Поттер, — зашипел замерший Снейп. — Кого ты принёс в жертву? Зачем? Я совсем не желал оставаться живым. Почему ты всё время лезешь в мою жизнь? Ты мне даже умереть нормально не дал. Ты вообще думал, как я буду жить, гадая сколько человек ты убил, чтобы дать мне выжить?
      — Да ни кого я не убивал! Единственный разумный погибший от моей руки — это Волдеморт, и то его разумным с трудом назвать можно, я же не думал, что он экспелеармуса скопытится! Я этого Волдеморта в Азкабан засадить хотел может быть… А жертву принести я забыл, на собственном резерве тебя вытягивал. Но если ты, Снейп, настаиваешь, то давай купим десяток куриц у Гойла и принесём их в жертву на кухне. Петунья потом из этих кур супа наварит.
      — Гарри, хватит врать! Я суть ритуала знаю, в жертву идут кровь, жизнь и магия. Кровь и магию, я допускаю, что ты свои использовал, с твоим магическим резервом это может быть правдой. Но чью жизнь?
      — Ну что ты прицепился-то, Снейп? Свою я жизнь использовал! Свою! Двадцать лет своей жизни за тебя отдал! Успокоишься ты уже или тебя ещё какой вопрос мучает?
      Вопросов у ошарашенного Снейпа не было. А Дадли пришлось на руках уносить потерявшую сознание Панси.
      — Вот Снейп. Всё из-за тебя! Теперь Джеймс решит, что опять Паркинсон обидел и все мозги мне проклюёт… И чего вы все в обмороки-то падаете?

      Джеймс Поттер, уверенный, что няня Панси нуждается в его защите и не желающий слышать, что его Панси никто не обижал, с самым решительным видом пришёл в спальню отца, которую с недавнего времени оккупировал таинственный гость отца по имени Северус.
      — Дядя Северус, — прямо с порога начал Джеймс.- Ваше поведение по отношению к моей няне Панси не допустимо! Как только не стыдно вам, взрослому мужчине, обижать слабую и беззащитную мою мисс Паркинсон! Я требую…
      Речь мелкого Поттера прервал громкий истеричный смех Северуса. Мелкий засранец Поттер с самым серьёзным видом читал ему нотации словно провинившемуся школьнику с невероятной точностью копируя интонации Петуньи Эванс.
      Обиженный реакцией на свою речь, Джеймс был притянут Снейпом к себе.
      — Не обижайся, малыш. Я не над тобой смеюсь. Просто ты сейчас был так похож на Петунью, что я не удержался…
      — Конечно я похож на тётю Петунью, особенно если без очков. А если бы у тёти Петуньи были тёмные волосы, то вообще похож был бы. И отец на неё похож, но чуть поменьше чем я. Это ж в любом зеркале видно!
      Снейп тихо вздохнул. Гарольд без очков с возрастом стал действительно больше похож на свою тётку Петунью, чем на своего отца.

      Джеймс Поттер был очень общительным, любопытным и решительным мальчиком. Ребёнок очень много читал и не стеснялся задавать вопросы.
      — Дядя Северус, а вы не знаете где бы мне найти принца? — неожиданно спросил Джеймс.
      — А зачем вам, молодой человек, нужен принц?
      — Нужен! Очень нужен! Только никто не знает где его искать, говорят, что волшебных принцев в нашей стране нету. А мне очень нужно, хотя бы одно единственного принца…
      — А заменить принца кем-нибудь другим нельзя?
      — Нет. Не получается заменить, я уже даже сам его целовал, а он не расколдовывается. А вы не знаете как найти кого-нибудь из Рода Принц? Я видел в Книге Родословных, что такой Род в Англии есть, а отец у гоблинов запрашивать отказывается, говорит сам запрошу, когда вырасту. А мне сейчас надо.
      — Джеймс, уверяю тебя, что знания о Роде Принц тебе ничем не помогут. Тем более, что последний живой представитель этого Рода — я! Мою маму звали — Эйлин Принц.
      — Дядя Северус! Ты не спи, ладно? А то мне тебя будить придётся, а меня за это отец и доктор Рошаль заругают! Я как только хорька стащу, сразу прибегу!

      Не успел Дадли передать клиентке её кота, как в клинику влетел маленький ураганчик по имени Джеймс Поттер. Племянник с ним поздоровался, покрутился вокруг и убежал. Дадли проводил клиентку и обнаружил пропажу хорька.
      Неугомонный Джеймс уже научился открывать замок «алохоморой» и вытаскивать хорька из запертой клетки. Понимая, что несчастного белобрысого хоря ждёт сеанс поцелуятерапии, Дадли закрыл клинику и пошел в дом на Гриммо 12 разыскивать Панси, так как племянник научился отводить глаза дяде сквибу.
      Кикимер тут же уведомил, что маленький хозяин Джеймс в спальне своего отца, Панси и Дадли побежали туда предчувствуя катастрофу. Панси прекрасно знала, что своего крестника Драко Снейп в любом виде опознает, а лишние волнения Снейпу противопоказаны колдомедиком.
      Панси первой вбежала в комнату и оттащила Джеймса от Северуса.
      Теперь в хорька вцепились двое и тянули его каждый к себе. Зверёк заверещал, Джеймс разжал руки и Снейп прижал к себе хорька с белоснежной шёрсткой.
      — Мистер Снейп! Мы просим у вас прощения, что не уследили. Джеймс вбил себе в голову, что хорька расколдует поцелуй принца, — извинилась Панси. — Но я даже предположить не могла, что мальчик будет тыкать хорька вам в лицо…
      — Почему никто не сказал мне о Драко? — неожиданно громко рявкнул Снейп, окинув всех грозным взглядом.

      Скандал был знатный. Лорд Блэк-Поттер и колдомедик Рошаль вдвоём не могли перекричать Снейпа. Подействовала лишь угроза забрать хорька до полного выздоровления Северуса.
      После разговора Лорда Блэк-Поттера со всеми проживающими в его доме, наступила долгожданная тишина.
      Дадли, от греха подальше и от бешеного Поттера, спрятался в клинике и не совал носа на Гриммо 12.
      Панси и Петунья старательно избегали Гарольда, признавая свою вину, что не уследили за мальчиком, предоставив ему слишком много свободного времени, но обе считали, что Лорд слишком жестко указал им на их место в доме и на недобросовестное исполнение ими своих обязанностей.
      Джеймс, которого отец отругал за поведение не достойное наследника Рода, разумным доводам не внял, хотя и публично раскаялся в неподобающем поведении. Мальчик ходил по дому с гордым и неприступным видом, уверенный в том, что его отец «может всё», даже достать самого настоящего принца, чтобы расколдовать беленького мягенького хорька.
      Хорёк переехал жить в спальню Лорда Блэк-Поттера, где хозяйскую кровать оккупировал Северус Снейп.
      Кикимер сокрушался, что корзинку с подушкой, на которых он спал в спальне хозяина, наглый полукровка приспособил под нужды хорька, а ему верному и преданному домовому эльфу, верой и правдой служащему Роду Блэк, негде спать.
      Петунья переругивалась с Кикимером, считая занудное нытьё эльфа оскорблением в свой адрес, указывая Кикимеру, что у него таких корзин с подушками целых 6 штук, а для хорька взяли только одну.
      Блейз Забини спешно расставлял закупленное Лордом Блэк-Поттером оборудование в зельеварческой лаборатории, оборудованной в подвале дома Гриммо 12.
      Северус Снейп терпеливо и молча сносил массаж от рук предателей, носил на руках жмущегося к нему хорька и готовился к варке зелий для себя любимого, в первую очередь от шрамов и восстанавливающих…



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: