Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

      Второкурсник факультета Хафлапаф Школы Чародейства и Волшебства Хогвардц весь вечер был сам не свой, вроде всё хорошо: уроки выполнены, сумка на завтра собрана, но мальчика одолевало непонятное волнение.
      Сосед по комнате Тедди Люпин принёс из библиотеки кучу исписанного пергамента и, схватив сквозное зеркало, переговаривался со своими родными.
      Крис вышел из комнаты и сходил в гостиную своего факультета, где второкурсники собрались пить чай с тортом. Крис засиделся почти до отбоя, а когда вернулся к себе, то Тедди не было. Такое было уже не в первый раз, Тедди вместе со своими друзьями с Грифиндора обследовал закоулки замка и возвращался за полночь.
      Люпина ни разу не ловили в коридоре после отбоя, но даже если бы и поймали, то его крёстный вряд ли бы стал ругаться за то, что сам делал в школьные годы.

      Понимая, что погорячился и ощутив в полной мере последствия своей несдержанности, Лорд Блэк-Поттер начал искать пути примирения с домашними.
      При поддержке Джеймса, первыми сдались Панси и Петунья, признав, что в случае с Джеймсом их вина — не доглядели.
      Гарольду пришлось извиниться за то, что загрузил дам не только заботой о сыне, уборкой, закупкой продуктов и готовкой, связью с общественностью через мисс Скитер, но и переложил на их хрупкие плечи всю рекламную кампанию «Спорт Плюс». Надо признать, что дамы со всем справлялись, даже сумели самостоятельно найти способ переправить в Хогвардц мётлы для школы по рекламной акции.
      Следующим начал нормально общаться со своим хозяином Кикимер. Эльф даже перебрался спать в кабинет, где ночевал игнорируемый всеми хозяин. Вся работа с документами была на Кикимере. Как эльф умудрялся справляться со всем этим огромным оборотом документов, Гарольд даже представить себе не мог.
      Кикимер честно сознался, что устал и совсем ни с чем не справляется. То, что Кикимеру очень тяжело стал понятно, когда эльф согласился с необходимостью купить несколько эльфов для работы по дому. Кикимер даже согласился сходить с хозяином в Гринготтс, чтобы помочь выбрать нужных по дому эльфов.

      Крис проснулся от того, что амулет висящий на шнурке у него на шее нагрелся. Люпина в комнате не было.
      Найт и Ник Найты были пацанами весёлыми и шебутными, детьми довольно состоятельных родителей, которые относили себя к сторонникам Гарри Поттера в прошедшей войне, Тедди они нравились, с ними хотелось дружить, но их шутки и розыгрыши были не всегда понятны Люпину. Эмили же с удовольствием участвовала в их забавах, девочке нравилось чувствовать своё превосходство над более слабыми. Очень часто именно мисс Эмили Ньюкасл была инициатором того, чтобы кого-нибудь «наказать». Тедди своё неодобрение поведению друзей не высказывал, стараясь выглядеть так, чтобы быть интересным для единственной девочки с которой общался.
      В этот раз объектом издевательств их компании стал второкурсник Слизерина Алекс Смит. То ли мальчик отказался делать за Эмили домашнее задание, то ли не одобрил какую-то её идею, но было решено его наказать. Эмили договорилась о встрече после отбоя с наивным магглорожденным Смитом, с которым познакомилась еще в поезде перед первым курсом. Смит, несмотря на то, что за ним следили старшекурсники, всё равно умудрялся убегать на свидания со своей подругой Эмили. Так было и в этот раз.
      Алекс Смит подбежал к своей подруге и был сбит с ног братьями Найтами. Найты были крупнее и физически более развиты, поэтому у Смита не было шансов. Пацана, свернувшегося в клубок на полу, начали избивать ногами. Когда брызнула кровь, Тедди попытался остановить драку.
      — Ты чего, Люпин? Твой крёстный этих слизняков пачками убивал! Ты чего пожирательских ублюдков жалеешь? — взвизгнула Эмили.
      — Ага, — поддержали Найты. — Или ты дружков на Слизерине завёл? Так мы твоего опекуна об этом уведомить можем — и всё — собирай манатки в свой приют!
      Мелкий слизеринец зашевелился и попытался подняться. Избиение продолжилось. Оттащить Найтов от пацана не получилось, тихого и домашнего Тедди столкнули на пол и он интуитивно закрыл собой слизеринца.

      Пятеро слизеринцев-старшекурсников во главе с Кассиусом Лейстранджем после отбоя организованно вышли из гостиной своего факультета. Второкурсник Смит снова один побежал на встречу со своей подружкой. Мальчишку не останавливало ничто, а беспринципная наглая грифиндорка использовала его как могла. Понимая, что дружба магглорожденного слизеринца и чистокровной грифиндорки до добра не доведёт, за пацаном следили и не уследили.
      В коридоре второго этажа из-за угла на слизеринцев налетел мальчишка с гербом Хафлапафа на мантии.
      — Люпина видели? — спросил хафлапафец.
      — Ты чего пацан, Люпину нянька? — засмеялись слизеринцы.
      — Лейстрандж! — рявкнул мальчишка. — С Люпином беда — амулет нагрелся!
      Слизеринцы, взяв в круг второкурсника-хафлапафца, продолжили обследовать коридор.
      В нише за кабинетом нумерологии нашлась пропажа. Грифиндорцы тут же вытащили палочки и в коридоре раздались первые заклинания.
      Райт, вначале стоявший за спинами старшекурсников, бросился наутёк. Он забежал в свою комнату, схватил сквозное зеркало Люпина и попытался связаться хоть с кем-нибудь из родни Тедди. Зеркало молчало. Тогда Крис побежал к директору.
      Через несколько минут Минерва Макгонагал, разбуженная второкурсником, набросив мантию на ночную сорочку, бежала к месту драки. Увы, авроры, патрулирующие школу, успели раньше неё.

      Дежуривший в школе наряд авроров оперативно прибыл на место драки. Заплаканная девочка рассказала как очень хотела встретиться со своим другом из Слизерина, а так как встречаться им запрещают, то встретиться они решили ночью. Братья Найт пошли её проводить, а тут на них напали слизеринцы и попытались убить, а откуда взялся Тедди Люпин — она не знает.
      Двое избитых до бессознательного состояния мальчишек: Тедди Люпин и Алекс Смит были доставлены в Больничное крыло. А задержанных на месте драки слизеринцев авроры завели в пустой класс, где и заперли, чтобы утром доставить в Авторат. Пацаны доигрались, нападение на подопечного Лорда Блэк-Поттера могло для них аукнуться Азкабаном.
      Декан Саливан прибежала на место драки по аврорской тревоге, но помочь в такой ситуации ничем не могла. Её старшекурсников увели авроры, а она застыла у стена коридора на втором этаже и молча глотала слёзы…

      — Мисс Саливан! Мисс Саливан! — дергал за руку декана Слизерина мальчишка с Хафлапафа. — Декан, это я — Крис Райт, второй курс. Лейстрандж не виноват! Ваши не избивали Люпина, наоборот — спасали от побоев. Мисс, я до Лорда Блэк-Поттера достучаться не могу, зеркало не отвечает. Помогите мне, мисс Саливан, мне нужно выдти из Хогвардца!
      -Нет, из Хогвардца тебе нельзя. Ночью выпустить на улицу ребёнка? Ни за что! К тому же по ночам все выходы перекрыты.
      — Да добегу я, мисс. Я быстро, мне только до Гринготтса добежать! Никто меня не тронет.
      — Нет, в связи с тревогой — защита Хогвардца активирована! Ты хочешь натолкнуться на случайное заклятие авроров?
      — Защита? А через выход в Запретный лес? Мисс, я по-любому должен добраться до Лорда. Если не поможете, сам прорываться буду!
      — Мальчик, ты не сможешь этого сделать. Сейчас до Лорда не не смогу добраться даже я…
      Крис Райт был достаточно убедителен и мисс Саливан, согласившись на эту авантюру, вывела его за защитный барьер школы. Мальчишка вручил декану свою мантию, жилетку, брюки, рубашку, свои единственные ботинки и сквозное зеркало.
      Анна Саливан не успела испугаться, как мальчишка перекинулся в серо-бурого волчонка и шустро побежал в сторону Хосмида.

      Переговорив с Кикимером, Гарольд, довольный своими действиями направленными на перемирие с домочадцами, уже собирался пойти спать, как по каминной связи с ним связался его поверенный в банке Крюкохват.
      — Лорд! Пару минут назад в здание банка Гринготтс вбежал волчонок-оборотень, перекинулся в мальчишку и потребовал меня. Вас требует! Брать будете?
      Крюкохват, дождавшись разблокирования камина, тут же перебросил по ноги Лорду Блэк-Поттеру грязного, полуголого и исцарапанного мальчишку со сбитыми в кровь руками и ногами. Обессиленный ребёнок поднял голову и всмотрелся в лицо Лорда.
      — Тедди избили! В Больничном крыле! Хогвардц! Авроры! Помогите! — всё что сумел сказать мальчик, рухнув на пол.
      К камину в кабинете директора Хогвардца никто не подошёл.
      Лорд Блэк-Поттер вынул из сейфа тяжёлый резной посох, подаренный ему наставником на получение Мастерства по Некромагии, одел дорожную мантию, поданную эльфом, и через камин шагнул в «Дырявый котёл».

      Кикимер поднял по тревоге всех домочадцев, сообщив о произошедшем горе с Тедди в Хогвардце. Панси уведомила Забини и Рошаля.
      Рошаль тут же отправился в Хогвардц через камин, открытый для него директором.
Петунья, Панси, Блейз и пришедший на шум Северус подняли с пола Криса Райта, уложили его на диван и начали обрабатывать его раны.
      Все ждали возвращения Лорда Блэк-Поттера.
      Едва Гарольд ушёл, Кикимер увидел вибрирующее сквозное зеркало и вручил его Панси.
      — Мисс, сообщение для Лорда Блэк-Поттера, — затараторил незнакомый белобрысый пацанёнок. — Люпин в Больничном крыле! Авроры арестовали Кассиуса! Помогите!
      — Уже! Лорд уже идёт в Хогвардц! — успела крикнуть Паркинсон, прежде чем связь прервалась.

      Гостиная Слизерина была открыта настежь. Декан, едва услышав шум на том же злополучном этаже, поспешила туда. Там нашлись учащиеся её факультета, все тридцать два человека с первого по шестой курс пришли спасать пятерых. Младшие дети с воплями повисли на аврорах как обезьянки на деревьях. Авроры, не ожидавшие такого поведения, не рискнули отшвырнуть от себя детей. Старшие выбили дверь бомбардой и вывели пятерых однокурсников, задержанных за драку.
      Факультет Слизерин организованно отступал в сторону слизеринской гостиной. Младшие дети, поняв что в них заклятия не полетят, закрывали собой старших. Так авроры вместе со слизеринцами вошли в факультетскую гостиную.
      Факультет перегруппировался, младшие встали за спины старших. Палочки в руках учащихся были направлены на авроров.
      — Отставить! — рявкнула Саливан, вставая между воспитанниками и аврорами.
      — Мисс Саливан, вы понимаете, что сделали ваши подопечные?
      — Защитили невиновных?
      — Воспрепятствовали задержанию преступников!
      — Мои воспитанники не виновны!
      — Это если Лорд Блэк-Поттер с их невиновностью согласится. А если нет, то с Победителем Волдеморта спорить не кому.
      — Декан! — закричал мелкий белобрысый первокурсник Корнер, размахивая сквозным зеркалом. — Я достучался! Лорд Блэк-Поттер уже идет в Хогвардц!
      — Держать щит! — закричал кто-то из учащихся.
      Факультет Слизерин, выставив палочки перед собой, сомкнул индивидуальные щиты в один, перекрывая гостиную и отгородившись от авроров. Декан выхватила палочку, поддерживая своих воспитанников.
      Стены Хогвардца дрогнули. Пробив щиты Хогвардца и отшвырнув аврорскую защиту замка, на территорию школы зашёл озлобленный Мастер Некромаг, опираясь на посох тёмного дерева. Замок окатило волной холода и страха как от присутствия дементоров.
      Некромаг, печатая шаг, прошёл в Больничное крыло.

      Тедди Люпин, всё ещё без сознания, бледной изломанной куклой лежал на кровати в дальней комнате Больничного крыла. Тело мальчика было закрыто больничной пижамой, но кровоподтёки на руках и лице жутко уродовали его. Увидев, что мальчику до сих пор не оказана квалифицированная медицинская помощь, Лорд Блэк-Поттер прошёл в ярость.       Авроры в ужасе бежали от шипящего злобного некромага. По всему Больничному крылу летало крошево из стекла, дерева и камня. Ни одного предмета не осталось целым. Лишь комнату, где лежали дети гнев Лорда не затронул.
      Не покинула Больничного крыла лишь медиковедьма Хогвардца, она кричала, пытаясь остановить взбешённого родителя, но Лорд её не слышал. Тогда мисс Хенсон забежала в палату к детям и закрыла собой лежащего ближе всего к двери мальчишку Смита. Спасло Хенсон лишь то, что вовремя поспешившая к себе в кабинет Макгонагал привела в Больничное крыло прибывшего в экстренном порядке через её камин колдомедика семьи Блэк-Поттер Давида Рошаля.
      Рошаль, которыму было уже не в диковинку раздражение Лорда, тут же вручил Гарольду фиал с успокоительным и подбежал к Люпину.
      После первого же диагностирующего заклинания, колдомедик потребовал немедленно переправить Тедди домой на Гриммо, чтобы, на всякий случай, мальчишка был ближе к ритуальному залу. Рошаль наорал на перепуганную медиковедьму Хенсон, заставив предъявить из не пострадавшего сейфа все имеющиеся в наличии зелья, осмотрел их и пригодных для лечения волшебника семьи Блэк-Поттер не нашёл. Опутанный заклинаниями обезболивания и стазиса Тедди Люпин через каминную сеть был передан Блейзу и Петунье.
      Второй сильно пострадавший мальчик по фамилии Смит был в куда худшем состоянии. А так как мальчишка был магглорожденным, то Лорд Блэк-Поттер, пользуясь правом попечителя Хогвардца, забрал и его в свой дом для оказания медицинской помощи, потребовав от директора уведомить родителей пострадавшего.
      Мисс Хенсон плакала и благодарила Лорда за мальчика, понимая, что с имеющимися средствами оказания медицинской помощи она бессильна.

      Лорд Блэк-Поттер был уставший и обозлённый, но всё равно сумел оценить красоту и изящество мисс Саливан, стоящей на страже своих подопечных. Она чётко, без единого лишнего движения отбивала редкие заклятия авроров, летящие в сторону держащих щит слизеринцев. Авроры изредка кидали какое-либо заклятие в щит и казалось, что для того, чтобы любоваться действиями мисс Саливан.
      — Браво, господа авроры! — похлопал в ладоши Лорд Блэк-Поттер. — Честь и хвала вам, сражающимся с женщиной и детьми!
      Не сообразившие вовремя ретироваться авроры от удара посоха об пол отлетели в стороны, ударившись об стены. Лорд молча левитировал стражей порядка и аккуратной кучкой выложил в коридоре за пределами гостиной.
      — Наставник! — обратился мистер Лейстрандж.- Мы не избивали Люпина. Мы искали нашего второгодку Смита. Этот идиот малолетний со своей подружкой-грифиндоркой на свидания по ночам бегает. Смита уже два раза избивали, а он всё равно один по коридорам ходит. А крестник ваш с грифиндорцами Найтами дружбу завёл, вот с ними там и оказался.
      — Не слушайте его, Лорд Блэк-Поттер, — раздался голос очнувшегося аврора. — Эти отродья пожирательские за мистером Люпином слежку установили, а Лейстрандж ещё и с разговорами приставал. Мы обязательно разберёмся в произошедшем и виновные будут наказаны!
      — Конечно, а виновным будет Лейстрандж?
      Кассиус Лейстрандж, неуклюже прижимая к груди разбитые кисти рук, отступил за спину наставника.
      — Советую вам, господа авроры провести нормальное расследование и отстать от Лейстранджа. Запомните: Кассиус Лейстрандж присматривал за Люпином по моему личному указанию! Кассиус Лейстрандж в первую очередь — мой ученик, а уже потом — в самую последнюю очередь — сын Пожирателя, ни разу не видевший своего отца! Школьный контракт моего ученика выкуплен мной ещё в прошлом году. Как наставник я лично принимаю все претензии к Кассиусу. Но, если кто-либо захочет оспорить ученический контракт Лейстранджа со мной — от дуэли я не откажусь! Правда вот, на дуэли я драться не умею — Волдеморт тому свидетель!

      Забини осторожно втирал в кисти рук мелкого оборотня заживляющую мазь. Мазь щипала, но мальчишка стойко терпел боль.
      Крис очнулся в незнакомой комнате, окружённый незнакомыми людьми и к тому же полуголый. Конечно, он испугался. Сбежать сил не было. Его сразу же обездвижили заклинанием и продолжили протирать его тело мокрым полотенцем.
      — Ты молодец, волчонок, — сказала невысокая зеленоглазая женщина с короткой стрижкой.
      — Где Лорд? — осторожно спросил Крис.
      — Лорд ушёл в Хогвардц!
      Счастливая улыбка на лице мальчика словно солнышко ободрила окружавших его взрослых.
      — Крис, я сниму заклинание, ты только не шевелись пока.
      Мистер Райт, успокоенный тем, что сумел добраться до Лорда Блэк-Поттера, даже не думал сопротивляться. Он послушно лежал на диване с дорогой обивкой и не шевелился.
      — Болит что-нибудь?
      — Вроде бы нет.
      Криса несколько раз тщательно осмотрели на предмет повреждений, кроме синяков и ссадин ничего не нашли, но запретили вставать, пока он не будет осмотрен колдомедиком.
Забини начал смазывать руки и ноги волчонка, пострадавшие от быстрого бега по лесу и по Хосмиду до банка. Мальчишка чудом добежал ни разу не нарвавшись на авроров и не словив ни одного заклятия от жителей Хосмида.

      Через камин на связь вышел колдомедик Рошаль и переправил в кабинет Лорда находящегося под стазисом Тедди Люпина. Мальчика тут же подхватили Блейз и Петунья. 
      Тедди всё ещё был без сознания и выглядел ужасно. Петунья была в ярости. Какие-то школьные хулиганы посмели избить их хорошего домашнего мальчика, их постоянно меняющее внешность разноцветное чудо.
      Северус, оценив состояние Люпина, тут же взял у него кровь для индивидуального восстанавливающего.
      Уйти в лабораторию Северусу Снейпу помешало появление колдомедика Рошаля, транспортирующего второго пострадавшего. Второй, более мелкого телосложения, мальчик был уложен на рабочий стол Лорда.
      — Северус, прошу тебя, займись сначала этим ребёнком. Я таких ужасов давно не видел, — попросил Рошаль, демонстрируя диагностические данные.
      У мальчишки были переломы рёбер, кистей рук, травма головы с сильным сотрясением мозга, сильные ушибы внутренних органов и начавшееся кровоизлияние в брюшную полость.
      Всех троих пострадавших со всей возможной осторожностью переместили в комнату на первом этаже и уложили на приготовленные мисс Паркинсон кровати.
      И уже тут Блейз наконец подошёл к пострадавшему Смиту и выронил из рук свою походную аптечку. Флаконы с зельями упали на пол и разбились…

      Когда Лорд Блэк-Поттер закончил сотрясать Хогвардц и изволил вернуться домой уже наступило утро. Кассиуса пришлось забрать с собой, стребовав с Макгонагал перевода его ученика на домашнее обучение.
      Пострадавших в доме разместили на первом этаже.
      Дезориентированный Кассиус был тут же вручен заботам Рошаля, сразу увидевшего травмы кистей рук подростка.
      Тедди уже пришёл в себя и даже пытался улыбнуться крёстному, что в сочетании с ярко-жёлтыми волосами и заплывшим глазом выглядело потрясающе.
      Люпина уже напоили восстанавливающим и костеростом, так как в драке он умудрился сломать два пальца на левой руке, намазали заживляющей мазью и даже напоили тёплым молоком с мёдом.
      Крис Райт дремал в кресле, одетый в одежду Тедди, он был практически здоров. Увидев Лорда, Крис попытался вскочить, но был остановлен Панси.
      А рядом с кроватью магглорожденного слизеринца Смита сидел Блейз Забини и гладил по спине всхлипывающую Айрин Смит.
      — Поттер, кто это сделал? — хрипло спросил Блейз. — Кто изувечил моего мальчика?
      — Я разобрался.- сухо ответил Лорд. — Расследование будет проведено нормально. С Макгонагал говорил. С Финнеганом говорил. Обсудим наши дальнейшие действия позже… Я не понял, этот мальчик твой сын? Тогда какого хрена он магглорожденный? Забини, ты в курсе, что не хорошо представлять свою жену работницей аптеки?
      — Это мой сын, -ещё сильнее завсхлипывала Айрин.
      — Поттер, ты чего несёшь? Айрин — моя младшая сестра, она сквиб, а Алекс мой племянник. Мой маленький ангел, которого искалечили в Хогвардце — лучшей Школе Чародейства и Волшебства!
      Из лаборатории пришёл Северус, неся два флакона с зельями, которыми вдвоём с Рошалем напоили Алекса.
      Состояние мальчика перестало ухудшатся, остановившись на уровне стабильно тяжёлое.
      — Гарри, я не справляюсь, — признал своё поражение Рошаль. — Нужно звать на помощь, иначе ребёнок, если не умрет, то останется инвалидом. Тут нужен специалист по детским травмам не совместимым с жизнью.
      — В Англии такой есть? Зови, кто бы он не был…

      Прибывший колдомедик, крепкий коренастый мужчина средних лет, после принесения клятв и Непреложного Обета был допущен к пациенту. Диагностика ничего утешительно не показала.
      — Увы, господа. Я сделаю всё, что в моих силах, но на многое не рассчитывайте. Жить мальчик будет, но качества его жизни я не гарантирую. Тут нужны зелья на крови пациента уровня Мастера, без индивидуальных чар совместно с зельями, трудно сделать хоть что-то.
      — Пожалуйста, — зашептала зарёванная Айрин, падая перед колдомедиком на колени. — Только не мой сын… всё что есть у меня отдам…
      — Отстань, женщина! Тут от сквибки никакого толку. Его отец хотя бы был волшебник? Есть у мальчика взрослые родственники-волшебники?
      — Да, — ответил Забини. — Алекс Смит мой родной племянник. Его мать — моя сестра, рождённая моей матерью.
      — А поближе есть кто? Отец или дед по отцовской линии?
      — Нет. Бартемиус Крауч и его отец мертвы. Айрин была рождена по договору вынашивания наследника между Бартемиусом-младшим Краучем и Розалиндой Забини. Отец Алекса — маггл.
      — Ладно, Блейз. Попробуем по тебе конструкт магического ядра создать. Но лучше бы ты зелья для племянника сварил. Много что-то у тебя сюрпризов, бастрюк, может и уровень Мастера потянешь?
      Забини отрицательно покачал головой и тягостно вздохнул.
      — Я сварю. Давай образец крови, — раздался до жуть знакомый мужской голос от входа в комнату.
      Там в чёрной тяжелой мантии, застёгнутый на все пуговицы, стоял героически погибший 2 мая 1998 года, Мастер Зельевар Северус Снейп.
      Колдомедик ловко выхватил палочку, запустив в Снейпа сначала отменяющее, а затем выдав полный набор экзорцизма.
      Снейп исчезать не стал, за то подошёл ближе и взял образцы крови Алекса Смита, после чего поспешно удалился в лабораторию, махнув рукой Блейзу, тут же последовавшему за ним.

      Через несколько дней, к радости бессменно дежурившей у кровати сына Айрин, Алекс пришёл в сознание.
      Приглашённый колдомедик составил для мальчика график приёма зелий и забрав гонорар, покинул дом на Гриммо 12.
      Лорд Блэк-Поттер тем временем пообщался с мисс Хенсон, занимающей должность медиковедьмы Хогвардца. Эвелин Хенсон была полукровкой и училась на медиковедьму на курсах колдомедицины в Мунго и там же прошла стажировку.
      Получить высшее медицинское образование в Англии было негде. В Сорбонне и раньше, до 1998 года, были не рады студентам из Англии, которым приходилось учиться и сдавать экзамены во Франции, а со второго курса проходить стажировку там, где их согласятся принять, в лучшем случае в клинике для бедных в Италии или Испании, в худшем — где-нибудь в Закарпатье или в Албании.
      Гарольд узнал, что средств выделяемых на содержание Больничного крыла хватает настолько, что медиковедьма была вынуждена большую часть своей зарплаты тратить на зелья для учащихся. Самые простые и доступные зелья варили старшекурсники. Всё, что хоть немного выше уровнем, закупалось на те деньги, которые преподаватели Хогвардца жертвовали из своих личных сбережений.

      Лорд Блэк-Поттер навестил Министра и потребовал от имени Попечительского Совета школы увеличить средства на содержание Больничного крыла до приемлемого уровня и заключить договор на оказание медицинской помощи с колдомедиком соответствующего уровня и профиля. Колдомедик должен будет приезжать в экстренных случаях, по вызову школьной медиковедьмы.
      Министерству пришлось в срочном порядке минимально сократить расходы на рождественские праздники и перечислить эти деньги на счёт Хогвардца.
      Колдомедика, с которым можно было бы заключить договор об оказании медицинских услуг учащимся Хогвардца, было поручено искать Лорду Блэк-Поттеру самостоятельно.
      В Мунго, дипломированных колдомедиков, специализирующихся на тяжелых детских травмах, не было. Больше никаких кандидатур Министерство предложить не смогло, поэтому Лорду Блэк-Поттеру был выдан бланк договора, в который нужно были лишь вписать имя колдомедика, приложить копию его диплома и согласовать кандидатуру с Попечительским Советом Хогвардца.

      После нескольких дней поисков, Лорд Блэк-Поттер понял, что никого достаточно квалифицированного и подходящему в их стране нет.
      — Рошаль, а не мог бы ты пригласить своего знакомого, который лечил Алекса Смита?
      -Зачем? Мальчик поправляется.
      — Как, кстати, его фамилия, почем ты настаивал на анонимности?
      — Потому что, зная его фамилию, от его услуг сразу отказываются.
      — Рошаль, не нервируй меня: имя и каминный адрес!
      — Керроу. Альфарад Максимилиан Керроу. Регент Рода Керроу.
      — И что, работа ему не нужна?
      — Нужна.
      — Тогда пусть тащит копию диплома, а я пойду его кандидатуру с Советом Попечителей посогласовываю… К работе ему приступать уже сегодня!

      Дольше держать в неведении Снейпа не представлялось возможным. Северус был не только Мастером Зельеваром, но и не получившим Мастерства менталистом, а потому даже с минимумом магических сил без всякой легилименции легко считывал мысли и эмоции окружающих. Для бывшего шпиона двух противоборствующих сторон сделать выводы исходя из имеющихся данных не составило труда.
      — Гарри, ты не прав. Я никак не могу быть твоим соулмейтом. Во-первых, я полукровка, а не магическое существо или чистокровный волшебник. Во-вторых, соулмейтом может быть лишь равный по силе, а мой магический резерв и потенциал по всем показателями уступает твоим в несколько раз. В-третьих, ты же должен меня ненавидеть…
      — Северус, я тебя не ненавижу, это ты ненавидишь сам себя. Я считаю тебя нужным мне. Да я, вообще, считаю тебя своей собственностью, ты — мой единственный, воссозданный мной, человек. Неужели ты думал, что я буду возиться с каждым? Вот! Значит взаимные чувства есть! Мои кровь и магия отторжения не вызвали — значит подходят!
      — Гарри… Нет! — снова принялся за своё Снейп.
      Лорд Блэк-Поттер гордился собой. Путём угроз, обещаний, поощрений и шантажа ему удалось добиться, чтобы Северус Снейп звал его по имени.
      — Гарри, с чего ты взял, что у нас взаимные чувства? Это твои выдумки.
      — Не ври, Северус! Ты всегда хотел, чтобы я был твоим!
      — Ну вот, только в педофилии меня ещё и не обвиняли…
      Гарольд сбегал на кухню и привёл рассерженную Петунью.
      — Снейп, хватит врать! Как это ты не хотел моего племянника? Тебе напомнить, как ты зимой 1980 года перед Лили на коленках ползал, умолял выйти за тебя замуж? Как ребёнка её нагульного обещал своим назвать?
      Северус нахмурился и отвернулся, его лицо покрылось некрасивыми красными пятнами.
      — Врёт он всё, не слушай его, Гарри! Мать твоя — Лили, была чересчур продуманной. Её выбор между нищим Снейпом и богатым Поттером был очевиден. Лили со всех сил старалась стать миссис Поттер, а когда результат старания стал виден, её с курсов авроров отчислили по беременности. Лили тогда ко мне жить переехала. Снейп почти каждый день приходил, а Лили от него нос воротила, идиотка. Так что, Гарри, если бы Дамблдор не приложил усилий к бракосочетанию твоих родителей, то был бы ты самым обыкновенным Снейпом!
      — Петунья, зачем ты всё это говоришь?
      — А чего, новость что ли? Судя по имеющимся документам, я родился спустя три месяца после свадьбы родителей. А ты, Северус, столько лет со мной возился как с собственным, что не фиг в «несознанку» играть. Я точно знаю, что когда на втором курсе меня покусал василиск мой резерв ушёл на нули, а распада магического ядра не произошло, потому что ты со мной своим резервом делился.
      — Ты не можешь этого знать! Ты не можешь этого помнить!
      — Я и не помню. Меня наставник мой, когда я случайно вместо дохлой кошки два соседских кладбища поднял, в подвале дома запер и велел думать над своей никчёмной жизнью. Вот я и думал. Даже записи вёл со схемами. Яд и кровь василиска смешанные со слезами феникса могут стать для некроманта смертельными, если не будет вовремя оказана помощь. А магией со мной поделиться кроме тебя больше не кому!
      — Думающий Поттер! Шедевр!
      — Я же просил называть меня Гарри!
      — Хорошо! Гарри! Чего ты от меня хочешь?
      — Я хочу, чтобы ты брал от меня часть моего магического резерва. Хотя бы излишки.
      — Ты чего сдурел?
      — Да! Ты же с самого первого курса Хогвардца сказал: «Поттер — ты идиот»!
      — Я не могу этого сделать… Найди себе кого-нибудь другого… Я не знаю такого ритуала… Это безумие…
      — Слушай меня Снейп! — зашипела Петунья. — Мой Гарри подарил тебе твою никчёмную жизнь! Он за то, что ты жив двадцать лет своей жизни отдал. И ты этот долг отработаешь! Что Гарри скажет, то будешь делать!
      — Да не знаю я как! Не знаю! И Гарри не знает!
      — Ничего страшного! Ты у нас не дурак, Мастером стать сумел. Хоть книги читай, хоть конкурсы песни и пляски устраивай. Вот он, Гарри, берёшь его и экспериментируешь до тех пор пока не получится!

      Гарольду последние несколько суток почти не удавалось поспать. То с Кикимером обсуждали гоблинские отчёты, то вытаскивал и насильно кормил поселившегося в лаборатории Снейпа, не только варившего зелья, сколько прятавшегося там от Петуньи.       Вместе с Панси и Петуньей обсуждали стратегию освещения в прессе случившегося в Хогвардце. Основным пострадавшим было решено представить Люпина, не осторожно выбравшего не правильных друзей. Вскользь упомянули наличие второго пострадавшего — слизеринца Алекса Смита, который из-за полученных травм вряд ли сможет сдать экзамены за второй курс и обречён остаться на второй год.
      Несколько статей Рита Скитер посвятила Кассиусу Лейстранджу — умному талантливому подростку, сумевшему собственными руками восстановить визиулизированные окна в общежитии Слизерина, благодаря чему ставшему учеником Лорда Блэк-Поттера, его наставника по артефакторике. Из-за травли будущего артефактора в школе, Лорд Блэк-Поттер вынужден перевести своего ученика на домашнее обучение.
      Гарольд, сопровождаемый ворчливым Кикимером, наконец нашёл время добраться до кровать в гостевой спальне и хотел лечь спать.
      — Отец! Это я — Джеймс! Можно к тебе? — наследник Поттер маленьким ураганчиком ворвался в комнату.
      — Сын, а до завтра это подождать не может? Я устал…
      — Я только скажу, а ты потом спи, а к дяде Северусу завтра сходишь. Отец, дядя Северус оказался самым настоящим принцем, самым всамделишным! Правда-правда!
      — Он хоть из лаборатории вылез?
      — Да! Он спит в твоей спальне на твоей кровати! Отец, когда ты в свою спальню снова переедешь?
      — Не знаю, сынок. Я спать буду, ага?
      Лорд Блэк-Поттер заворочался на кровати, устраиваясь по-удобнее.
      — Ой, отец, что сказать-то хотел. Наш хорёк расколдовался!



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: