Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 12

Глава 12

      Опоздание Тедди Люпина в Хогвардц с каникул никого не удивило, похоже это даже начало становиться традицией.
      Непривычно молчаливый Райт старался поменьше попадаться на глаза. Пару недель Тедди видел Криса или спящим, или спешащим подальше от него.
      — Крис, постой! Давай поговорим?
      — О чём можно говорить с тупым безмозглым оборотнем, возомнившим себя твоим другом?
      — Крис, ты чего? Я тебя обидел?
      — Нет! Обижаются только на тех, кто тебе не равнодушен.
      — Но, может ты всё же поговоришь со мной?
      — Со своими друзьями разговаривай!
      Слово за слово и мальчишки подрались. Более слабый физически Люпин был нещадно бит. Разнимать их было не кому и драка с переменным успехом и взаимными оскорблениями продолжалась почти всю ночь.
      — Крис, ну дурак я, признаю! И ничего ты не тупой. Ты хороший пацан. Я тебе, можно сказать, жизнью обязан. И Кассиус то же. Ты у меня в школе — единственный друг, а Найты эти дерьмом оказались. Я вообще с ними дружил, чтобы с Эмили общаться. Дядя Дадли говорит, что девчонок нужно с детства выбирать, а то останутся одни корявые дуры и те помолвленные.
      — Конечно друг… А с Рождеством ты меня поздравить не забыл, а?
      — Не забыл. Подарок твой у меня в чемодане лежит. У нас дома Рождество в этом году не отмечали. Ты же знаешь, что в наш дом крёстный Смита забрал? У него всё очень серьёзно. Колдомедика специального приглашали. Смит в этом году даже в школу вернуться не сможет. Крёстный Лестранджа в суде защищал. Кассиус тоже не вернется, он будет сам готовится и сдавать экзамены в Министерстве. Я с тётей Петуньей только один раз в Лондоне был — тебе и Джеймсу подарки купил…
      — Чего даже ёлки не было?
      — Не было… Все каникулы дома с Джеймсом просидел.
      — А… А у нас ёлка была. Только настоящая живая ёлка, а не срубленная. Она в парке стоит. Мы её все кто чем мог нарядили. По лесу бегали с пацанами, в снежки играли «в войнушку». Я тебе с ёлки конфету в подарок притащил и два пряника.
      Конфета с блестящей фольге была спрятана в чемодан, а пряники развёрнуты и совместно съедены.
      — Тебя за то, что в школе случилось, ругали?
      — Нет, в основном объясняли в чём я был не прав. А бабка Наира даже похвалила, сказала, что мои действия оправданы обстоятельствами, что я поступил как взрослый и она мной гордится!
      — Меня тоже не ругали. Просто помогли понять, что я безответственный и глупый. Ты всё ещё хочешь дружить со мной таким вот? Я даже драться не умею.
      — Фигня! Драться — это дело не хитрое, хотя тебя наверное как-то иначе учить нужно, ты же человек всё-таки… А Лорд тебя в маггловскую секцию записать не может? У магглов есть спортивные секции, где драться учат, знаешь? Туда всех берут, даже девчонок. Мы могли бы с тобой вместе ходить. Или может твой крёстный учителя наймёт, этого… как его… тренера, из магглов или из сквибов? Так многие аристократы поступают.
      К завтраку мальчишки договорились, пожали друг другу руки и, решив пока не тратить заживляющую мазь, пошли сдаваться в Больничное крыло, где за одно и выспались…

      Дадли Эванс зарегистрировался во всех доступных социальных сетях и вовсю общался на тему легенд и сказаний о некромагах. Ему чуть ли не каждый день приходили письма по электронной почте и различные ссылки Увы, всё было не то. Так продолжалось до тех пор, пока из неизвестного ему города Каменск-Шахтинска не пришло письмо с единственным вопросом: «Ты идиот?». На удачу Дадли ответил: «Да, английский».
Адресатом под ником «Дарёнка» оказалась некая Дарья Мироновна Долохова — инженер телекоммуникационных технологий, связавшаяся с Дадли по поручению своего мужа, который абсолютно не умеет пользоваться интернетом, за то является специалистом по легендам и сказаниям народов мира.
      Между ними завязалась активная переписка. Увы, русского языка Дадли не знал, как и Дарья английского, а автопереводчик переводил так, что переписка напоминала бред двух сумасшедших. Дадли, на всякий случай, распечатывал содержание не только в переводе, но и на русском языке.
      Вот этими распечатками и занимались вечерами Гарольд и Северус. Пересмотрев все рекомендованные им трактаты и монографии, волшебники поняли, что ничего не поняли. Единственным выведенным правилом связи соулмейтов получалось: защита, забота и доверие.

      Гарольд методично продолжал работы с защитой Блэк-менора и начал восстанавливать родовой дом Поттеров. Получалось, что Карлуса, Дорею, наследника Флимонта и его супругу Юдифь убила очень интересная драконья оспа. Та, от которой рушатся перекрытия дома. Каких-либо биологических остатков драконьей оспы или иных несущих смерть болезней Северусом в представленных образцах выявлено не было, хотя для многих из них период полураспада составлял не менее 50 лет. Опросить портреты не представлялось возможным в виду того, что их не было.
      Дом понемногу был разобран и над оставшимся относительно целым подвальным помещением началось возведение первого этажа. Поттеры, в отличии от Блэков, лендлордами не были и их земельные владения ограничивались домом и большим садом вокруг него. Домовиков у Поттеров не осталось, за то нашёлся один одичавший эльф, который жил в подвале дома и не помнил своего имени. Найденного домовика Лорд Блэк-Поттер направил в Блэк-менор под надзор домовика Куши.

      Старый мастер-артефактор Исаак Крайт не мог нарадоваться на наследника Рода Поттер. В Роду наконец проснулся Дар, которым Джеймс просто искрился, Крайт был счастлив получить в свои руки такого ученика.
      Старый Крайт с 15 лет трудился в посудней мастерской Поттеров и Мастером его стали звать ещё при Лорде Карлусе Поттере. В Гильдии Артефакторов Исаак Крайт не состоял и кольца Мастера не имел, но производство держалось именно на нём до тех пор пока не прекратила работу последняя мастерская. После гибели Карлуса финансирование прекратилось, контракты на поставку готовой продукции закончились и жизнь Крайта остановилась.
      Теперь же, при Лорде Гарольде Блэк-Поттере, Крайт словно обрёл вторую молодость. Вот уже третья мастерская начала работать в полном объёме, сыновья вернулись к семейному ремеслу, внуки уверенно держались за гончарный круг. А тут ещё и старый дом Поттеров восстанавливать начали. Жизнь снова стала бить ключом. А особенно радовало то, что Лорд Блэк-Поттер не погнушался стариком, а доверил ему обучение семейному ремеслу своего сына наследника Рода Поттер. Джеймс был не только очень любопытным, но не менее усидчивым и трудолюбивым.
      — Деда Исаак, а почему у тебя нет кольца Мастера?
      — Так для этого нужно диплом иметь, а мы люди простые, в Хогвардцах не учились. Вот закончишь Хогвардц, подучишься чуток и в Гильдии Мастерство защитишь. Тогда у тебя будет Кольцо.
      — Ой, деда, а не знаешь, можно как-нибудь без Хогвардца?
      — Ты чего это, Джеймс? Случилось чего? Ну-ка расскажи мне, может чего вместе придумаем…
      — Тедди… Брата моего Тедди Люпина из Хогвардца привезли избитого. И ещё одного мальчика. Так вот этого мальчика так избили, что отец какого-то специального колдомедика вызывал и этот мальчик ещё до конца года болеть будет. Тедди больше меня и старше. А меня-то вообще прибить могут…
      — Тебя? Да ты что? Разве твой отец такого допустит?
      — Отец в школе со мной жить не будет. А если что случится, то пока он придёт…
      — А ты защищаться учись!
      — Я учусь. Панси меня и Тедди учит. Ну. заклинаниям всяким… Только Тедди это не помогло.
      — Это да, против кулаков палочкой не помашешь. А ты драться учись!
      — Панси меня учит, но я такой мелкий и слабый, что ничего не получается. Я и упражнения всякие делаю, а нож дометнуть до мишени не могу. И ударить сильно не могу. Няня говорит, что мне лучше сразу убегать. Но бегаю я тоже не очень…
      — Ничего, Джеймс. Это дело не хитрое. Я сам с твоим отцом поговорю, найдём мы тебе наставника, научишься защищаться!
      — Не надо! Отец и так для меня всё делает. Не надо говорить отцу, что маленький, глупый и слабый!
      — Ты не глупый и не слабый! И твой отец это знает! Ты просто не боевик. Это только у кого боёвка родовой дар с шести лет ножи метать умеют и дерутся чуть ли не с пелёнок.

      Лорд Блэк-Поттер был озадачен. Казалось бы всё предусмотрел, но не всё. Гарольд был маггловоспитанным и понятия не имел, чему нужно учить ребёнка-волшебника до Хогвардца. Петунья, как главный специалист по воспитанию, считала, что ребёнка нужно учить тому, к чему он проявляет склонность. Паркинсон учила тому, чему учили её. А вот научить мальчишек драться с другими мальчишками оказалось не кому.
      — Северус, скажи, кто тебя учил драться?
      — В смысле?
      — Ты когда в Хогвардц поступил, то очень лихо давал отпор своим обидчикам, один на четверых ходил. Тебя кто учил?
      — Да никто меня не учил! Заклинания я только в Хогвардце изучать начал, чего не хватало — то сам придумывал. Мародёры были хорошим мотиватором. Я их в основном кулаками и ногами бил, в коридорах не поколдуешь… Кроме Блэка никто не выстаивал. У Блэков боёвка в крови. Сириус прямо на ходу у меня перенимал.
      — А кто тебя драться без палочки учил?
      — Да никто меня не учил! Гарри, я же из Куокворда, а это такая дыра, что хочешь не хочешь, а кулаками работать научишься. Ну отец ещё показывал как бить правильно, он в молодости в армии служил. А тебе зачем?
      — Надо Тедди и Джеймса защищаться научить, а то быть моим пацанам постоянно битыми. А сам я не могу…
      — Ну я тут тоже мало чем помогу. Щиты ставить и от атаки уходить меня Леди Мальсибер учила. Панси пацанов вроде тому же учит.
      — Ну ты сказал — Панси. Они же не девчонки.
      — Ну ты у Лейстранджа спроси. Кассиус не боец, но удар держит. Кто-то же его учил. Не Маргарет же…

      Кассиус упорно готовился к сдаче экзаменов за шестой курс Хогвардца и ЖАБА.
Глядя на интенсивность учёбы, Лорд Блэк-Поттер даже не сомневался в том, что его ученик экзамены сдаст успешно и в этот процесс не вмешивался.
      Параллельно Лейстрандж вычерчивал схему стационарного грузового портала, которую регулярно обсуждал с наставником.
      В этот визит в Лейстрандж-менор Лорда Блэк-Поттера интересовали помимо учёбы иные вопросы.
      Выглядел Кассиус в свои неполные 17 лет уже не как подросток, а как вполне взрослый парень, регулярно занимающийся спортом.
      — Кассиус, ты занимаешься спортом?
      — Ну не особо. По утрам бегаю и два раза в неделю хожу на борьбу. К магглам.
      — А про травмы рук ты не забыл?
      — Так не на бокс же. Полно всяких единоборств где не только кулаками машут.
      — А ты не знаешь какого-нибудь тренера-волшебника или сквиба? Мне для моих мальчишек надо. В Блэк-меноре чтобы летом занимались. Сам понимаешь, что возить их в маггловский спортивный центр без ограничителей я их не могу.
      — А чего тут думать-то? Чем Дадли Дурсль плох? Его фотографии как лучшего бойца до сих пор на Доске Почёта.
      — Дадли?
      — Конечно. Ты что, наставник? Вы же с ним даже двигаетесь похоже. Как два боевика.

      Петунья встала и осторожно прошла на кухню. Было ещё рано, но домовуха Соль уже гремела не только кастрюлями, но и тарелками. Раньше в семь часов утра на кухню никто кроме Петуньи не заходил, так как все ещё спали. Петунья же по привычке шла на кухню, чтобы если не участвовать в готовке, то хотя бы обсудить меню с Соль. Домовушка оказалась трудолюбивой и расторопной, а ещё просто замечательным поваром. Быстро сообразив, что хозяйская сквибка не угрожает её существованию в доме, Соль с удовольствием взяла в свои руки все заботы, связанные с кухней. Петунья же для домовухи оказалась очень ценным источником информации и они по утрам часто обменивались рецептамии обсуждали что и из чего лучше приготовить.
      Сегодняшнее утро было совсем иным. Соль сидела на кухонном столе и, увидев Петунью, замахала руками, показывая, что не может говорить и сдвинуться с места.
А в кухне, совсем не обращая внимания на обездвиженную им молчаливую домовуху, вовсю безобразничал Лорд Блэк-Поттер.
      Лорд в домашних тапках и пижаме, не умытый и не причёсанный, ложкой черпал из каждой кастрюли на плите, тщательно обнюхивал и с удовольствием ел.
      — Гарри, что ты тут делаешь? — осторожно спросила Петунья.
      — Силенцио, ступефай, — было ответом.
      Лорд, заглянув в духовку, извлёк оттуда протвинь со свежеиспечёнными булочками, поставил их на раковину, вытащил из кухонного шкафа три банки разного варенья и начал смачно поедать выпечку, сдобряя её вареньем.
      К завтраку, когда на кухню пришли все живущие в доме обеспокоенные тем, что домовой эльф не накрыл стол в столовой, то застали поразившую всех до глубины души картину: Соль и Петунья — молчащие и обездвиженные; Лорд Блэк-Поттер — сыто икающий и обнимающийся со свиным окороком; полностью съеденный завтрак.
      Лорд Блэк-Поттер был осмотрен, ощупан и напоен зельем для желудка. Увы, похоже Гарольд не страдал от обжорства, а им наслаждался, продолжая время от времени покусывать окорок, который у него не сумели отнять.
      Освобождённые от заклинаний Петунья и Соль начали заново готовить завтрак.
Соль быстро поведала о том, как полусонный хозяин ворвался на кухню, приклеил её к столу и начал кушать всю еду которая готовилась на завтрак.
      Гарольда тут же проверили на все проклятия, какие только можно.
      — Ик, вкусно! — пояснил причины своего поведения Лорд.
      До нельзя удивлённый поведением Гарольда Северус пристроился к плите и чисто машинально начал варить кофе. Едва кофе был перелит из турки в большую кружку, как Гарольд тут же оживился, поднялся, придерживая одной рукой раздувшийся живот и, с грацией беременного носорога, отпиннув стоявший на его пути стул, дошагал до Северуса, выхватил у него из рук кружку с кофе и тут же принялся его пить.
      — О!!! — прокомментировал свои действия Лорд.
      Лорд был схвачен под руки, усажен на диван и как только начало действовать желудочное зелье, был допрошен.
      — Да вкусно всё! И пахнет вкусно!
      — А раньше ты чего не чуял?
      — Неа. Ничего не чуял: ни вкуса, ни запаха…
      — Получилось что ли? — предположил Дадли.
      — Что-то получилось. Результат — вот! — согласился Северус, не давая Гарольду добраться до яичницы и бутербродов.

      К ужину немного успокоившийся Гарольд спустился следом за Джеймсом. Кушать уже совершенно не хотелось. Обрадованный сын, в период времени с завтрака до ужина, угостил отца двумя видами каши, компотом и продемонстрировал первую продукцию крынки-холодильника — шоколадное мороженое с вишневым вареньем. Отец настолько эмоционально радовался приготовленной сыном еде, что Джеймс буквально летал от счастья и болтал не умолкая, рассказывая про свои горшки и какая у них умничка домовушка Соль, знающая много рецептов.
      Панси тут же оценила размер съеденного обоими Поттерами и потребовала на них не накрывать.
      — Ой, Паркинсон, как ты меня напугала, жизнерадостно улыбаясь прошипел старший Поттер.
      — Гарри, если ты опять обожрёшься, то я расстроюсь! — осадил Северус. — Ты же Лорд, держи себя в руках!
      — Да держу я себя, держу. Мне вообще только чай. Соль, слышишь хозяин тебя зовёт, тащи чашечку чая поароматнее!
      Соль, прижав уши к голове, тут же подбежала и поставила перед хозяином большую чашку с чаем.
      — Персиковый чай, хозяин. Может хозяину ещё мятного чаю заварить?
      — Ага, сейчас персиковый допью и тащи мятного…

      Дадли принёс к ужину Драко, усадил его в придвинутое к столу кресло и окинул взглядом стол. Для Драко был выбран большой кусок пирога с картошкой и мясом, по куску которого Дадли пододвинул глядящим на него голодными благодарными глазами Поттерам.
      — Кушай, Джеймс, — порадовалась аппетиту мальчика Петунья, вырывая надкусанный кусок пирога у Гарри.
       — Я не понял мам, ты чего?
      — Не давай ничего Гарри! Он опять объестся, а Рошаль будет только завтра!
      — Дадли, твоя мать меня обижает. Я не могу понять её требований: то я должен есть больше, то куском пирога попрекает. А я между прочим не за бесплатно питаюсь.
      От Гарольда шустро отодвинули все тарелки с едой.
      — Ну и ладно, — не расстроился Гарольд, — не поем, так хоть понюхаю!
      — Брат, ты чего запах не чуял?
      — Теперь чую. И вкус то же чую…
      — И давно ты вкус и запах не ощущал?
      — Я чего считал что ли? Лет пятнадцать где-то.
      — Помогло?
      Дадли осторожно присел на стул, оглядывая Гарри и Северуса. Северус сурово поглядывал на счастливо жмурящегося Лорда Блэк-Поттера.
      — Ну вот, получилось всё-таки, а вы говорили советы не подходящие.
      — Эванс, заткнись! — рявкнул Северус. — Хорош совет: лечь под бок дракона и погладить того по носу. Гарри выполнил это буквально. Он мне чуть с носа кожу не содрал, руки у него грубые и мозолистые. Гарри, я тебе мазь для рук сварил, только попробуй ей не пользоваться…
      Ответом была тишина. Все смотрели на Малфоя, который зажмурился и прижал обе руки к лицу, закрывая нос.

      Миссис Маргарет Лейстрандж умоляла о помощи.
Лорд Блэк-Поттер, захватив с собой посох, тут же шагнул по каминной сети в Лейстрандж-      менор. В каминном зале невооружённым взглядом были видны следы борьбы: перевёрнутый стол, передвинутый диван и разбитые вазы.
      Расрёпанная и зарёванная Маргарет, безобразно завывая, бросила в ноги Лорду Блэк-Поттеру, умоляя помочь Кассиусу.
      Сказать что-то внятно у Маргарет ни как не получалась, а потому она была усажена на диван и напоена успокоительным.
      — Ну же, Маргарет, что случилось?
      — Я беременна. А Кассиус…
      Дом сильно тряхнуло. Лорд схватив половчее посох бегом рванул в ритуальный зал, сдирая с себя обереги и ограничители.
      Сила Рода была настолько велика, что требовавший главенства над Родом Кассиус не смог даже устроять на ногах, его отшвырнуло от камня и ударило об стену. Слишком молодой, не особо сильный и совсем не опытный Кассиус никак не мог принять Род самостоятельно, а страших родственников по крови Лейстрандж не было ни одного.
      Алтарный камень сиял всеми гранями и не принимал такого претендента на кольцо Лорда. Кассиус не уступил, не в силах встать на ноги, он стиснул зубы и пополз к алтарю, пачкая каменный пол своей кровью. Но и тут окровавленные пальцы не сумели взять с камня кольцо. Кассиуса вновь отшвырнуло от алтаря и он услышал грохот.
      Лейстрандж не верил своим глазам, когда стена ритуального зала обрушилась мелким крошевом. И тем более не ожидал услышать такой отборной ругали в исполнении своего наставника.
      Лорд Блэк-Поттер, разбив стену ритуального зала, сорвал с шеи тонкую цепочку с крестиком и перехватил посох обеими руками.
      Волна сырой некромагии, сопровождаемая шипением на серпентаго, ударила по алтарному камню Рода Лейстрандж. Камень задрожжал словно живой, стены зашатались и Кольцо Лорда, упав с камня, покатилось по полу.
      Кассиус схватил кольцо, сжал в ладони и потерял сознание.

      Давид Рошаль сидел в клетке в подвале Лейстрандж-менора, избитый и мучимый неизвестностью. Его Маргарет была беременна уже почти пять месяцев и Кассиус пришёл в ярость. Ладно бы парень просто перебесился, так он мог полезть принимать Род.
      Условием брачного контракта Рабастана и Маргарет Лейстранджей было оговорено, что в случае смерти Рудольфуса и Рабастана Лейстранджей Маргарет может повторно вступить в брак не ранее, чем Кассиус станет Лордом Лейстрандж.
      Когда дом дрогнул и начал рушиться, Давид в ужасе завыл, понимая, что с гибелью Кассиуса — мальчишки которого он считал практически своим сыном, он так же потеряет и Маргарет и их нерождённого ребёнка. Даже если магия не покарает Маргарет за нарушение брачного контракта, то гибели Кассиуса он сам себе не простит.

      Лорд Блэк-Поттер перенёс окровавленное тело своего ученика в то, что осталось Каминного зала. По сути относительно целым в доме оставался центр здания с Каминным залом на первом этаже, оба крыла рухнули как карточный домик.
      Перепуганная Маргарет забилась в работающий камин, прижимая к себе горшок с летучим порохом и тихонько всхлипывала.
      Лорд, отпиннывая строительный мусор, собирал сброшенные им ограничители и обереги, цепляя их на руки, ноги, одежду. Потом осторожно расправил звенья цепочки и повесил крестик на шею. Магия тут же перестала давить и дышать стало легче.
      Давид Рошаль нашёлся в подвале центральной части дома в углу, огороженном металлическими прутьями. Клетка была заперта на амбарный замок и запороленным механизмом.
      Не заморачиваясь с хитросделанным замком, Гарольд руками отогнул прутья клетки, вытащил от туда Рошаля за шкирку и поволок его в Каминный зал.- Слышь, Рошаль, ты же вроде не дурак, чего подождать не мог? С хера ли миссис Лейстрандж беременна?
      — Оплошность вышла…
      Удар с правой у Лорда Блэк-Поттера оказался куда крепче, чем у его ученика. Рошаль, обливаясь кровью, отлетел к стене, где и упал без сознания.
      — Оплошность значит… Из-за вашей оплошности Кассиус сегодня пошёл умирать.

      Едва Лорд Блэк-Поттер устроил своего бессознательного ученика в доме на Гриммо 12, как Кикимер подал письмо из Гринготтса.
      «Наставник,
прошу прощения если не смогу закончить обучение. Иногда честь бывает дороже жизни. Ценю всё, что вы для меня делали.
      Кассиус Лейстрандж.»

      Мими тихонечко подглядывала за тем, как её хозяина Драко обнимает хозяин Северус. И радовалась за хозяев.
      — Драко, малыш, ты меня хорошо помнишь?
      — Конечно, Северус, ты — мой крёстный!
      — А помнишь как вы с Панси, два мелких бесёнка, мне во сне косички заплели?
      — Нет. Это Панси заплетала. А я в это время тебе колыбельную пел…
      — Ты ведь знаешь, что Нарцисса и Люциус мертвы?
      — Отец тоже?
      — Да. Поттер забрал тело Люциуса из Азкабана и похоронил рядом с Нарциссой на кладбище в Блэк-пуле. Драко, кто такой Скорпиус? Он есть на гобелене Блэков, записан как Скорпиус Малфой. Это твой сын?
      — Скорпиус —мой младший брат.
      — Нарцисса рискнула родить ещё одного ребёнка?
      — Да. Из-за беременности мамы мы не успели бежать за границу. А потом встал «министерский» заслон. Их убили, крёстный. Маму, Асторию и Скорпиуса. Они даже ребёнка убили… За что мы воевали крёстный, если авроры не щадят даже детей…
      — Кто из авроров был, помнишь?
      — Помню. Отряд Рона Уизли. Когда найду — убью…
      — Драко, сосредоточься, пожалуйста! Обыски в Малфой-меноре часто были?
      — После ареста отца — ежемесячно.
      — Драко, документы по Тёмному Лорду остались в поместье? Менор закрыт, документы в пожаре могли уцелеть?
      — Крёстный, ты меня за своего Поттера не держи, не было ничего в поместье. Все документы и всё ценное имущество я ещё до ареста отца начал в твой сейф перетаскивать.
      — Мой сейф — это какой?
      — Ну не с учительской же зарплатой. Тот который от Принцев. После твоей смерти я унаследовал всё твоё имущество. Я искал тебя, Северус. Даже Гильдию Зельеваров на уши поставил. К нам в Англию с требованием выдать Северуса Снейпа приезжал сам Амброджио Медичи. А Медичи — это покруче Дамблдора с Тёмным Лордом вместе взятых. Если бы твой эльф твоё кольцо Мастера Медичи не принёс, то я бы в твою гибель никогда не поверил.
      — Мой ты дракончик, ты у меня маленький хитрый змеёныш — умный и расчётливый. Малыш, ты помнишь, что после гибели твоей семьи было?
      — Да. Били. Требовали документы Пожирателей. В обмен на компромат обещали отпустить. А куда мне было возвращаться: на могилы родных с ограничителем на магию? Камера отца в Азкабане была недалеко от моей. Ходить я уже тогда не мог. В хорька перекинулся и к отцу полз. Больше ничего не помню. Я ещё во время допросов на сознании щиты поднял, а в Азкабане за щитами закрылся. А выйти за щиты не получалось. А потом слышу, ты говоришь, что надо дракона по носу погладить, вот и вышел наружу. Сейчас хоть какой год?
      — 2012.
      — Панси я уже видел. С мелким Поттером познакомился. А Лорд Поттер — это Флимонт?
      — Лорд Блэк-Поттер, Драко. Это всё тот же наш Гарри Поттер. Ты кольца не разглядел?
      — Разглядел: Боевик, Артефактор и Некромаг.
      — Ну да… ты же всегда главное видишь, моль ты моя белобрысая…
      — Чего делать-то будем?
      — Ничего. Пока тебя лечить будем. Потом с обстановкой разберёмся. А чего ты именно в мой сейф всё втюхал, других вариантов не было?
      — Какие варианты, крёстный? Даже если бы всплыло, что сейфы Принцев твои, ты — Герой Войны, кавалер Ордена Мерлина 1-й степени посмертно, твоё имущество конфисковать — ещё причину найти надо.
      — Кавалер Ордена Мерлина 1-й степени?
      — Да. Тебе твой Поттер сказать забыл? Он за тебя тогда чуть Визенгамот на части не порвал — тебя, от греха и от дурного Поттера подальше — оправдали и наградили.

      Северус оказался человеком абсолютно нечеловеческой приспособляемости. Он очень быстро освоился в роли соулмейта Лорда Блэк-Поттера. Физически состояние организма Северуса было удовлетворительным, несмотря на опасения Рошаля. Рошаль был в восторге, этот чокнутый экспериментатор жизнерадостно скакал вокруг Снейпа, диагностировал и вёл бесконечные журналы учёта здоровья мистера Снейпа, вовлекая в этот процесс всех обитателей дома на Гриммо 12. Снейп проявлял явно ангельские терпение и кротость, был вообще безобразно покладистым пациентом, пока во время очередного осмотра у Рошаля не скрутило живот.
      Рошаль пару часов провёл на унитазе. Снейп хохотал до слёз. Петунья и Кикимер надеялись, что на них никто не подумает. Петунья мало расчитывала на эффект, но надеялась, что обыкновенные слабительные таблетки из маггловской аптеки подействуют на мага.
      После этого Рошаль успокоился и перестал террироризировать здоровьем Снейпа всех окружающих.

      Когда после нескольких дней отсутствия Давид Рошаль снова появился на Гриммо 12, его внешний вид напугал даже стрессоустойчивую Петунью. Лицо колдомедика было опухшее, левый глаз еле открывался в желтушно-фиолетом цвете гематомы.
      — Давид, что случилось?
      Пошатывающийся Рошаль был подхвачен под руки и усажен на диван.
      — Лорд Блэк-Поттер случился.
      — Меня что ли приревновал? — съехидничал Северус.
      — Ничего, я с Гарольдом поговорю, он должен понять, что Северус нуждается в уходе врача.
      — Да. И чем дальше уйдёт врач, тем лучше.
      — Да ну вас всех…
      — Давид, ты на моего племянника не обижайся. Гарри — человек хороший, добрый, мирный, заботливый… когда в настроении…
      — Вот! Слышали? Даже тётя Петунья считает меня хорошим человеком! Ну, не рассчитал слегка, но бил-то без замаха, — присоединился Лорд Блэк-Поттер.
      — Как Кассиус?
      — Ничего. Лежит. Кушает. Думает о жизни.
      — Наказан что ли?
      — Наказан. За идиотизм.
      — Плох тот ученик, что не превзошёл учителя, хотя бы в идиотизме.
      — Не переживай Северус, тебя я превзошёл.
      — Не отрицаю…
      — Мне можно Кассиуса повидать?
      — Рошаль, ты совсем дурак, да? Ты пацана в какое положение поставил? Маргарет до становления Кассиуса Лейстранджа Лордом считается женой Рабастана, а ваш с ней ребёнок — плод измены. Согласно Кодексу почти любого Рода — подобный ублюдок вместе с матерью должен быть прирезан Главой Рода на алтаре. Кодекс Рода Лейстрандж — не исключение. Ты вообще можешь представить Кассиуса, убивающего ребёнка? А собственную мать? Ты не знаешь, что ему от вида крови дурно становится?
      — Но ведь должен был быть другой выход.
      — Кассиус заигрался во взрослые игры и не додумался просить помощи — за это и наказан. Он самостоятельно нашёл другой выход: чтобы не стать убийцей ребёнка и своей матери, Кассиус решил умереть сам во славу Рода, прервав таким трудом сохранённый Род.
      — Я понимаю. Я пришёл просить Лорда Кассиуса Лейстранджа разрешения жениться на его матери.
      Когда Рошаль осторожно зашёл в комнату Кассиуса, то первыми словами молодого Лорда были: «Как мама?».

      Лорд Блэк-Поттер привёл Северуса Снейпа к гобелену Рода Блэк.
      — Гарри, для чего мне смотреть гобелен Блэков? Я уже и так понял, что кроме тебя и Тедди живых Блэков не осталось. Или ты хочешь от меня услышать что-то конкретное?
      — Да, Северус. Прятаться всю оставшуюся жизнь не получится. Ты уже достаточно здоров, даже зелья на заказ варишь. Я знаю, что Забини тебя не только косметикой загружает. Какие у тебя идеи по поводу твоей легализации? Со своей стороны могу тебе предложить стать бастардом Альфарада Блэка, признанным главой Рода.
      — Легализация? Зачем я нужен этому обществу? Пока меня и так всё устраивает. Или тебе не терпится представить меня сыном крёстного Сириуса Блэка?
      — Северус, вопрос серьёзный, не до шуток.
      — Я и не шучу. Ты хочешь от меня избавиться?
      — Ты чего? Ты- МОЙ! Ни кому не отдам. Но насильно держать тебя взаперти — это не выход.
      — Тогда почему я не от тебя узнал, что я оказывается Герой Войны и кавалер Ордена Мерлина посмертно?
      — Ну… потому что я- идиот. Тогда я был уверен, что ты умер — поэтому посмертно… Ты же меня простишь?
      — Хорошо. Я хочу получить все имеющиеся обо мне официальные данные.
      — Папка с собранными по поиску тебя документами у меня в кабинете. Мне её Забини передал. То, что есть на тебя у гоблинов я у Крюкохвата попрошу. А на счёт всего остального — давай Петунья попросит Риту Скитер?
      — Хорошо. Если я не осужден, то моё имущество не конфисковано?
      — Нет. Не знаю. Малфой же в наследство вступал. Хочешь я пошлю запрос в Министерство?
      — От чьего имени ты пошлёшь запрос? Вот в этом вся проблема. Легализировать сначала нужно Малфоя, а потом меня, исходя из моего финансового состояния.
      — Северус, ты прости, ты вот про финансы — может тебе деньги нужны?
      Снейп засмеялся.
      — Гарри, иногда ты такой идиот, особенно когда дело касается меня. Я уже даже перестал обижаться, но уследить за ходом твоих размышлений мне не удаётся. Иногда мне кажется, что как только что касается меня — объективность у тебя отключается.
      — Я же не специально…
      — Я понимаю. Как дела у Мальсибера?
      — Хочешь с ним встретится?
      — Не сейчас. Летом, возможно… Сейчас важнее Драко. Список ингредиентов я напишу, пусть Панси своим почерком перепишет. Паркинсон по аптекам не отправляй — там нет ничего, Забини уже проверял, а с чёрным рынком у него связей нет. Попробуй через Мальсибера достать. Поставить Драко на ноги вряд ли удастся, но хоть что-то попытаюсь…



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: