Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 16

Глава 16

      После нападения на Блэк-менор, земли вокруг менора были переведены на осадное положение. Из жителей была сформирована добровольная дружина, патрулировавшая территорию в течении дня, ночью сменяющаяся дозором из 23 Гриммов. Гриммов больше никто не пугался, воспринимая созданий некромага как защитников. Северус ехидно подшучивал, что Гриммов Гарри делал по образу и подобию анимагической формы своего крёстного Сириуса Блэка. Гарри поддакивал и строил планы на будущее.
      В сторожке у Блэк-менора организовали постоянный пост, где дежурил маг с палочкой и висело зеркало для связи с домом Лорда.
      Кассиус Лейстрандж выпросил у Наставника двух Гриммов для охраны Лейстрандж-менора, снабдил свою мать и отчима аварийными порт-ключами в Блэк-менор.
      К концу июля Кассиус соединил в единую систему почти сотню сквозных зеркал, сделав центральным абонентом ростовое зеркало в Блэк-меноре. Все абоненты были доступны для вызова Лордом, для чего бронзовая рама зеркала была украшена сотней камней разного размера и ценности.Остальные зеркала имели экстренный выход на Блэк-менор и несколько других зеркал на выбор, общая сеть была доступна между всеми через систему центрального зеркала.
      Мальчишки вели себя тихо, слушались и не хулиганили. Дадли организовал уже четыре спортивных секции, назначив себе помощников, присматривающих за детьми. В спортивных секциях дети и взрослые занимались бегом, борьбой, стрельбой из ружья и оттачивали навыки владения холодным оружием. Обучать метать ножи взялась Панси, чьи результаты были много лучше чем у остальных.
      Все были заняты.
      Северус прочно засел в лаборатории с Забини и мальчишкой Смитом, органично вписавшимся в зельеварческую кампанию.
      Петунья и Панси привлекли Айрин к созданию легенды возвращения семьи Малфоев в Англию. Дамы усердно конструировали модели прошлых и будущих событий, но как не крути, правдоподобнее легенда не становилась.
      Время шло. В Блэк-менор пришло приглашение в Хогвардц на имя Джеймса Поттера и Скорпиуса Малфоя. Алекс Смит, хоть и не горел желанием, но должен был продолжить учёбу на втором курсе.
      Тедди Люпина ждал пятый курс учёбы, а младшему Блейзу исполнялось 10 лет.
      Легализация одного мальчика была затратной как по деньгам, так и по людским резервам. Элайджа Паркинсон, привлечённый к процессу дочерью, признал все женские идеи хорошими, особенно те, что придумала Панси, но не пригодными. Паркинсон обрисовал ситуацию с материальной точки зрения и потребовал легенду с одновременной легализацией сразу обоих мальчишек.
      Гарольд, посовещавшись с Элайджей, Северусом, портретами Ориона и Вальпурги Блэк, согласился с тем, что целую семью легализовать проще, чем одного человека.
Портрет Вальпурги Блэк присоединился к дамам в создании подходящей легенды.

      Астория поливала слезами хорька. Северус усердно поил животное зельями и как только хорёк стал наиболее адекватным, провёл сеанс легилименции, вернувший его крестнику человеческий облик.
      Теперь Астория поливала слезами своего мужа в человеческом облике.
      Драко добросовестно пил зелья, старательно кушал и цеплялся руками за жену.
      Скорпиус недоумевал и ревновал, но молчал, надеясь, что Драко станет лучше и он прогонит эту чужую женщину, и будет снова принадлежать только ему — Скорпиусу.
      Мелкий Блейз тут же присоединился к кампании других детей. Опасения Рошаля, что мальчик из-за пережитого стресса может замкнуться в себе, не оправдались. Стресс стрессом, но наличие доброжелательно настроенных и желающих общаться с ним детей, было намного интереснее.
      Блейз, который раньше общался только со своими мамами Асторией и Дафной, был удивлен интересом к себе других детей, он даже и предполагать не мог, что с ним будет кому-то интересно общаться.
      А Блейзу нравилось всё! Ему нравилось, что придти и покушать можно в любой момент и сколько захочешь. Ему нравилось целыми днями бегать по улице, играть в мяч и летать на метле. Даже невзлюбивший мальчишку Скорпиус признал, что летает Блейз приемлемо.
      Дафна постоянно была в комнате, ни с кем не общаясь, но не протестовала когда домовушка Мими кормила её и ухаживала за ней.

      Лорд Блэк-Поттер нападение на менор пережил довольно спокойно. Но кто бы знал, чего это ему стоило.
      Когда случилась беда, все действовали словно чётко отлаженный механизм. Едва проблема была ликвидирована, как до Лорда ни кому не стало дела.
      Гарольд пришёл на кухню, чтобы подумать и поесть в одиночестве.
      То, что Петунья ждала его и приготовила лично для него поздний ужин, оказалось приятным.
      А то, что за него переживали самые важные для него существа, он понял сразу же войдя в спальню.
      Кикимер и Северус, точно зная, где он всегда ночует в меноре, решили дождаться его и уснули на его кровати. Выглядело это глупо и смешно. Его, взрослого мужика, в его собственной койке ждёт другой мужик и домовик.
      Но именно Северус и Кикимер помогли купировать случившийся ночью криз.
      А утром пришли все дети разом, убедиться, что Гарри дома и с ним всё в порядке.
      Гарольд понял, что он нужен своей ненормальной семье и усталость навалилась на него, заставив проваляться в постели весь день.
      А жизнь продолжалась.

      Мальсибер, заглянувший в Блэк-менор, сообщил, что Лаванда снова заняла свой пост на приёмке и раздаче хлеба.
      — Рей, ты не слишком привязался к Лаванде?
      — А тебя, Северус, мои привязанности не касаются!
      Слово за слово и Мальсибер со Снейпом поругались. Вмешавшийся в разгоревшуюся ссору со взаимными оскорблениями, Лорд Блэк-Поттер был обвинён в том, что держит Снейпа взаперти, от чего у того разжижение мозгов.
      — Да не держу я Северуса взаперти! Я ему даже стать внебрачным сыном Альфарада Блэка предложил. А он не хочет! Упёрся как баран, что всё сам решит! И не решает! Осталось только принудительно ему имя придумать. А я думать не буду, я Петунье поручу!
      — Не надо! — взвизгнул Снейп.
      — А в чём проблема? — подошедший Паркинсон тут же внёс конструктивное предложение, — Пусть женится и берёт фамилию жены. Всё законно.
      — Да где ж я ему жену возьму?
— А что Петунья не разведена? Пусть будет Эвансом!
      — Не надо! Пожалейте Петунью!
      — А чего её жалеть? Петунья язва похлеще тебя будет. Это тебя, Снейп, жалеть надо.
      Ошарашенная неожиданным предложением Лорда Блэк-Поттера выйти замуж за Снейпа, Петунья смогла лишь молча предъявить копию маггловского документа о разводе.
      Перепуганные таким поворотом событий Северус и Петунья перестали разговаривать друг с другом.

      Айрин и Панси исписали гору пергаментов, советуясь с Вальпургой Блэк, но помощи Петуньи не хватало и дамы пошли узнавать почему Петунья их игнорирует.
      — Они хотят меня выдать замуж за Снейпа!
      — Снейп так плох? — спросила Айрин.
      — Нет. Он не плох. Северус человек сложный, тяжёлый, но не плохой. Он в юности за моей сестрой Лили бегал, только тряпкой был. У этого дохлого оборванца даже одежды нормальной не было, всё время к каком-то страшном тряпье ходил, а Лили на подарки разорялся. Она над ним смеялась, дура, говорила «лучше бы себе штаны купил». А я завидовала. Мне Вернон даже букетика ромашек не дарил.
      — А Вернон это кто?
      — Муж это мой. Бывший.
      — А что в Куокворде кроме Северуса и Вернона других парней не было?
      — Почему не было? Были. Вернон был из Лондона.
      — Так зачем ты за Вернона замуж вышла?
      — Ну… потому что он был моим женихом. Потому что так решили мои родители.
      — Ой, а разве так бывает? Это ж средневековье какое-то… — удивилась Айрин.
      — Конечно бывает. Мне было 14 лет, когда папа привёл в наш дом Вернона и сказал, что это мой жених и я должна буду выйти за него замуж. А потом, через пять лет, я стала его женой.
      — Почему через пять лет?
      — Так был составлен брачный контракт. Были какие-то сложности с моим приданным.
      — Петунья, ты понимаешь, что говоришь? — спросила Панси.
      — А что не так?
      — Я в первый раз слышу о таком способе выходить замуж, — призналась Айрин.
      — А я нет! То, что ты, Петунья, говоришь, похоже на сговор Родов о браке сквибов. Петунья, ты сквиб какого Рода?
      — Я не знаю.
      — Ты хоть помнишь, кто составлял твой брачный контракт?
      — Не знаю, меня это не интересовало, мне вообще Вернон не понравился!
      — Ты вообще своих родственников-магов знаешь?
      — Конечно знаю! Моя сестра Лили и племянник Гарри.
      — А старшие родственники? Может родители имена какие непривычные упоминали?
      — Да не помню я! Была какая-то родственница на подписании брачного контракта. Потом мужчина какой-то мне брачный контракт разъяснял.
      — И ничего не обычного в этом брачном контракте не было?
      — Было. Не предусматривалось развода. А в случае фактического распада брака всё моё имущество оставалось мужу.
      — Петунья, погоди, я вообще ничего не понимаю, давай позовём адвоката Джарэда Фергюссона. Если это то, о чём я думаю, то ты всё ещё состоишь в законном браке.

      Беседа с адвокатом Фергюссоном оптимизма ни прибавила. Расспросив Петунью, адвокат был твёрдо уверен, что брак Петуньи был осуществлён по сговору Родов и она, несмотря на маггловские документы о разводе, является законной супругой Вернона Дурсля, пока главы Родов брачный договор не расторгнут.
      Увы, но никакой ритуал не мог выявить принадлежность сквиба к магическому Роду. А ввести сквиба в Род можно было лишь браком с волшебником с последующим рождением ребёнка-волшебника. А для этого Петунья должна была быть разведена.
      Петунья принесла дешевую деревянную шкатулку, где хранила памятные ей вещицы из детства.
      Содержимое шкатулки проверяли все. И только Панси отошла подальше и надеялась на то, что Петунья так и не будет разведена.

      Чего только не было в шкатулке Петуньи. Детские записки сестёр Эванс друг к другу соседствовали с фантиками от шоколада и Рождественской открыткой от Лили. Все вещицы не являлись ни артефактами, ни ценными документами.
      Гарольд несколько раз всё осмотрел и признал, что магическое содержание в вещах Петуньи отсутствует.
      Кассиус покрутил в руках каждую безделушку и выбрал маленький детский медальон на шелковом шнурке.
      Забини лишь пожал плечами, сознавшись, что его возглавить Род не готовили и помочь он ничем не может.
      Паркинсон, задавшись целью неприменно развести Петунью, уговорил Драко Малфоя, как самого компетентного в таких вопросах, осмотреть содержимое шкатулки Петуньи.
      Драко Малфоя заинтересовал лишь один предмет — медальон, выбранный Лейстранджем.
      — А где от этого медальона цепочка и брелок? Тут же был брелок? Маленький такой цилиндр меньше мизинца?
      — Да. Цепочка с брелком были. Их Лили себе забрала перед тем как замуж за Поттера вышла. А что?
      — А то, что это сквибский медальон Рода Розье, а цилиндр — это ключ от сейфа в Гринготтсе для возможного ребёнка-волшебника от сквибов.
      — Малфой, а сейф на чьё имя? — не понял Паркинсон.
      — На предъявителя. Сейф — волшебнику, медальон — сквибу.
      — Малфой, а ты уверен, что это медальон Рода Розье?
      — Да. Моя бабка Друээла Блэк в девичестве была Розье.
      Петунья с надеждой смотрела на рассуждавших магов. Дадли тихонько обнимал её за плечи.
      — Северус, а ты не помнишь, когда старый Лорд Розье умер? Не Эван же сквибку замуж отдавал? Эван был так на чистоте крови помешал, что собственного ребёнка-сквиба заавадил бы.
      — Не помню. Лет 15-17 назад. У него ещё только внук родился.
      — Петунья, а когда контроль за твоим приданным прекратился?
      — Не знаю, но Вернон перестал со мной считаться лет 15 назад, а может даже раньше. Мы с ним после рождения Дадли мало общались, он со мной ничем не делился.
      — Но Дадли он обеспечивал?
      — Не было у него денег! У Вернона постоянно не было денег. Он постоянно на всё брал кредиты. Тех денег, что мне выделялось на семью едва хватало. Если бы не помощь Мадж, то я и не знаю…
      — Ну вот. Всё сходится, — закончил причитания Петуньи Драко, — со смертью Лорда Розье начался разлад. А фамилия Эванс, так имя Эван в Роду Розье каждый третий мужчина носил.
      — Да. Осталось только найти действующего Главу Рода Розье и убедить его необходимости развода.
      — А чего искать? — вклинился в разговор Кассиус. — Я сейчас же напишу Николасу Розье, он на два года старше меня учился. Дел-то. О чём договариваться?
      — Кассиус, пусть Розье посмотрит документы последних лет жизни своего деда. Там должен быть экземпляр брачного договора.
      — А где искать, Драко?
      — Не знаю. Я бы в Гринготтсе такие документы хранил. В брачном договоре должна быть указана вторая сторона.

      Мисс Амбридж, как только ей стало известно, тут же уведомила Лорда Блэк-Поттера о требовании в Визенгамот мистера Фридриха Фрая к Лорду Блэк-Поттеру в отношении несовершеннолетнего мальчика Джеймса Сириуса Уизли.
      Джеймс стал случайным свидетелем разговора отца и мисс Амбридж.
      Обеспокоенная отсутствием Джеймса на обеде и в парке с другими детьми, Петунья отправилась к нему в комнату.
      Мальчишка засовывал в сумку большого плюшевого зайца.
      — Джеймс, куда ты собираешься? Ты думаешь заяц будет тебе нужен в Хогвардце?
      — Меня отдадут миссис Фрай! А отца заставят платить деньги на моё содержание!
      — Кто тебе такое сказал?
      — Я всё слышал! Мисс Амбридж сказала отцу! Ты и мисс Скитер тоже хотите отдать меня миссис Фрай! Вы все меня ненавидите!
      Петунья схватила вяло сопротивляющегося Джеймса за воротник рубашки и потащила в кабинет Лорда.

      После криков и воплей Петуньи, выбежавшей из кабинета, Джеймс забрался к отцу на колени и плакал как пятилетка. Никаких заверений и объяснений он слышать не хотел.
      — Ты же примешь меня обратно, отец, когда я сбегу?
      — Зачем ты хочешь от меня сбегать? Разве я плохо забочусь о тебе, сын?
      — Не от тебя. От миссис Фрай.
      — Никому я тебя не отдам, глупый ты мой ребёнок! Когда же ты поймёшь, Джеймс?
      — ОНИ заставят! ОНИ заставят тебя отец. Но я всё равно сбегу от них. Ты только жди меня, ладно? Я обязательно к тебе вернусь!
      — Я! Тебя! Не отдам!
      — Не будешь же ты драться за меня?
      — Нет, сын. Драться я не буду. За тебя я буду убивать.
      — Кого ты собрался убивать, Поттер? — Астория с трудом затолкала коляску Драко в кабинет.
      — О, Малфой, тебе получше?
      — Сейчас получше будет тебе, придурок шрамоголовый! Что за дурацкая повестка в Визенгамот? Ты Лорд или почему?
      — Драко, Астория, это дело моей семьи…
      — Ты! — рявкнул Драко, — поклялся, что я твоя семья! Твоя Уизлета вконец обнаглела? Ты перестал ей платить? Или она хочет больше денег?
      — Я не плачу Джиневре! Род Уизли добровольно вернул ворованную кровь. Ты не понимаешь, Драко…
      — Джеймс, иди с тётей Асторией, я сейчас твоему отцу популярно буду объяснять в чём он дебил!
      Джеймс, ни разу не слышавший, чтобы Драко повышал голос, был настолько удивлён, что покорно кивнул и ушёл с Асторией.
      — Драко, я не понимаю о чём ты. Что не так с вызовом в Визенгамот?
      — Придурок шрамоголовый! Купи себе новые очки и ознакомься со Сводом Магического Права!
      — Да читал я этот Свод!
      — Чего, картинки искал? Так их там нет!
      — Да не ори ты! Объясни толком!
      — Гарри, ты — Лорд! Ты — Глава Двух Родов! Может ли Визенгамот рассматривать требование безродного мага к английскому Лорду?
      — Разве нет?
      — Нет! В отношении Главы Рода все дела рассматривает Палата Лордов! В том числе и подсудные Визенгамоту.
      — Но разве Люциуса осудили в Палате Лордов?
      — Да кто тебе сказал, что Лордов вообще судили? Придурок!
      — Драко, ну чего ты всё время ругаешься? В конце концов, ты живёшь в моём доме, так что изволь орать на меня в полголоса! Вся равно я ничего из твоих воплей понять не могу. Ты объясни попроще. Я что не подсуден Визенгамоту? Они будут собирать Палату Лордов?
      — Да, Поттер. Ты не просто идиот, ты идиот клинический…
      — Понял! Осознал! Раскаиваюсь! Что делать?
      — Никто ради тебя не будет собирать Палату Лордов. У Визенгамота нет такого права. Палата Лордов собирается в экстренных случаях, в неё входят не просто Лорды, а Главы Родов. Ты — как Глава Рода Блэк и Глава Рода Поттер имеешь два места в Палате и соответственно два голоса. У моего отца было одно место и один голос. Понимаешь?
      — Понимаю. К чему ты делаешь такие намёки? Я что, сам должен собрать Палату Лордов?
      — Ну вот, не так уж ты и безнадёжен.
      — А как? Как это сделать?
      — Просто. Ты возьмёшь Справочник Чистокровных Родов Магической Великобритании. Взял? Открывай страницу 782. Главу о Палате Лордов видишь? Молодец. А теперь бери перо, пергамент и будем писать письма Главам Родов.
      — Э… ну… Драко, их же тут… Ты уверен, что все они живы?
      — К тем, кто жив — письма дойдут! Да не кривись ты так, мыслительный процесс тебя не красит, я продиктую.

      Николас Розье наотрез отказался встречаться с Лордом Блэк-Поттером где-либо кроме кабинета для переговоров банка Гринготтс. От визита в банк Лорд Блэк-Поттер не отказался.
      В кабинете для переговоров Лорда Блэк-Поттероа ждали не просто двое Лордов, а едва достигшие совершеннолетия парни, впервые севшие за стол переговоров.
      Лорд Розье был до того напуган, что едва не сел мимо кресла. Лорд Лейстрандж к своему Наставнику страха не испытывал, но очень сильно волновался.
      — Ну и какое у вас ко мне предложение, Лорды?
      Лорд Розье шумно вздохнул и вцепился руками в подлокотники кресла.
      Лорд Лейстрандж выложил на стол стопку исписанных пергаментов, один из которых протянул Гарольду.
      — Вот брачный договор сквибки Петуньи Эванс и сквиба Вернона Дурсля. Со стороны Эванс выступал Род Розье, со стороны Дурсля — Род Лейстрандж. Так как я и Николас в настоящее время являемся Главами Родов Розье и Лейстрандж, мы готовы обсудить возможность расторжения брачного договора между вышеупомянутыми сквибами.
      — Лорды, меня не интересуют возможности, я всегда могу решить вопрос кардинально: есть сквиб — есть проблема, нету сквиба — нет проблемы. В маггловском мире очень часто встречаются несчастные случаи, например, взрыв бытового газа…
      — Нет, — засуетился Розье, — мы готовы расторгнуть брачный договор, но учитывая ваше близкое родство с Петуньей Эванс, не хотим причинить вред вашим интересам…
      — Я слушаю.
      — Мы предлагаем по расторжении брачного договора сквибку Петунью передать в Род Розье с целью повторного замужества; а её потомка от данного брака — в Род Лейстрандж; приданное же, полученное за Петуньей от Рода Розье разделить следующим образом…
      Едва с пальцев Лорда Блэк-Поттера слетели искры, Лейстрандж и Розье тут же нырнули под стол, спрятавшись от прямого попадания под массивной каменной столешницей.
      Лорд Блэк-Поттер придвинул к себе лежащие на столе пергаменты и ознакомился с ними.
      — Ух ты! Лорды, вы меня будете грабить? А морды не треснут? Что-то вы оба подводите меня к мысли о том, что наилучшим способом решения нашего спора будет силовой вариант. Кто из вас желает драться со мной на дуэли?
      — Ну уж, нет! Дураков нету, — раздалось из-под стола, — Воландеморт уже надуэлился.
      — А-ну вылазьте, умники! Это на хрена меня любимой тётушки лишить удумали?
      — Да оставляйте сквибов себе, кто ж спорит? Хорошо хоть с вопросом о приданном к компромиссу пришли!
      — Не знаю куда вы пришли, но я явно не с вами.
      Понявшие, что буря миновала и убивать их прямо сейчас не будут, Лорды изволили вылезти из-под стола и сесть за стол переговоров.
      — Ну, как же: 40% приданного Роду Розье, 40% Роду Лейстрандж, 20% вам вместе с обоими сквибами.
      — Да вы меня без яду травите! Это грабёж! 50% мне, сквибы и так мои; 20% — Петунье; 20% — Дадли и вам по 5%.
      Тут, переставшись трястись от страха в процесс торгов включился Розье.
      — Какие 5%? Не дам разводу за 5%, лучше Вернона ликвидирую и отобью у Лейстранджа приданное на дуэли!
      — А не тонка кишка со мной на дуэли драться? Вызов Лейстранджу считай вызовом мне! За единственного ученика буду драться до полного истребления Родов!
      — Грабители! У самих сейфы от золота ломятся, а меня по миру пустить хотите! Да мне после Лордства деда и отца в наследство достались титул Лорда, полуразрушенный менор, 200 тысяч галеонов в сейфе и долги на 2 миллиона галеонов. Либо платите, ибо разговор закончен!
      — О… вот с этого и следовало начинать!
      В результате долгих и эмоциональных споров пришли к следующему:
— брак Петуньи Вернона будет расторгнут по решению глав Родов;
— 20% приданного передаётся Петунье и её сыну Дадли;
— 40% приданного — Роду Лейстрандж, как инициатору развода;
— 40% приданного — Роду Розье, как пострадавшей стороне;
сквиба Дадли Эванса Лорд Лейстрандж безвозмездно передаёт Лорду Блэк-Поттеру;
— за сквибку Петунью Лорд Блэк-Поттер выплачивает Роду Розье выкуп в размере 20 тысяч галеонов;
— 40% акций ткацких фабрик Рода Розье выкупаются Лордом Блэк-Поттером;
— Род Розье приносит вассальную клятву Роду Блэк.
      Так Лорд Николас Розье принёс вассальную клятву Роду Блэк, заработал себе нервное и магическое истощение, провёл свои самые первые деловые переговоры и заключил самую выгодную для Рода Розье сделку за последние 100 лет.

      К 11 часам в зал судебных слушаний Визенгамота, где должно было состояться слушание по требованию Ф.Фрая к Лорду Блэк-Поттеру, начали собираться маги.
      Истец явился один, в шелковой стального цвета мантии, солидный бизнесмен средней руки.
      Лорд Блэк-Поттер был в парадной мантии родового тёмно-синего цвета и при всех регалиях.
      Джеймс Сириус Поттер в темно-бордовой мантии и с кольцом Наследника Рода был подведён к Начальнику Отдела Опеки Министерства Магии Долорес Амбридж, вызвавшейся представлять интересы несовершеннолетнего.
      — Мистер Фрай, а где ваша супруга? — задала вопрос Амбридж.
      — Мадам, у нас с женой традиционный брак и все интересы моей супруги представляю я.
      — Так встань, там где положено традициями! — потребовал входящий в зал Лорд Лонгботтом, Глава Рода Лонгботтом и регент Рода Аббот.
      Фрай, понимая, что не с руки перечить Герою войны Невиллу Лонгботтому, занял указанное ему пальцем Лорда место просителя.
      Двери зала судебного заседания распахнулись и стали входить Главы Родов Магической Великобритании.
      — По какому праву? — спросил председатель суда.
      — По праву Лордов! — было ему ответом. — Английского Лорда не будут привлекать к ответственности полукровки и магглокровки!
      Представители судебного органа покинули зал. Председатель суда занял место секретаря. Справа у входа пристроились представители прессы.

      Цвет магической аристократии занял свои места в зале согласно регламенту Палаты Лордов и родовитости.
      Зал вместил в себя треть от состава Палаты Лордов. Пришли все до единого Главы Родов, и юные и дряхлые, пустыми проплешинами пугали места тех, кого не было в живых.
      Большая половина Палаты Лордов являлась стариками возрастом под 200 лет. Многие Лорды были вчерашними мальчишками, только что примерившими кольца Лордов.
      Первыми из поколения молодых Лордов в зал вошли Лорд Лейстрандж и Лорд Розье. Джеймс не удержался и помахал рукой Кассиусу и Николасу, поприветствовавших мальчика улыбками.
      — Мистер Фридрих Фрай выдвинул требование к досточтимому и уважаемому Лорду Блэк-Поттеру, Гарольду Джеймсу Блэк-Поттеру, волей Магии Главе двух Древних Родов, кавалеру Ордена Мерлина Первой степени, Мастеру Артефактору, Мастеру Боевику и Мастеру Некромагу о возврате его супруге по факту брака, заключённому в Министерстве Магии, Джиневре Фрай, происходящей из презренного Рода предателей крови Уизли, незаконно удерживаемого Лордом мальчика при рождении названного Джеймсом Сириусом Уизли, рожденного его супругой вне брака. Мистер Фрай сделал заявление о незаконном удержание Лордом Блэк-Поттером указанного мальчика. Требование составлено адвокатской конторой Саливанов.
      Фридрих Фрай, сопровождаемый своим представителем, вышел к месту истца.
      — Я, адвокат Джеффри Саливан, от лица адвокатской конторы Саливанов, отказываюсь поддерживать требования своего клиента Фридриха Фрая к Лорду Блэк-Поттеру, как противоречащие самой сущности Законов Магии!
      Адвокат Джеффри Саливан поклонился собравшимся Лордам, отвесил отдельный поклон Лорду Реймонду Мальсиберу и покинул зал.

      По праву старшинства допрос истца вёл старший по возрасту представитель собравшихся Родов — Аристарх Бартемиус Крауч.
      — Зовут как? — воспросил твёрдый старческий голос, которым впору командовать армией.
      — Фридрих Фрай.
      — Статус крови?
      — Чистокровный в четвёртом поколении.
      — К какому Роду принадлежишь?
      — Ни к какому. Я лично веду свои дела.
      — Оно и видно, прокомментировал Лорд не намного моложе Крауча, — безродный торгаш…
      — И что ты можешь захотеть от ЛОРДА, глупое дитя?
      — Мне 42 года.
      — А мне 292, — рассмеялся Лорд Крауч, — вы для меня все молкосня кособрюхая…
      Все до единого Лорды посмотрели на Фрая с осуждением.
      — Мальчик спорный где?
      Долорес Амбридж вывела вперед мальчика.
      — Как тебя зовут, дитя?
      — Наследник Поттер, Джеймс Сириус Поттер, сэр! — представился предмет спора, слегка склонив голову, выражая почтение собравшимся Лордам и прижав к груди руку, демонстрируя кольцо Наследника.
      — Ну что же… вполне приличный и хорошо воспитанный мальчик, — вынесли вердикт с верхнего ряда.
      — Наследник Поттер, кто ваш отец?
      — Мой отец Лорд Блэк-Поттер, сэр. Гарольд Джеймс Блэк-Поттер.
      Лорд Блэк-Поттер чинно встал и поклонился собранию.
      — А кто ваша мать, наследник?
      — Её зовут миссис Фрай, сэр.
      — Где ты живёшь?
      — В доме отца. В основном в меноре.
      — Ты хочешь жить или видеться с матерью?
      — Нет, сэр.
      — Почему?
      — Потому что с отцом — я Наследник Поттер, — резко ответил ребёнок, — а с миссис Фрай я опять буду мелким вонючим спиногрызом, на содержание которого должны платить деньги.
      Дверь в зал заседаний раскрылась и вбежал запыхавшийся всклоченный Перси Уизли.
      — Господа Лорды! Прошу прощения. Меня зовут Персиваль Игносиус Уизли, я старший мужчина Рода Уизли в Англии. От имени Рода Уизли я заявляю, что бастард моей сестры Джиневры Уизли, был Родом Уизли добровольно передан Лорду Блэк-Поттеру. Лорд Уизли к Лорду Блэк-Поттеру не имеет никаких претензий и требования присутствующего здесь мистера Фрая не поддерживает!
      — Лорд Блэк-Поттер вы состояли в браке в девицей Джиневрой Уизли?
      — Нет. Джеймс был зачат под влиянием зелий принуждения и плодородия.
      В требовании мистеру Фраю к Лорду Блэк-Поттеру было отказано полностью и единогласно.
      Обжалованию решение Палаты Лордов, как высшей инстанции, не подлежало.

      Генрих Эмих приматривал за детьми в парке. Секция по бегу Дадли Эванса пользовалась успехом и Эмиха выбрали помощником для присмотра за детьми. И именно в то время, когда его очередь присматривать за детьми произошло ЧП.
      Страший мальчик из семьи Лорда Тедди Люпин прямо на бегу изменил форму своего тела, превратившись в волка. Волк упал на асфальт, а когда остальные дети остановлись и побежали к нему, волк испугался и забился под дубовую скамью.
      Три других воспитанника Лорда пытались выманить волка из-под скамьи, но безуспешно.
      Эмих подумал и решил, что проблемы с воспитанником Лорда должен решать сам Лорд.
      Тедди Люпин был извлечён из-под скамьи, схвачен за тощую шею и доставлен в менор.

      Когда Генрих Эмих занёс, висевшего тряпкой на его руках, волка в дом и поставил его на пол, волк попятился назад.
      Увидевшая волка Петунья завизжала. От её визга волк испугался ещё больше и пришлось дать ему направление в дом пинком под зад.
      Волк по инерции ввалился в холл, куда на визг Петуньи прибежал Снейп.
      Увидев оборотня, Северус побледнел, запрыгнул на стол и направил на волка палочку.
      Волк вздрогнул всем телом, его лапы разъехались в разные стороны и зверь упал животом на пол, совсем не по-волчьи закрыв глаза передними лапами.
      — Это Тедди! Это Тедди! — хором заорали Джеймс, Алекс и Скорпиус, с разбегу запрыгивая верхом на волка.
      Поскуливавший не сопротивляющийся Люпин был поднят с пола Лордом Блэк-Поттером и уложен на диван.
      Сообразив, что крёстный не сердится, напуганный волк уверился, что ему обязательно окажут помощь и уснул на диване, зарывшись в подушки.



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: