Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 20

  Гарольд Блэк-Поттер, Блейз Забини и Драко Малфой как обычно в пятницу после пятичасового чая засели в рабочем кабинете Лорда в Блэк-меноре. Каждый вечер пятницы эта троица, собравшись вместе, подводила итоги недели.
      Забини отчитывался о работе «Кладовой природы», благодаря вложениям Лорда Блэк-Поттера увеличившейся до трёх отделений в Англии, двух в Шотландии и открывающемуся отделению в Ирландии. Речь шла не о финансовом отчёте, а о личных наблюдениях Забини, а ещё точнее, Блейз пересказывал тщательно отсортированные сплетни магического мира. Гарольд делился своми наблюдениями и впечатлениями о всех событиях в которых участвовал. Драко Малфой, не покидающий Блэк-менора, анализировал сложившуюся ситуацию. Воспитание сказывалось, образование или генетика, но в своих выводах Малфой был прав всегда. Малфой был прав во всём и во всех сферах жизни, несмотря на ослабленный магический потенциал, лишивший его права быть Наследником и Лордом Рода, Родовой Дар — интуиция, не только не покинул Драко, но и усиленно развивался.
      — Поттер, — устало вздохнул Драко и откатил своё кресло от стола в сторону окна. — Что у тебя с Паркинсон?
      — С Элайджей? Чего опять ворует?
      — Да, ворует, не может Элайджа не воровать, сам же знаешь… Что с Панси?
      — Как что? Помолвка у меня с ней намечается. Панси согласна. Её отец согласен. Если помолвка не скрепится, вызову Фрая на дуэль… и всё. В чём сложности?
      — Гарри, ты жаждешь сделать Джиневру Уизли вдовой? Тогда зачем тебе Панси?
      — Да причём тут это?
      — Поттер, тебе вообще Панси нравится?
      — А чего мне в ней может не нравится? Она самая подходящая кандидатура на роль моей невесты: чистокровная, не глупая, приятной внешности, с хорошим образованием и воспитанием, с моими детьми ладит. Чего ещё надо-то?
      — Это ты кого сейчас цитировал: Северуса или Петунью?
      — Северуса. Он считает Панси самым лучшим вариантом, а значит так оно и есть.
      — Поттер! — простонал Драко, прижимая к лицу ладони, — Ты настолько идиот, что страшно.
      — Почему это я опять виноват?
      — Да не виноват ты! — рыкнул Блейз. — Ты просто идиот. С одной стороны вроде бы умный человек, а с другой — интеллект у тебя как у чайной ложки. Ты же жениться собрался, а о будущей жене говоришь как о мебели!
      — Хватит! Мне надоело! Вы все мне словно зубы заговариваете! Я уже даже список составляю: кто за помолвку, а кто против.
      — Ну и как?
      — Учитывая, что вы оба против — поровну…
      — А Панси ты куда записал?
      — «За».
      — Вычёркивай.
      — Э… почему?
      — А ты с ней хотя бы поговорил на эту тему?
      — Да. Панси согласилась со всеми условиями.
      — И что ты ты будешь рад жене, которая будет тебя терпеть и любить другого?
      — Фрая что ли?
      — Идиот, — выдохнул Драко. — Северуса тоже вычёркивай.
      — Северуса? Почему?
      — Да потому, тупая твоя башка! Панси нравится Северусу! Ты знаешь много женщин, которых хвалит Северус? Нет?
      — Стоп. Панси нравится Северусу? А что он мне не сказал?
      — Поттер, что же ты за идиот-то? Северус тебе всем обязан, даже жизнью. Он на твою невесту никогда не покусится. Северус умный человек, он понимает, что ты для Паркинсон — самый лучший вариант, с тобой она будет защищена и материально обеспечена.
      — Но… как же так? Мне отказаться что ли?
      — Зачем отказываться? Женишься. Твой отец, Джеймс Поттер, увёл у крёстного женщину, которую он любил, теперь ты сделаешь тоже самое. За одно своё самолюбие потешишь. За все свои школьные обиды ненавистному профессору Снейпу отомстишь. Это же так по-поттеровски…

      После ужина Петунья Эванс вышла из дома, дошла до камина Блэк-менора и попросила дежурного мага переместить её в дом на Гриммо 12. Дадли уже несколько дней не приходил в Блэк-менор и ей было не с кем посоветоваться. Петунья переживала за сына, раз не приходит — то у него аврал на работе?
      Дадли в этот день не работал в клинике, не читал книгу, не смотрел телевизор, не зависал в интернете. Его даже не было в клинике, где о двух пациентах: рыжем коте со сломанной лапой и толстом щенке с тусклой шерстью цвета топлёного молока, заботился ветеринар Эрик Уайт. От него Петунья и узнала, что нравившаяся её сыну Моника неделю назад уволилась и в клинике появилась свободная вакансия ветеринара.
      Дадли был найден, признан несчастным оголодавшим от горя мальчиком и доставлен в Блэк-менор. Несчастным и оголодавшим Дадли не был, но от маминых пирогов не отказался.
      В последнее время Петунье было не с кем поговорить. Все были заняты. Северус не вылазил из лаборатории. Блейз Забини чуть ли не бегом перемещался между лабораторией зельевара и камином, даже не заходя в дом, при этом успевая доставлять свою молчаливую сестру в Лондонский университет и забирать её обратно. Забини с сестрой поселился в поместье в маленьком коттедже возле школы, но Айрин в дом Лорда не заходила. Гарольд засел в своей лаборатории с Лейстранджем, лишь вечерами возвращаясь в свой рабочий кабинет. Кикимер метался по всему поместью за хозяином и по его поручениям.
      Один лишь Элайджа Паркинсон вовремя спускался в столовую и вещал о предстоящей помолвке своему единственному постоянному слушателю — Петунье Эванс. Паркинсон, в своих мечтах, уже нянчил долгожданного внука, ещё больше вгоняя в тоску свою дочь.
      Панси Паркинсон вместе с Айрин Смит и Дадли Эвансом с этого года поступила в Лондонский университет, чем усердно и занималась, отрешившись от всего.
Паркинсон искренне радовался предстоящей помолвке. Все остальные выглядели безмолвными декорациями его планов.

      Если Дадли Эванс и был расстроен чем-то, то на его аппетит это никак не влияло.
      -Дадли, сынок, ты расстроен из-за Моники?
      — Какой Моники? А… этой. Нет. Она, как договаривались, отработала три месяца, получила рекомендацию и уехала.
      — А ты? Вы же встречались. Я несколько раз видела её в твоей квартире не одетой.
      — И что? Она нашла себе парня получше. Ну и фиг с ней. Не особо и нужна.
      Пофигизм Дадли в последнее время, как Скорпиус и Джеймс уехали в школу, зашкаливал.
      — Чем же ты расстроен?
      — Ой, мам. Магическая зоология — это нечто, даже не думал, что бывают такие животные. Думал, что у меня качественное образование, а выясняется, что я так себе, тупой недоучка с дипломом…
      — Ничего, сынок, ты ещё встретишь хорошую девушку!
      — Да причём тут девушки? У меня их что мало? От тех, что есть отбиться бы…
      — Вот вечно так, всё тебе не так и все не такие! А может тебе нравится кто?
      — Нравится! Астория Малфой!
      — Астория? Так она же замужем. Брак магический и тут нам с тобой ловить нечего…
      — Да, Астория. Ну, не именно Астория, как женщина. Внешне она неприятие вызывает. Я хочу, чтобы меня хотя бы наполовину, или хотя бы на четверть, любили так как она любит Драко. Иногда я ему даже завидую. Представляешь, мам, я завидую Драко Малфою: парню, лучшие годы жизни проведшему в Азкабане, потерявшему родителей, которые вряд ли когда сможет ходить самостоятельно. Мне стыдно смотреть ему в глаза…
      — Ох, сынок, лучше бы ты характером был в Вернона… Ребёнок ты мой несчастный. До сих пор в мечтах живёшь.
      — Да ладно, мам, нормально всё.
      — А Панси тебе чего-нибудь рассказала?
      — Чего она может рассказать? Замуж она выйти не против, нашего Гарри считает удачной партией, ребёночка родить согласна, даже в детский магазин иногда заходит…
      — А про нашего Гарри она что-нибудь говорит?
      — Нет.
      — Сын, а может это всё не правильно?
      — А смысле?
      — Может Панси кто другой нравится? Тогда зачем моему племяннику на ней жениться?
      — Да нет. Никто ей не нравится. Вообще. Панси как будто не живая. Когда дома Джеймс был — она нормальная была, а сейчас никакая.
      — Может потому, что не считает себя красивой? Элайджа ей недавно сказал, что красоту не купишь, а Панси на него похожа и на всю галерею портретов Рода Паркинсонов, чего он девочку расстраивает, даже не знаю… Нет бы дочку подбодрить, а этот старый дурак уверяет, что если красоты нет, то уже и не будет. Может её в какой-нибудь салон сводить или из одежды что-нибудь по-моднее купить? В чём там в Лондонском Университете девушки ходят?
      — Да примерно в том же, что и Панси.
      — А может она какую девочку считает красивой? Во что та одевается?
      — Да ну, мам. Панси считает красивой Айрин Смит.
      — Сестру Блейза? Да она же тощая, прямая как доска, бледная, сутулая, без слёз не взглянешь. Разве что ростом повыше Панси будет. Может Панси туфли на каблуке купить?
      — Зачем? Чтобы Панси была ростом выше Гарри? Мама, ты же знаешь, как Гарри комплексует по поводу своего роста…
      — Ну надо же что-то делать!
      — Может перестать лезть в чужую личную жизнь?

      Казалось, что ничто не может вытащить увлечённого Мастера Артефактора из лаборатории. Этим фактором стало письмо, переданное через гоблинов. Злополучное письмо от Лорда-Дракона Магической Великобритании, уведомлявшего куда и во сколько явиться Лорду Блэк-Поттеру. Больше года Лорд Блэк-Поттер ожидал аудиенции у Лорда Дракона, а когда перестал нуждаться, получил требование явиться.
      — Гарри, уймись! — просил Драко Малфой, — Лорд Дракон не просто Лорд Магической Великобритании, он глава Ковена Боевиков, по сути главнокомандующий вооружёнными силами нашей страны, он не встречается по личным вопросам. Что-то случилось. Возможно нужна твоя помощь.
      — Ага, где они были когда помощь была нужна мне?
      — Гарри, ты Мастер Боевик, — прервал Северус, — Ты обязан представиться Лорду Дракону. На время военных действий всё боеспособное население волшебников и магических рас подчиняется главнокомандующему.
      — Так какого лысого Мерлина Ковен не вмешался в войну с Воландемортом?
      — Поттер, ты белое с холодным не путай. «Орден Феникса» и «Вальпургиевы Рыцари» являлись политическими партиями нашей страны, какими бы не были их методы, вплоть до развязывания гражданской войны — это дело Аврората. Во внутреннюю политику страны Ковен не вмешивается. Ковен — это армия. Если Лорд Дракон обращается к тебе лично, то проблема более чем серьёзна, вплоть до прорыва Завесы.
      — В Ковен не пойду.
      — Да тебя пока и не зовут. Теодорих Нотт — волшебник здравомыслящий, принуждать не будет. Мальсибер, например, в Ковен не входит.
      — Северус, а ты знаком с этим Теодорихом Ноттом? Это отец Тео Нотта?
      — Да, я был представлен Лорду Дракону после получения Кольца Мастера Зельевара. Я брал заказы от Ковена, оплачивали всегда вовремя. И нет, Теодорих Нотт не отец Тео, он его дед. Отца Тео зовут Магнус Теодорих Нотт, Лорд Нотт.
      — Как думаете, что им от меня надо?
      — Поттер, а тебе трудно написать письмо и уточнить цель визита? — огорчился Малфой.
      — А чего так можно?
      — Ох, Поттер… Ладно, бери перо и пергамент, я продиктую…

      Блейзиор Малфой, в связи с начавшимся учебным годом оставшись единственным ребёнком в Блэк-меноре, не скучал без общества других детей. Без шебутного Скорпиуса и надоедливого Джеймса в доме стало намного тише и спокойнее. Никто не приставал с навязчивыми разговорами и играми. А от взрослых Блейз успешно прятался в комнате мамы Дафны, где мог быть в привычной для себя обстановке.
      Если в доме избегать ненужного общения было просто, то избавиться от посещения начальной школы в поместье не удалось. Дафна Гринграсс единоличным указанием пресекла все попытки не ходить в школу.
      Прогуливать занятия для Блейза было невозможно. В школу его рано утром отводила мама Астория, на беду Блейза, устроившаяся преподавать французский и английский языки. Любая попытка прогулять уроки пресекалась в самой идее.
      Блейз учился изо всех сил. Его домашние письменные задания были одними из лучших, но на этом все успехи заканчивались. Мальчик не мог себя заставить общаться с другими детьми, они были для него странными и непонятными существами, он в одиночестве сидел на первой парте и ни разу не сумел ответить на вопрос учителя на уроке.
      Мелкий белобрысый мальчишка- волшебник, с явно аристократическим именем — Блейзиор Малфой, не вызывал желания общаться с ним, если бы в школе не была учителем его мать — Астория Малфой, такая же нелюдимая и неприятная в общении женщина. Из-за учительницы Блейза не обижали.
      Единственным человеком, не вызывавшим неприятия у Блейза Малфоя, был завхоз школы — дед Аргус Филч. После уроков Блейз шёл в кабинет мистера Филча, разрешившим звать себя дедом Аргусом, пил чай из большой керамической кружки с печеньем и слушал рассказы завхоза о школе для волшебников под названием Хогвардц.

      День был привычно пасмурным и ветреным. Занятия в школе закончились и учащиеся шумной толпой выбежали из здания школы, раскрасив серость дня яркими красками одежды и громкими весёлыми криками.
      Аргус Филч по пятницам никогда не оставался на еженедельное собрание учителей по итогам недели. По пятницам его рабочий день заканчивался вместе с последним уроком.
С лета этого года бывший завхоз Хогвардца стал работать завхозом в школе имения Лорда Блэк-Поттера. Школа была небольшой, обучались в основном дети до 11 лет. Затем те, кто получал заветные письма, отправлялись в Хогвардц, а остальные продолжали общее образование с элементами магических наук. Местные ученики были шумными, драчливыми, шебутными, но намного более безопасными, чем волшебники. И Аргус Филч, не рассчитывавший ни на что, кроме должности дворника, с усердием взялся за эту работу. Его уважали и ценили. Мистер Филч умело организовал работы по хозяйственной части, качественно и в срок сдавал отчёты и делал заявки, при его участии школа заработала как веками отлаженный механизм.
      Аргус был доволен своей жизнью. У него было практически всё, о чём он мечтал. Была любимая и хорошо оплачиваемая работа. Был рядом его Северус: живой и невредимый. Именно по вечерам в пятницу Северус оставлял все дела, покидал свою лабораторию в Блэк-меноре и приходил с бутылочкой огневиски в маленький коттедж возле школы, где мистеру Филчу школа выделила для проживания половину дома с маленьким приусадебным участком.
      Проблемы со здоровьем решали зелья, приготовляемые по индивидуальным рецептам единственным Мастером Зельеваром международного класса. Именно к Аргусу Филчу приходил этот самый Мастер, чтобы провести с ним вечер, сбегая от общества обитателей Блэк-менора.
      Лорд Блэк-Поттер оказался неплохим хозяйственником. Именно Лорду Блэк-Поттеру мистер Филч был бесконечно благодарен за всё: за жильё, за работу, за Северуса. Казалось, что на старости лет мечтать больше не о чем, а вот Лорд снова удивил. Первого сентября, после школьной линейки, мисс Паркинсон вручила Филчу маленького полосатого котёнка, согревшего стариковское сердце. Старая кошка миссис Норис умерла пару лет назад в доме Грегори Гойла и мистер Филч скучал по своей любимице, раскаиваясь в том, что не сумел забрать её из Хогвардца.
      А ещё был мелкий белобрысый пацанёнок Блейзиор Малфой, о котором Аргус заботился, маленький породистой внешности аристократ похожий на перепуганного котёнка, нелюдимого, но безобразно храброго, упрямо цепляющего все лучшие чувства, схороненные в сердце завхоза.

      В зале для переговоров Гринготса ожидали двое: Теодор и Магнус Нотты. Тео внимательно оглядел Лорда Блэк-Поттера и отрицательно покачал головой.
      — Господа, вы пришли играть в «гляделки»? — устало спросил Гарольд.
      — Кто ты? — прозвучал вопрос.
      — Лорд Блэк-Поттер.
      — Полное имя.
      — Гарольд Джеймс Блэк-Поттер.
      — Ложь. Я учился на одном курсе с Гарри Поттером. Не похож.
      — Нотт, ты научился разговаривать? Что-то твоего голоса я вообще на помню. И тебя годы не красят. У моего однокурсника залысин не было.
      Слово за слово и Нотт с Поттером перешли к более активной форме общения. Активная фаза переговоров закончилась разбитым носом Тео и несколькими синяками с обеих сторон.
      Лорд Блэк-Поттер сжал кулаки, демонстрируя кольца Родов и Мастерства и кивнул, показывая, что разговор окончен. Но уйти не успел, будучи атакован Магнусом Ноттом.
      Знакомство состоялось.

      Ближе к вечеру пятницы Лорд Блэк-Поттер вернулся домой после встречи с представителями семьи Нотт. Встреча у гоблинов закончилась соглашением между сторонами и обменом информацией. Было о чём подумать перед встречей с Лордом Драконом в Драконьем Утёсе.
      Со всей этой суетой Гарольд забыл о своей предстоящей помолвке, назначенной уже на завтра. Он за все эти дни не нашёл времени поговорить со своей возможной будущей женой.
      Откладывать разговор было не куда…
      Мелкий домовик Гелиос уведомил, что мисс Панси у себя в комнате на втором этаже, а до этого заходила в пустующую комнату хозяина Джеймса и плакала.
      — Панси, это я! Хочу поговорить!
      Панси предложила пройти в комнату и присесть в кресло.
      — Панси, завтра мы с тобой идём в Гринготтс на счёт помолвки. Ты знаешь этот ритуал?
      — Да. Делается тест на совместимость и по итогам заключается помолвка.
      — Ты расстроена?
      — Нет.
      — Панси, ты вообще за меня замуж хочешь?
      — Я согласна.
      — На что согласна?
      — На все условия брачного договора.
      — Что ты хочешь от этого брака? Лично для себя что хочешь?
      — Я хочу ребёнка. Собственного ребёнка.
      — Всё?
      — Да.
      — Я тебе хоть немножко нравлюсь, Панс?
      — Я буду стараться быть достойной женой.
      — Не нужно! Не нужны мне твои старания! И благодарность такая вот не нужна! Разве я мало сделал для тебя? Неужели я достоин лишь безразличия? У тебя вообще какие-нибудь чувства есть?
      — Мои чувства давно умерли. Но я выполню все поставленные условия.
      — Ты его разлюбила?
      — Я никогда не любила Фридриха Фрая. Его выбрал мой отец: он был знаком отцу и у него не было метки. Мне тогда уже было всё равно…
      — Теперь тебе тоже всё равно? Северус жив, он знаком твоему отцу и у него уже нет метки. Я знаю, ты его любила, мне Малфой и Забини сказали.
      — Северус мной никогда не заинтересуется. Тебе не о чём беспокоиться.
      — Не заинтересуется? Он мне тебя как только не расхваливал, я чуть не поверил в то, что ты умная, красивая и самая подходящая супруга для меня. Чего ты добиваешься, Панси? Мстишь за то, что Северус никогда не страдал педофилией?
      — Ты не поймёшь!
      — Правда? Я люблю его!
      — Кого?
      — Северуса Снейпа. Он мой соулмейт и я не желаю лишать его женщины, которую он считает лучшей. Я не уверен, что после свадьбы, Северус останется в меноре. Мальсибер ищет для него другое жильё, а своё новое официальное имя Северус даже мне не называет. Между тобой и им — я выберу Северуса.
      — Он считает меня лучшей?
      — Да, Панси. Ты хотя бы попытайся бороться за свою любовь.
      — Всю жизнь борюсь…
      С лица мисс Паркинсон сошла маска безразличия и на её глаза навернулись слёзы.
      — Не пущу! — раздался с первого этажа истеричный вопль Драко Малфоя, после чего последовал шум от перевернувшегося кресла-каталки.

      Драко Малфой всё тщательно обдумал. Поттер уже вернулся в дом, уставший, но в хорошем настроении, выловил мелкого эльфа Гелиоса и пошёл беседовать с Паркинсон. Учитывая способности Поттера к ведению переговоров, договориться они могли до чего угодно.
      Астория должна была придти из школы не ранее чем через три часа. Тедди, посмотрев на часы, вышел из дома и пошёл встречать его младшего сына из школы.
Драко закрыл за волком входную дверь и активировал защитные артефакты, вводя режим «осада дома».
      — Кикимер, так надо, понимаешь?
      — Драко Малфой хочет навредить моему хозяину?
      — Нет, Кикимер. Гарри не хочет жениться на Панси, он хочет, чтобы она вышла замуж за Северуса.
      — Чем Кикимер может помочь?
      — Охраняй артефакт. Отключить защиту может только Гарри. Ты понял?
      — Кикимер понял. Кикимер будет охранять артефакт. Кикимер скажет хозяину Гарри, что включил артефакт Драко Малфой и хозяин Гарри решит, что с этим делать.
      Северус Снейп в осенней утеплённой мантии тёмно-синего цвета уже шёл к выходу из дома. У него в руках был небольшой чемоданчик с чарами расширения пространства.
      — Стой! — дурным голосом заорал Драко. — Не пущу!
      Не ожидавший подвоха зельевар был сбит с ног врезавшимся в него на кресле-каталке крестником. Кресло с грохотом отлетело в сторону. Драко упал на Северуса сверху и вцепился в него обеими руками.
      — Не бросай меня, крёстный! — запричитал Драко, — Я пойду жить с тобой!
      Мисс Паркинсон охнула, пошатнулась и, вцепившись руками в перила, присела на ступени почти посередине лестничного пролёта на первый этаж. Гарри перешагнул через её ноги и, прошагав к лежащему на полу Северусу, принялся отдирать от него вцепившегося обеими руками, завывающего Драко Малфоя.
      На вопли и всхлипывания Драко прибежали все, кто был в доме: Петунья Эванс, Элайджа Паркинсон и домовой эльф Тинки.

      Мистер Филч провожал до дома Блейза Малфоя. Тихий не конфликтный мальчик шустро обходил лужи по дороге к доме Лорда, держась за руку деда Аргуса. Навстречу им по дороге вышагивал крупный чёрный волк, совсем не по-волчьи перешагивая лужи и стараясь не испачкать лапы.
      Блейз ни как не хотел понимать, что этот волк и взрослый смешной мальчик Тедди Люпин одно и тоже существо. Волк был большим, лохматым и добрым, но назвать животное именем «Тедди» Блейз так и не смог.
      Тедди Люпин каждый вечер встречал младшего Малфоя со школы и провожал домой. Блейз был настолько безобиден и слаб, что не обидеть его было сложно. А когда рядом с беззащитным маленьким мальчиком вышагивал крупный волк, то потенциальных обидчиков в пределах видимости не наблюдалось.
      Подойдя к воротам у дома Лорда, Филч поздоровался с дежурившим там Доунсом и уведомил, что его сын уже ушёл домой и по асфальтированной дорожке довёл Блейза до входной двери. Двери в доме оказались… запечатаны магически.
      Ни одну из дверей и окон в доме открыть не удалось. Безуспешно толкался во входную дверь испуганный Блейз. Безуспешно бегал вокруг дома и пытался проникнуть в дом через окна первого этажа чёрный волк.
      Дом закрылся от возможного проникновения так, словно сработали защитные артефакты при нападении.
      На крики мистера Филча о помощи прибежали дежурившие у ворот и у камина волшебники. По тревоге было поднято все население поместья. Вооружённые мужчины и женщины заняли оборонительные позиции. Каминная сеть была перекрыта. Домовой эльф Куши, работавший садовником у Лорда Блэк-Поттера, выловленный и допрошенный, ничего вразумительного пояснить не сумел.
      Штурмовать дом Лорда было бесполезно. Домового эльфа уговорили попытаться проникнуть в дом через вентиляционную шахту зельеварческой лаборатории.
      Блейз сидел в сторонке и грыз пряник.
      Тедди Люпин, завывая от бессилия, бегал вокруг дома и всем мешал.

      По-хорошему Драко от Северуса не отцеплялся. За то время, что Малфой передвигался на кресле-каталке, его руки стали не только цепкими, но и крепкими. Он вцепился обеими руками в одежду и в волосы Северуса. Разжать пальцы верещащего парня не получалось. Ломать же пальцы Малфою Гарольд не рискнул, за белобрысого засранца от того же Снейпа огребсти было… запросто.
      Малфой всхлипывал, завывал, но весьма чётко выговаривал, что крёстный уезжает навсегда. Снейп гладил истерящего крестника по голове и не протестовал.
      — Северус, я не понял, ты куда-то собрался идти? — не понял сути Гарольд.
      — Да, — согласился зельевар.
      — Отцепись, Малфой, я схожу с Северусом и приведу его обратно!
      — Он насовсем!
      — Северус, ты себе другой дом нашёл? Или ты в гости? Я с тобой!
      Петунья, поверившая словам Драко, очень шустро схватила валяющийся на полу северусов чемоданчик и спрятала от греха подальше.
      Северусу наконец удалось извернуться и отцепить от себя двух паразитов: Поттера и Малфоя.
      — Хватит! Не нужно меня хватать! Что за комедию вы тут устроили? Гарри, держи Драко!
      Малфой, пользуясь замешательством Поттера, перекатился по полу и схватил крёстного за ноги. Петунья бросилась на помощь племяннику, они вдвоём отцепили Драко от Северуса и усадили его на кресло.
      — Это ты виновата! — орал Малфой, тыча пальцем в Панси.
      Мисс Паркинсон подошла к зельевару, поправила на нём мантию и взяла его за руку.
      — Я пойду с тобой! Я готовить умею, убираться в доме, хозяйство вести. Я ради тебя на всё согласна, кем угодно для тебя буду, не гони меня… И любить меня не прошу, позволь мне мне быть рядом с тобой, моей любви к тебе нам на двоих хватит.
      — Ах, ты ж…! — не выдержал Паркинсон, — Это что же делается? У нормальный людей дети с возрастом умнеют, а из моей дочери дурь со всех сторон прёт!
      Пытавшаяся вступиться за Панси, Петунья замолчала под невербальным «силенцио».
      Поскочившего к Снейпу с кулаками Паркинсона остановила дочь, с решительным выражением лица закрывшая собой зельевара от отцовского гнева.
      — Уймись, дурища! Седины мои позоришь! Только жениха тебе достойного нашёл, а ты опять за прежнее взялась? Вот, стыдобища-то… Простите, Милорд, что ж теперь. За срыв помолвки отработаю!
      Домовой эльф Тинки усердно прислушивался к происходящему и наконец пришёл к выводу, что пора действовать, пока снова не остался без хозяев.
      Тинки ловко забросил на шею мистеру Паркинсону ремень большой сумки Петуньи, запрыгнул в сумку, устраиваясь по-удобнее на груди хозяина, готовый к переезду с комфортом.
      — Тинки — главное имущество хозяина Элайджи и хозяйки Панси. Тинки готов переехать с хозяевами. Пошли хозяин, а то наша Панси с этим гадом носатым пропадёт. Тинки будет заботиться! Тинки за хозяевами присмотрит!
      Многое можно сдержать в себе: любопытство, заинтересованность, гнев, ярость, неприязнь. Но вот смех удержать…
      Захлёбываясь от смеха, Лорд Блэк-Поттер опустился на пол рядом с кресло Малфоя.
      — Хозяин! — завизжал домовой эльф Куши, пробравшийся в дом через зельеварню. — Хозяин Гарри! Напали! Тревога! Дом закрыт! Куши пришёл! Куши спасёт хозяина!
      Эльф-садовник бросился к Лорду Блэк-Поттеру, но был остановлен схватившим его за ухо Кикимером. Куши оказался сильнее, но Гелиос — моложе и шустрее.
      — Куши — хороший эльф! — завыл Куши, прорываясь к хозяину, — Куши не для того семь лет сидел в гоблинской клетке, чтобы снова потерять хозяина! Куши будет драться за хозяина Гарри!
      Дом дрогнул, защитные артефакты тихонечко «тренькнули» разряжаясь. Домовые эльфы менора дружно окружили Лорда Блэк-Поттера, готовые умереть, защищая хозяина.
      Эльфы были обездвижены первыми же заклинаниями ворвавшися в дом волшебников.
      — Милорд! Все живы? — рявкнул Доунсон, окидывая взглядом всех, кто был на первом этаже.
      — Доунсон! Ты чего, сошёл с ума? Ты на хера «защиту» сломал?
      — Дык это… тревога же! Дом «закрылся», вот вас, Милорд, и спасаем! — разъяснил ситуацию Милтон. — Эльфа к вам через зельеварню протолкнули, а ответа нет… Волновались мы!
      Ворвавшиеся в дом волшебники шустро оббежали все доступные помещения в доме и доложили, что чужих нет.
      — Доунсон! Кто защитный артефакт сломал?
      — Не мы! Это этот ваш завхоз со школы — Филч руку себе порезал и кровью по двери мазал — защита и пала. Филч сказал, что «по праву старшей крови»…
— Крё-ёстный! — заорал Тедди Люпин, ворвавшись наконец в дом, расталкивая всех и бросаясь к Лорду.
      Тедди, увидевший вполне живого и здорового Гарольда, не сдержался и бросился ему на шею, в прыжке сбивая с ног на пол, обнюхивая и лихорадочно ощупывая на предмет повреждений.
      — Тедди! — снова заговорила Петунья, — Тедди, получилось! Ты снова стал человеком!
      Лорд Блэк-Поттер сдернул с окна занавеску и набросил её на своего абсолютно голого крестника.
      Аргус Филч, убедившись, что все живы, устало привалился к стене, по его стариковскому лицу катились слёзы. Если бы не прижившийся к нему малыш Блейз, Аргус бросился бы к живому и невредимому Северусу, но не смог себе этого позволить.
      — Хозяин! — разрулил ситуацию Кикимер, — Это Драко Малфой включил защиту!
      — Ага, я так и понял! Северус, а ты куда уйти-то собирался?
      Сразу ответить Северус не мог, так как Панси прекратила всхлипывать, вцепилась в него обеими руками и целовала везде, где могла дотянуться.
      Элайджа Паркинсон вышагивал вокруг Панси и Северуса с дамской сумкой на шее, но руки не распускал. За руки хозяина Элайджу держал сидящий в сумке домовой эльф Тинки.
      — Жениться не надо, — шипел Паркинсон, — Я ему задам «жениться не надо!»
      — Элайджа не обижай девочку! Она же любит его! Северус — порядочный человек! Конечно же, он женится на Панси! — уговаривала Петунья.
      — Ни хрена, ни в одном месте он не порядочный! Знаю я этого не путного… ни одной юбки не попустил…
      Северус опомнился и пресёк «поцелуйный поползновения» Панси, прижав её голову к своей груди.
      — Да ни куда я не собирался! Я к Аргусу шёл! Я к нему каждую пятницу хожу! Мазь от артрита отнести хотел, свежесваренную…
      Петунья тут же принесла спрятанный ею чемоданчик зельевара.
      — Хороша же мазь от артрита! — прокомментировала Петунья, извлекая две бутылки огневиски.
      — Дурная женщина! — привычно рявкнул Снейп, — Это огневиски! Он в бутылках! Мазь от артрита в синем фиале с белой крышкой!



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: