Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 23

Глава 23
 

 

      Пожилой волшебник взял буханку бесплатного хлебе и замер у прилавка, задумавшись…
      — Я могу вам чем-то помочь? — спросила Лаванда.
      — Слышишь, дочка, ты же из Браунов? От первого брака, да? Сходи что ли к Лорду, там вроде как мамаша твоя пришла…
      Лаванда растерялась, но подумала и решилась сходить посмотреть, о чём, впоследствии, не раз пожалела.
      А к Лорду Лютного действительно пришла его давняя знакомая, весьма привлекательно выглядевшая дама. Почти тридцать лет не виделись, а вот ведь, видать нужда заставила добропорядочную женщину придти за помощью к бывшему Пожирателю Смерти и Главе отбросов общества.
      — Ну, здравствуй, Рей! — иронично улыбнулась дама, снимая капюшон мантии с головы. — Или ты не рад меня видеть?
      — Ты ли, Розалинда? Чегой-то тебе занадобилось?
      — Фу, Рей, ты всё такой же косноязычный. Пришла вот, тебя повидать!
      — Да, ладно, Рози. На хрена благородной леди отброс из Лютного? Чего же ты одна, да без охраны?
      — В жизни разное случается. Рей, у меня беда и мне нужна помощь. Твоя помощь, Рей…
      — По старой дружбе, что ли? Извини, я не подаю…
      — Не юродствуй! Моего мужа убили.
      — Обратись в Аврорат. Это не по моей части. Мои люди не убивали. Заказа на Авинстоуна не было.
      — Рей, я была в Аврорате. Они всё списали на несчастный случай.
      — И чего, страховку мужа получить не смогла? Это тоже не ко мне…
      — Да, мне даже страховые деньги не выплатили. А сын отказывает в содержании. Убийца же моего мужа не бедствует. Мы с тобой могли бы помочь друг другу.
      — Это ты чего, на Лорда Блэк-Поттера нацелилась, что ли? Идиотка! Героя Магической Великобритании шантажировать вздумала? Ну, флаг тебе в руки и барабан на шею… Я в таких деньгах не нуждаюсь. На эти деньги Лорд на моём памятнике сделает надпись: «Идиот, променявший светлое будущее на светлую память».
      Когда Лаванда ворвалась в приёмную Лорда Мальсибера, Розалинда Авинстоун уже успела распахнуть мантию и вовсю вещала про внезапное возрождение старых чувств и возможных будущих отношений.
      Внеплановое появление Лаванды тут же отрезвило миссис Авинстоун, из коварное соблазнительницы ставшей склочной бабой.
      — Это из-за неё, да, Рей? Ты спишь с ЭТОЙ? Хорошую же ты мне нашёл замену! Не думала, что тебе нравятся нищие уродки!
      Едва Авинстоун захлопнула за собой дверь, как Лаванда глухо завыв, рухнула на колени.
      — Простите Милорд, простите, я не знала! Я бы никогда не посмела просить у вас помощи!
      — Ну, что ты, Лавандочка! Рози тут не причём. Я рад, что ты пришла ко мне. Ты — самый лучший администратор на свете. Чтобы я без тебя делал? Ну, не реви…
      — Я не знала, что она вам нравилась…
      — Рози, что ли? Да она многим нравилась. Наглая грифиндорская девица, ищущая куда пристроиться. Поморочила мне голову, пока в Хогвардце учились, а потом за Брауна замуж вышла. Браун был намного старше и денежней — лавку свою имел. А потом Рози встретила новую любовь всей своей жизни — Авинстоуна, весьма перспективного аврора с не бедными родителями, которые настояли на полном магическом браке. Так что любая новая любовь для Рози оказалась под запретом. Она же рада «до нельзя», что от мужа избавилась.
      — Она вам всё ещё нравится?
      — Дурёха! Ну я, конечно, на идиота похож, но не настолько же!
      — А я? Я вам должна быть противна. Вы знали, что эта женщина моя мать!
      — Ага. У тебя оба родителя хороши: отец с мачехой из дома выгнали, а родная мать на порог не пустила. Мои хотя бы до такого не додумывались…
      — Но как мой отец мог показаться лучше вас? Вы же Лорд!
      — Нет, я тогда Наследником Рода был. А денег у меня не было. Род-то нищий! Лорд Мальсибер умудрялся последний галеон проиграть — игра наше всё…
      — Так Наследник же! И проигрывать было что…
      — А вот об этом Рози никто не сказал…

      Кассиус безвылазно сидел в Блэк-меноре. Домой его совершенно не тянуло. Да и чего там делать? Рошаль, нашедший общий язык с проживающими на территории поместья, понемногу восстанавливал хозяйский дом в Лейстрандж-меноре. Дом был давно не ремонтирован, а на разрушенное крыло вообще не было сил смотреть. Понятно, что сам виноват, но участвовать в восстановительных работах желания не было. Мать к общению тоже не располагала. Маргарет, теперь уже Рошаль, сосредоточилась на ребёнке и выслушивать её щебетание о младшем брате надоело. Мелкий мальчишка Рошаль был словно центром вселенной. Мать сама кормила его грудью, сама купала и усердно гоняла приставленных мужем нянек. Все бегали и суетились. А Кассиус во всей этой суматохе чувствовал себя лишним.
      Нет, Кассиус, конечно же, радовался тому, что мать вышла замуж за любимого человека, родила желанного ребёнка… Но, с другой стороны, Кассиус как бы остался в стороне от всего этого. Сначала было обидно и грустно, а потом…
      А потом Кассиус Лейстрандж, с детства тащивший на себе груз ответственности за Род, почувствовал себя свободным. Он оказался предоставлен сам себе. Ненавидимый обществом сын Пожирателя Смерти, вынужденно ставший Лордом, внезапно оказался обыкновенным мальчишкой. И появилось много времени для занятия любимым делом. Библиотеки Лейстранджей, Блэков и Поттеров были ему в помощь. Лорд Блэк-Поттер, отправив детей в Хогвардц, предоставил Кассиус полную свободу в исследованиях и он творил…
      И тут новый удар. Наставник притащил в дом нового Ученика. Отчим с усердием скакал вокруг притащенного пацана, мистер Филч поспешил жениться и признать новенького своим внуком, Наставник закопался в финансовых документах, лишь только сквибка Петунья не оставляла Кассиуса своим вниманием: теперь они вдвоём пили чай по вечерам на кухне в Блэк-меноре.
      Работа над стационарным порталом была закончена. В теории. Оставалось провести испытания и доказать Наставнику свою значимость. Предметом переноса был выбран недостроенных сарай на окраине поселения.
      В успехе своего проекта Кассиус Лейстрандж был уверен настолько, насколько может быть уверен 18-летний мальчишка.

      Приехавшие на Рождественские каникулы дети, шумно отпраздновали Рождество, тут же разбежавшись по своим комнатам и пару суток отсыпались, прерываясь только на еду.       Петунья охала и хлопотала вокруг детей, отстав от Дадли.
      Люпин обнаружил забытые им дома школьные принадлежности и лихорадочно вспоминал как же он закончил первое полугодие…
      Скорпиус понемногу извлекал из школьного сундука припрятанные сладости и скармливал их Блейзу. Блейз с удовольствием поглощал сладкое и капризничал за ужином.
      Лорд Блэк-Поттер сразу же как доставил детей домой, засел в кабинете с Паркинсоном и Кикимером за годовым отчётом по итогам деятельности «Спорт плюс», который нужно было представить в Отдел по контролю налогообложения Министерства.
      Джеймс шустро обследовал дом на предмет изменений, шпионя за своей няней Панси.
Панси активно уклонялась от исполнения любых обязанностей едва в зоне её видимости появлялся Септимус Принц, за которого её зачем-то выдали замуж, не иначе как воспользовавшись отсутствием Джеймса. Панси регулярно отлавливала своего мужа, зажимала в первом попавшемся укромном уголке и обцеловывала. Септимус делал вид, что не заинтересован, косясь на не вовремя появлявшегося Джеймса, но и поползновениям супруги не сопротивлялся.
      Джеймс бы лучше сбежал в мастерскую Крайтов, но увы, на каникулы мастерская была закрыта.
      Николас Филч потихоньку привыкал к своему новому имени, отсиживаясь в отведённой ему комнате, и продумывал стратегию общения с окружающими.

Директор школы Хогвардц Минерва Макгонагал почтила своим присутствием Блэк-менор.
      — Гарольд, что у вас происходит? Почему мы не могли поговорить в Хогвардце?
      — Мадам, в Хогвардц не могут придти те с кем у нас с вами разговор…
      — Гарри, ты всё-таки связался с бывшими Пожирателями?
      — Да, мадам. Все это знают. Паркинсон, Малфой, Мальсибер. Но речь не о них.
Лорд Блэк-Поттер проводил Макгонагал в свой кабинет, где её ждали.
      — Аргус! Аргус! Фестрал тебя подери, Филч! — причитала Макгонагал, обнимая бывшего школьного завхоза.
      — Аргус, ты почему не дал о себе знать? Я ведь считала тебя погибшим. Не хочешь ли ты вернуться?
      — Нет, Минерва. Я живу здесь и работаю завхозом в местной школе. Я хотел увидеть тебя по другому поводу. Прошу принять в Хогвардц моего внука Николаса Филча.
      — В середине года?
      — Да, директор! — подтвердил Лорд Блэк-Поттер. — Внук Аргуса является моим учеником.
      — Неужели тот самый мальчик из Министерства?
      — Да, мадам, Аргус обратился ко мне и я оказал помощь какую мог. Мальчик, конечно слабоват как волшебник, но упрощённую программу потянет.
      — Хорошо, считайте, что Николас Филч принят. Учёба в Слизерине вас устроит? В других факультетах в общежитиях мест нет. С деканом Слизерина будешь говорить сам, Поттер.
      — Хорошо, значит мой внук по окончании каникул едет в Хогвард?
      — Конечно. Неужели ты, Аргус, после нашей с тобой многолетней дружбы, считаешь, что я не найду места в Хогвардце для твоего внука? Неужели ты забыл сколько лет мы вместе проработали? Давай-ка, старый ты пройдоха, обсудим это наедине!
      — Минерва, погоди. Я хотел с тобой поговорить об ещё одном моём внуке.
      — Он тоже будет учиться в Хогвардце?
      — Нет, Минерва, Хогвардц я уже закончил! — раздался тихий безобразно знакомый голос и из-за книжный стеллажей вышел Лорд Принц.
      Минерва Макгонагал упала в обморок.
      — Ну, вот! — обрадовался Лорд Блэк-Поттер, — с вас по бутылке огневиски с каждого! Разбирайтесь со своей коллегой сами, а я пошёл…

      Новый Год Лорд Септимус Принц решил отметить в обществе своего деда Аргуса Филча. Аргус и его супруга Лу наотрез отказались праздновать Рождество в обществе Блэк-Поттеров, Малфоев и Паркинсонов, дескать старые уже, нечего у молодёжи под ногами путаться. А потому Новый Год у Принца планировался в домике Филчей. Лу приготовила по такому поводу пироги, встретила родственника своего мужа, увидела количество принесённого огневиски и решила лично проследить за двумя «алкоголиками».
      Посёлок спал после празднования Рождества в ночь с 25 на 31 декабря. Ближе к ночи 31 декабря к Филчам пришёл Лорд Блэк-Поттер, как всегда не званный, но желанный гость. Не к добру это, сразу же решила Лу. Так и вышло, когда ближе к полуночи прогремел взрыв.
      Посёлок был поднят по тревоге. Детей срочно эвакуировали в дом Лорда. Все жители, способные носить оружие, уже были на улице.
      Лорд Блэк-Поттер, как был в тапках и без мантии, почему-то выбежал на улицу и лишь оттуда аппарировал в сад своего дома. В это время из дома выбежал Дадли, впустив последних прибежавших детей, приняв командование детьми и домовиками на себя.
      — Гарри! Что взорвалось? — обрадовался появившемуся Лорду Дадли Эванс. — Линии обороны активированы. Нарушения границ поместья на зафиксировано. Принца не видел?
      — А что тогда взорвалось? — впал на несколько секунд в ступор Лорд Блэк-Поттер, рассматривая не повреждённую наземную надстройку зельеварческой лаборатории. — Принц у Филча… Уй и дурак я! Принц у Филча! Это не он!
      А через несколько минут Лорд Блэк-Поттер уже был у замерзшего пруда на месте взрыва. В этом месте осенью начали строить хозяйственные постройки. От почти построенного деревянного склада остались лишь обугленные головешки. Взрыв был такой силы, что в близстоящих домах выбило окна. А в крайнем доме обвалилась крыша, похоронив под собой две семьи. Так в новогоднюю ночь погибли двое взрослых мужчин, три женщины и один ребёнок четырёх лет… Остальным пострадавшим уже оказывалась необходимая медицинская помощь, поднятыми по тревоге Дэвидом Рошалем, Блейзом Забини и Септимусом Принцем.
      Гарольд обходил место происшествия, приглядываясь к каждой мелочи и не мог понять кому это было нужно, кто же посмел напасть на него в новогоднюю ночь…
      — Милорд! — окликнул молодой парень с винтовкой в руках. — Там, в овраге, ученика вашего нашли!
       Кассиус Лейстрандж лежал в овраге, засыпанный снегом и обломками деревьев. Живой. Его каким-то чудом забросило взрывом в овраг. Целым и невредимым. Единственными диагностированными повреждениями были ушибы от удара о землю. Обломки деревьев вонзились вонзилось в мёрзлую землю рядом с телом, не причинив вреда. Едва Лейстранджа откопали и извлекли из оврага, чуть не ставшего ему могилой, он очнулся.
      — Касси, Касси… живой, — шептал Наставник, прижимая к себе испуганного чумазого парня.
      Лейстранджа переложили на носилки и понесли к дому.

      Отряд самообороны проинспектировал территорию поместья и доложили о результатах проверки. Проникновения извне не было. Ученик Лорда в течении последней недели возился в недостроенных хозяйственных постройках, но его действия считали одобренными Лордом. Никто и подумать не мог, что Ученик будет проводить испытания без контроля Наставника.
      Очнувшийся Лейстрандж, услышав о том, что в результате его действий погибли люди, тут же слез с носилок на землю и закатил истерику, доказывая, что так не должно было быть, пока не встретился лицом с кулаком Наставника.
      Колдомедик Рошаль, осмотрев пострадавших и одобрив оказанную медицинскую помощь, констатировал смерть шести человек. Старая женщина, двое мужчин и две женщины трудоспособного возраста и один четырёхлетний ребёнок. Все погибли под обломками обрушившегося дома. Помочь было нечем. Услышав о возможной гибели Кассиуса, Рошаль всё бросил и аппарировал к дому Лорда.
      К счастью, Кассиус был жив. К несчастью, мальчишка закатил истерику Наставнику, что-то крича и размахивая руками, пока Лорд Блэк-Поттер не пресёк истерику ударом кулака. Молча. Без замаха. И так же молча продолжил пинать лежащего на земле ученика. Глупый перепуганный мальчишка, обозливший Мастера Боевика. Его мальчишка. Чётко оценивая свои силы против Лорда, Рошаль бросился на землю и закрыл своим телом Лейстранджа.
      Воспользовавшись заминкой, Дадли Эванс нокаутировал Лорда несколькими точными ударами по голове и телу, подскочив за спину Гарольда на расстояние удара.
      Дальнейшее заставило Петунью завизжать от ужаса и потерять сознание.
      Лорд Блэк-Поттер упал на землю.
      — Круцио! — чуть ли не пропел ледяным равнодушным голосом Септимус Принц, с абсолютно бесстрастным лицом, ссутулившись и пустым взглядом окидывая присутствующих.
      Дадли рухнул на землю, пытаясь минимизировать скручивающие тело конвульсии.
      Через несколько секунд Принц, оставшись лишь в компании лежащих на земле двух Эвансов, присел возле своего Гарри.

      Тедди Люпин вбежал в дом с кипой пергаментов в руках.
      — Ой, тётя Туни, а где Панси и Драко? Мне срочно нужна помощь! Случилось чего?
      — Случилось. Гарольд избил Кассиуса и тот от нас ушёл.
      — Да ты что? Чего Кассиус натворил? Исправить никак нельзя?
      — Нельзя. У Кассиуса портал взорвался около пруда. Люди погибли.
      — Вот беда-то. Меня всего два дня не было, а тут чего только не случилось. Я скажу Розье, чтобы с Лейстранджем поговорил!
      — А где Розье? Что-то его уже третий день не видно.
      — А он у меня гостит. В Эссекс-меноре!
      — Ты чего? Он же волков боится! Ага. Я ему овец наших показал. Овечья шерсть оказалась сильнее, чем страх перед волками. Ты же знаешь, тётя Туни, у меня там бабье царство. Они уже двое суток торгуются. Розье обещал мне голову открутить, если я посмею овечью шерсть кому-нибудь кроме него продать! Вот, кучу договоров насоставляли! Розье, конечно, парень не плохой, но тот ещё торгаш, жопой чую, что обманывает меня, а где — понять не могу…
      — Так давай вместе к Драко пойдём. Позовём Асторию и Панси. Неужели вместе не разберёмся?

      Проведённая в подвале дома новогодняя ночь окончательно убедила Николаса, что надо бежать. Куда-нибудь. Подальше отсюда.
      Ник дождался ночи, оделся потеплее и вышел из дома. Он шёл вдоль домов в сторону кладбища, уверенный, что именно там находится выход из поместья. Шёл и шёл по периметру поместья, а кладбища всё не было. И местность уже казалась не знакомой. И словно кто-то большой и опасный за ним следит. Вскоре Ник понял, что заблудился и не может не то что убежать из поместья, но и вернуться обратно в дом.
      Мальчишка сел в снег и горько заплакал.
      Когда к нему подошли огромные твари похожие на собак, Ник ещё больше испугался, решив, что сейчас его ещё и сожрут.
      — Ник, ты чего тут сидишь? Замёрз, да? — Джеймс Поттер присел рядом и стал тереть щёки Ника снегом.
      — Джеймс?.
      — Ага. Страж подал сигнал и я пошёл за тобой. Ты чего, сбежать решил? Почему? Я тебя обидел? Тедди обидел? Ты не обижайся. Тедди уже большой, ему с нами просто не интересно, но он хороший. Он за нас в Хогвардце заступается. А мы со Скорпом с тобой подружиться хотели…
      Слушая щебетание хозяйского сына, Ник немного успокоился и обрадовался, что его нашли.
      — Пошли домой? — позвал Джеймс.
      — А ЭТИ нас пустят? — указал на тварей Ник.
      — А чего им нас не пускать? Это ночные Стражи поместья. Они нас охраняют. Их мой отец сделал. Правда, они классные?
      — Ага, я даже в штаны наклал от восторга…
      — Это ничего. Я когда первый раз Стражей увидел, тоже в штаны наклал. Просто мой отец Мастер и у него свои понятия о прекрасном. Когда научишься, сможешь сделать свой вариант Стража…
      — Стой Джеймс, Стражей сделал твой отец?
      — Ну да!
      — А из чего? Это что, машины? А кто ими управляет? Компьютер?
      — Нет. Не машины. Они почти как живые. Отец создал их из биоматериала, но с другим составом. Они сами для себя как компьютер…
      — Искусственный интеллект? Биороботы? Твой отец что, учёный?
      — Нет, мой отец Мастер. Это намного больше, потому что учёным может быть любой маггл, а Мастером только волшебник.
      Неведомые Стражи уже не внушали страх, а вызывали искренний восторг и любопытство.
      — А кто-нибудь ими управляет?
      — Да. Отец.
      — А это сложно?
      — Нет. Управляющий контур замкнут на отца. Я один раз перехватил управление, сдуру, мне интересно было, но больше так не делаю…
      — Сбой был в программе?
      — Не знаю. Ты рассуждаешь ещё хуже, чем мой отец. Я тебя не понимаю. Стражи хорошие. Они называются Химеры, а не роботы. Ты у отца спроси, он же тебя в ученики берёт, вот и расскажет…

      За фееричный побег из дома Ника не ругали, словно ничего и не было. Аргус Филч решился на разговор с внуком.
      — Ник, ты уже взрослый мальчик, разве тебе не понятно, что бежать тебе некуда? Ты хотел бросить Лу одну?
      — Нет, я не подумал…
      — Пора уже научиться быть благодарным. Ты итак был ребёнком слишком долго. Пора отвечать за свои поступки.
      — А нельзя нас с бабушкой отпустить?
      — Куда?
      — Домой. Мы с ней нормально жили без всякого вашего колдовства!
      — Ник, ваш с бабушкой дом сгорел, а ты считаешься умершим. Николас Грин похоронен на кладбище возле вашего городка. Тебе не куда возвращаться. Ты хочешь подвести всех людей, которые спасали тебя?
      — Но у нас и среди волшебников были родственники. Если я в самом деле волшебник, может они возьмут нас к себе?
      — Гринграссы что ли? Не возьмут. Все Гринграссы живут тут. Это мальчишка Блейз и его мать Дафна. Ты же видел их в доме? Других уже давно нет.
      — Но кого тогда бабушка просила о помощи?
      — Она не знала, Ник. Она не знала, что просить ей не кого… Ник, поместье Лорда Блэк-Поттера — это единственное безопасное место для тебя и Лу.
      — Вам-то что? Зачем вы со мной возитесь, я ведь на самом деле не ваш внук!
      — Ты теперь мой. Иначе тебе не выжить. У меня когда-то была семья Ник: родители, жена, двое сыновей. Когда их убили, мы с женой дали третьего ребёнка. Их всех убил за тот же Дар, что открылся у тебя. Я один выжил. Все некромаги в нашей стране подлежат уничтожению. Я не знаю чей ты бастард. Да, Ник, ты не можешь быть Наследником Рода. Даже если я тебя усыновлю, ты никогда не станешь наследовать Роду Неккер. Но ты можешь быть Филчем и Учеником Лорда Блэк-Поттера. Это — твой единственный шанс, Ник. Другого у тебя не будет.
      — Но я мог бы учиться дома. С нормальными детьми ходить в школу. Зачем мне ехать в Хогвард? Я ведь не по настоящему волшебник.
      — Глупый ребёнок, нельзя быть не по настоящему волшебником. Ты ведь даже не пробовал.
      — А если меня выгонят?
      — Нет, не выгонят. Директор школы Минерва Макгонагал мой давний друг, она очень хорошо знает твоего Наставника и Лорда Принца. Даже если с учёбой не заладится тебя не выгонят…
      — А за драки?
      — Даже и не мечтай… Никто тебя не сможет выгнать. Я твою учёбу уже оплатил. Ты же не в долг учишься! Ну сообщат в Попечительский Совет, а это твой Наставник… делов-то… Хогвардц — это очень хорошая школа, тебе там понравится…
      — Ага, я так и понял. Школа-интернат, где учатся вооружённые волшебными палочками несовершеннолетние недоучки-террористы. А я ничего не знаю! Я даже не знаю, где там можно спрятаться!
      — Почему ничего не знаешь? С тобой вместе будут учиться Тедди Люпин, Скорпиус Малфой и Джеймс Поттер. Малфой и Поттер, как и ты, первокурсники. Лорд Блэк-Поттер регулярно посещает Хогвардц как член Попечительского Совета, его наняли для ремонта школы как Мастера Артефактора. А Альфарад Керроу, который тебя лечил? Он тоже будет там. А про то, где едой разжиться и спрятаться, это я тебе и сам расскажу. Кто может знать школу лучше, чем её завхоз?

      Панси получила срочное сообщение от Лаванды, но не решилась подойти к Лорду Блэк-Поттеру. После взрыва в поместье, Лорд был угрюм и мрачен, а Панси его и в более благодушном настроении опасалась.
      — Панс, ты чего такая тихая, а? Случилось чего?
      — Да вот, с Лавандой пообщалась…
      — С поставками проблемы? Отчёт не сходится? Проверка какая?
      — Нет. С этим всё хорошо.
      — Ну что там могло случиться?
      — Лорд Мальсибер запил. Месяц уже пьёт. К нему мать Лаванды приходила, вот он типа… с горя.
      — Тьфу ты, Рози, мать её волшебницу!
      — Ты её знаешь?
      — Конечно! Она пока в Хогвардце училась, Рею все мозги проклевала.А перед последним экзаменом выскочила замуж за Брауна. Браун же приличный человек, владелец лавки, а Рей когда ещё денег на нормальную жизнь заработает. Рози за нищеброда из Лютного не пошла.
      — Рейнальд разве не был Наследником Рода?
      — Был. Но Рози магглорожденная и не понимала смысла в слове Наследник. Приличные парни по Лютному не шастают. Рей же, он считай что вырос в Лютном. О том, что земли Лютного входят в майорат Мальсиберов знали все, кроме Рози. Она, по-моему, не хотела понимать, что значит майорат.
      — Септимус, ты куда?
      — Рея проведаю. Совсем сдурел из-за дуры этой. Гарольду скажи, что я у Мальсибера, а то к ужину не спущусь — меня в розыск объявят!

      Уже давно ни кому не было допуска к Лорду Лютного. Лорд изволил напиваться в одиночестве — депрессия называется. И выходить из запоя не собирался. Суваться к депрессивному Мальсиберу дураков не находилось. Мальсибер — он человек, конечно, хороший и адекватный, но только пока трезвый. А как напьётся, то прямо-таки копия папаши своего покойного Лорда Максимуса, чтоб ему и на том свете пусто было.
      Появлению Лорда Принца весь Лютный радовался больше чем вся страна победе над Воландемортом. Тем более, что Принц разрешения не спрашивал, он игнорируя всех и вся, напрямую промаршировал в приёмную Мальсибера.
      Встречал непрошеного визитёра Лорд Мальсибер «Ступефаем». Ибо не фиг всяким тут… Ходют всякие, настроение портят. Принц привычно увернулся.
      — А, Сев, это ты! Пить будешь? — опознал визитёра Мальсибер.
      Два давних друга пили молча, пока бутылка огневиски не закончилась. Эльф, не дожидаясь команды, шустро принёс ещё.
      — Рей, ты меня уважаешь?
      — А, то!
      — А за чего?
      — Ну, ты… хороший зельевар. За мать я тебе благодарен. Да!
      — И всё?
      — Э… ты мой друг!
      — А скажи ты мне, друг мой недалёкий…
      — Почему это я недалёкий?
      — Потому что близкий! С хера ли ты в одну харю пьёшь?
      — А чего? Я — Лорд! Как хочу так и самодурствую!
      — Я тоже Лорд. И я того… запрещаю!
      — Сев, ты не понимаешь… Рози приходила. Представляешь, ко мне изволила придти Рози, не погнушалась, не побрезговала…
      — И чего? Миссис Авинстоун тебе нужна?
      — Да вот, не нужна! Оказалось, что не нужна. Я ведь её все эти годы ждал. Думал, что помогу ей чем-нибудь, понимаешь?
      — Ага, а она бросит всё и останется с тобой. Так чего не осталась?
      — А вот если бы в тебе, Сев, припёрлась твоя Эванс?
      — Лили умерла. Она для меня умерла в тот день как вышла замуж за Поттера.
      — А Рози вот пришла. Скотина подлая…
      — Разочарован?
      — Да! Той Рози, которуя я всю жизнь любил, больше нет. И, наверное, никогда не было. Я её себе придумал. Идиот, да? Как ты с этим справился, Сев? Ты ведь выжил с этим…
      — Нет, Рей. Я умер. С этим я умер. Так вот…
      — Да, ну её, Сев!
      — Ага, женился бы ты, Рей что ли… Помогает!
      — Слышь чего, Сев… Я баб этих всех… На одну рожу они мне все!
      — А ты на рожу не смотри, выбери ту, которой ты нравишься. Ребёнка заведите…
      — А я чего, собственно, пью-то… Сыну моему год скоро… так вот…
      Принц долго слушал нудные пьяные бредни Мальсибера про девчонку глупую, защиты и покровительства просившую, про рождение сына, на которого он глядел целых два раза за год. После чего вылил содержимое своего бокала Рею в лицо.
      — Ты чего, ох…л? Тебе откатов мало? Мало того, что девке 16 лет было, ты ещё и пацана не признал! Где ты другую с такой совместимостью найдёшь? На тебе Род! Женись!
      — Не пойдёт она за меня! Я бы не пошёл! Но сына признаю, да!
      — А ты спрашивал, Рей? Она тебя послала?
      — А зачем? Меня не надо посылать, я уже во всех местах был.
      — Рей, ты не спи! Кольца Родовые где? А? Пошли, я её спрошу. Как её звать-то?
      — Оливия…

      К парадному входу хозяйского дома в Мальсибер-меноре аппарировали двое мужчин. они, держась друг за друга, вошли в дом.
      — Всё! Дошли! — выдал Мальсибер и лёг там где стоял
      — Эй! Есть кто? — заорал Принц, прижавшись спиной к двери для устойчивости.
      На шум тихонько выглянул сонный белобрысый пацанёнок лет тринадцати на вид.
      — Ты кто? — спросил Принц.
      — Гилмар. Томас Гилмар. Слизерин. Третий курс.
      — А я — Принц! Друг Мальсибера. Мальсибер вот! — ткнул в сторону пьяного тела не менее пьяный Септимус, безобразно похожий на портрет Снейпа в гостиной Слизерина.
      Томас то ли с испуга, то ли от растерянности представил Принцу свою сестру Оливию, невысокую белобрысую девицу.
      Принц принялся тормошить пьяное тело на полу.
      — Рей, сосредоточься! Она?
      — Она! — подтвердил Мальсибер и снова вырубился.
      Принц снова принял вертикальное положение, выбрав в качестве опоры стену.
      — В общем, чего? Рей просит твоей руки, Оливия. И сына готов признать. Ты того… не думай, что он того… Он вообще ничего. Хороший он человек… временами. Лорд и Мастер Боевик. Кто зря Лютный в кулаке держать не будет. Отец его не смог, а Рей держит.
      — Только я не Рози…
      — А… на хрена нам Рози? Рей не хотел семью заводить из-за отца своего Максимуса Мальсибера. Этот Лорд свою жизнь променял на карты и алкоголь. Даже жену с дочкой проиграл, чтоб ему пусто на том свете было. Очень любил воспитывать своих домочадцев. Ага. «Круциатусом». Очень беспокойным Лорд был, особенно если с него долги взыскивали, пока Рей его не успокоил «Авадой». Так вот. Рей боится стать таким же… Ты это, думай, что ли…
      Септимус снова сполз на пол и обшарил карманы друга, доставая кольцо.
      — Вот! Кольцо!
      Принц, больше не сумевший принять вертикальное положение, шустро дополз до перепуганной Оливии, сунул ей в руку кольцо, выполз из дома и аппарировал в неизвестном направлении…

      Рано утром Петунья спустилась на кухню, чтобы дать распоряжения домовушке Соль по поводу завтрака и обнаружила там зарёванную Панси.
      — Панси, дочка, ты чего? Случилось что? С отцом?
      Петунья тормошила Панси до тех пор пока та не перестала реветь.
      — Меня муж выгнал! — неожиданно выдала Леди Принц и снова заревела.
      Срочно вызванный Элайджа Паркинсон даже не знал, что ему делать: утешать дочь или идти ругаться с зятем. Панси ничего связно объяснить не смогла. Где Лорд Принц сейчас и что произошло выяснить не получалось.
      — Глупая сквибка! Тупой Паркинсон! — появился Кикимер. — Хозяюшка Вальпурга велела несчастному Кикимеру придти к вам. Кикимер принёс хозяйский думосброс!
      — Кикимер, ты гений! — воскликнула Петунья.
      — Кикимер знает! — испарился эльф.
      Спустя несколько минут Паркинсон просматривал воспоминания дочери.
      Вот Панси тащит в дом пьяного Лорда Принца. Лорд чуть ли не всей массой навалился на жену, но ногами перебирает, не замолкая ни на минуту, рассказывая супруге, что жизнь не справедлива и все бабы — зло. Панси поддакивает супругу и упорно тащит его в дом.       Потом не менее упорно дотаскивает его до лестницы, где сила земного притяжения победила женское упорство и Лорд Принц шлёпнулся на пол. Септимус несколько раз, с помощью супруги, пытался принять вертикальное положение и начать восхождение на второй этаж, но ступеньки упорно выскальзывали из-под его ног. Лорду надоело и он довольно шустро преодолел ступени на четырёх конечностях.
      Возле кровати в спальне Лорд внимательно огляделся, обрадовался чему-то и выдал ту фразу, которую Панси никак не ожидала услышать.
      — Всё! Я дома! Пошла отсюда! Я женат!

      Пробуждение было не особо приятным. Мало приятного в том, когда тебя сдёрнули с кровати и окунают в холодную воду, а затем вливают в рот антипохмельное.
      — Ты что же творишь, Принц, мать твою волшебницу? — шипел злющий Лорд Блэк-Поттер.
      Септимус лихорадочно свёл мозги в кучку и пытался вспомнить, что же вызвало гнев соулмейта. Неожиданно не обезображенное интеллектом лицо Принца вызвало смех у Гарольда.
      — Сев, ты хоть чего-нибудь помнишь?
      — Помню! Частично!
      Лорд Блэк-Поттер ржал. Тупо ржал, потому что смехом назвать это было невозможно.
      — Ладно, я сдаюсь! Чего я натворил?
      — Ну, вчера, а точнее уже сегодня, ты беседовал со своей женой на тему, что все бабы — зло!
      — Уй… и чего? Она меня не убила? — Принц пытался разглядеть в зеркале свою помятую физиономию. Под глазом уже образовалась фиолетово-чёрного цвета гематома.
      — Это Панси меня била, да? Кстати, где она?
      — А ты её выгнал!
      — Куда? За антипохмельным?
      — Нет, Сев. Ты её просто выгнал…
      — Чего?
      — Сидеть! Я еле Паркинсона отговорил тебя на дуэль вызывать, за честь дочери…
      — Да что же я сделал?
      — Ты выставил свою жену за дверь как девку из борделя.
      — Не может быть…
      — Ага, так и сказал: «Пошла вон! Я женат!»
      — Да на хрена она ушла? Она же и есть жена… Паркинсон всё ещё желает убиться на дуэли?
      — Да хрен бы с ним, с Паркинсоном! Ты зачем аврорат на уши поставил?
      — Я?
      — Ты, Сев!
      — Да чего я сделал?
      — Сегодня ночью два дежурных аврора у камина в «Дырявом котле» имели честь наблюдать пришествие покойного профессора Снейпа, который снял сто баллов с Грифиндора и ушёл камином в Блэк-менор. В личности профессора Снейпа авроры не уверены, так как пьяным столь уважаемого человека при его жизни ни разу не видели. Какого хрена ты попёрся в «Дырявый котёл»? Чего в «Лютном» каминов нету? Где ты был?
      — Не знаю…
      В Принца тут же полетела связка диагностических заклятий.
      — Сев, ты помнишь где был? Что последнее ты помнишь? С кем ты был?
      — Я был у Рея. В Лютном. Пили. Потом к нему ходили в менор.
      — Камином?
      — Не помню… Там это, Рей предложение делал.
      — Какое?
      — Руки и сердца.
      — Тебе?
      — Нет. Зачем мне? Оливии.
      — А кто такая Оливия?
      — Это мать его сына. Вот.
      — А дальше?
      — Не помню… Но домой-то я добрался!
      — Ага. На автопилоте! Сейчас Финниган придёт. Главный Аврор желает лицезреть «покойного профессора Снейпа» и задать ему пару вопросов…



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: