Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 24

Глава 24

      Визит Главного Аврора в Блэк-менор был вынужденным и нежеланных с обеих сторон. 
      Лорд Блэк-Поттер для Главного Аврора был вроде как однокурсником, соратником по борьбе с Пожирателями, тем самым Гарри Поттером, но в тоже время Лордом и представителем чистокровной аристократии. Как говорится: с чем боролись, на то и напоролись…
      Лорд Блэк-Поттер сближаться с Симусом Финниганом тоже не спешил. Вроде и однокурсники, а жизнь идёт и людей меняет…
      Министерство заняло своеобразную выжидательную позицию к Лорду Блэк-Поттеру, возложив миссию влияния на Героя на Главу Аврората. Финниган старался держать нейтралитет по отношению как к Министерству, так и к Гарри Поттеру.
      А вчера ночью весь Аврорат стоял на ушах. И совсем не от серии новых террористических актов и даже не от очередного возрождения Тёмного Лорда. Происшествие по резонансу было куда более мощным: явление в «Дырявом котле» самого одиозного Героя Магической Великобритании, Кавалера Ордена Мерлина 1-й Степени, шпиона «Ордена Феникса» и оправданного Пожирателя Смерти профессора зельеварения Северуса Снейпа. Да, именно в таком порядке. Того самого Северуса Тобиаса Снейпа, погибшего 2 мая 1998 года в битве при Хогвардце и похороненного на Аллее Славы. Того самого Снейпа, за оправдание которого Гарри Поттер воевал с Визенгамотом хлеще, чем с Волдемортом. Того самого Снейпа, которому был установлен памятник из куска цельного чёрного мрамора на деньги Лорда Лонгботтома. Именно визит Невилла Лонгботтома к министру, заинтересовавшегося появлением покойных профессоров, заставил Главного Аврора идти в Блэк-менор.

      «Покойный профессор Снейп» был представлен пред светлы очи аврората. Вполне себе живой «после вчерашнего», хоть и немного помятый, мужчина, по «морде лица» похожий на Снейпа. Судить точнее было сложно, Финнеган с трудом мог себе представить как мог бы, чисто теоретически, выглядеть профессор Снейп с похмелья.
      — Вот! Лорд Септимус Северус Принц! Других не держим!
      — Да… Похож…
      — Мы чего, имеем честь быть знакомы? — изволил скосить на Финнигана заинтересованные чёрные глазки Принц.
      — Собутыльник, что ли? — обрадовался Гарольд.
      — Нет! С этим я точно не пил! — отмахнулся Принц, пытаясь поудобнее расположить свою не совсем трезвую тушку на кресле.
      В ходе беседы Лорд Принц честно признался, что его схожесть с профессором Снейпом не случайна. Да, именно Северус Снейп является его отцом. Да, Снейп был женат на родственнице своего Наставника сквибке Лукреции Медичи. Нет, наличие семьи у профессора Снейпа тайной не было. Макгонагал, например, знала. Да и вообще ЭТО все знают! И, вообще, он больше на свою родню по матери похож. В доказательство своих слов, Принц предъявил монографию Родгигеса Медичи с колдографией автора.
      — Ага! Один в один Снейп! — согласился с доводами Принца Финниган.
      — Ну, Симус, кто же виноват, что Принцы с Медичи когда-то давно роднились? Я вон вообще Блэк и Поттер, а похож на тётю Петунью. Генетика называется!
      — Не надо Петунью! — тут же возмутился Аврор, ещё не отошедший от общения с ней по каминной сети.
      Лорд Принц был явно моложе Снейпа, но кто же этих зельеваров потомственных знает, может зелье какое омолаживающее выдумал? Может змея волдемортовская того самого Снейпа недогрызла, а теперь он тут, собственной ядовитой персоной, голову всем морочит? Может Нагайна профессорской кровью отравилась, а Лонгботтом над несчастной зверушкой эвтаназию провёл. Принц-то чуть ли не ядом пышет…
      А потому было затребовано снять мантию и показать руки. Чёрная метка Воландеморта не убиралась ни при каких обстоятельствах.
      Принц продемонстрировал чистые предплечья обеих рук, нагло заявив, что дальше раздеваться будет только по решению Визенгамота, ему-де обнажаться перед всякими жена запрещает.
      При этом Принц размахивал до боли знакомой Бузинной палочкой Дамблдора.
      — Это я Септимусу палочку подарил. Северус столько для меня сделал, а у его сына в память о знаменитом отце ничего нету. Вот я ему палочку Снейпа и подарил.
      — Гарри — это палочка Дамблдора.
      — Нет. Это Бузинная палочка. Артефакт из Рода Перевелл. Передаётся только по праву победителя, ну или прямому наследнику. Снейп Дамблдора убил? Убил. Значит это палочка его наследника. Всё равно она больше никого вообще не слушается…
      — Да с чего ты взял?
      — Финниган, ты Артефактор? А я — да! Я знаю лучше!
      — Эх ты, как… А жена у Лорда Принца кто?
      — Как кто? Паркинсон!
      — Ой, Гарри… Правильно газеты пишут: несчастный ты человек. Вечно-то у тебя баб уводят. То Джиневра Уизли, то Анна Саливан, теперь ещё и Панси Паркинсон… Вот Скитер-то теперь насочиняет… Тебе же вроде самому Паркинсон нравилось? Ты в Хогвардце один на эту мопсиху облизывался. Что же ты со своей жизнью делаешь?
      — Чего делаю? Наслаждаюсь я своей жизнью, Симус! Вот — собственного Снейпа себе завёл. Теперь буду разводить «поттероустойчивых снейпиков»…
      От мгновенно протрезвевшего и очень активизировавшегося Принца удирали оба: хозяин поместья и Главный Аврор. Симус Финниган имел шанс убедиться в неиссякаемом словарном запасе неприличных слов и идиоматических выражений Септимуса Принца, которого Бузинная палочка слушалась беспрекословно…
      Симус Финниган, прямо в аппарации, попал в камин и ушёл в Министерство.
      Гарри Поттер, благодаря грифиндорской несдержанности и чисто поттеровской тупости, просто попал…

      Дети уехали в Хогвардц на Хогвардц-экспрессе. Все вместе. Строго по счёту, все пять человек: Тедди Люпин, Джеймс Поттер, Скорпиус Малфой, Алекс Смит и Николас Филч.       Лорд Блэк-Поттер лично доставил детей на платформу 9 и ¾, лично усадил их на поезд вместе с багажом и дождался пока уедут. При этом чувствовал он себя как будто не детей в школу проводил, а вагоны с углём разгружал.
      Уже дома, ближе к вечеру, он связался по камину с Макгонагал и удостоверился, что дети, все пять штук, в школу прибыли. Нормально прибыли. Без происшествий.
      К ужину Гарольд спускался чувствуя себя ГЕРОЕМ. Ишь, сложности нашли, всего-то дел: детей в школу отправить…
      — Гарри, а дети до Хогвардца добрались? — спросила обеспокоенная Петунья.
      — Конечно! Макгонагал подтвердила.
      — Что, все? — спросила Панси.
      — Все. Тедди тоже.
      — Счастье-то какое, — выдохнул Септимус, — Тедди Люпин впервые прибыл в школу вовремя! Уникальное явление! Макгонагал в шоке?
      — А не надо меня попрекать! Я стараюсь как могу!
      Панси переглянулась с мужем и очень шустро ушла.
      — Так! А теперь говорите, что не так?
      — Поттер, а ты вообще интересовался как дети поехали в Хогвардц, всё ли у них есть для учёбы?
      — Да. Петунья почему Панси ушла? Вы что-то забыли купить? Опять?
      — Нет! Септимус не об этом… Ты знаешь, что дети впятером увезли с собой трёхмесячный запас продуктов из наших кладовых?
      — И что? Кормили там всегда не очень. Даже когда я учился. На продуктах не обеднеем. Тётя Туни, ты же сама говоришь, что детям нужно хорошо питаться!
      — Гарри, дело не в продуктах.
      — А в чём?
      — Ты вообще в курсе, что Тедди уже второй раз уехал в Хогвардц без школьных принадлежностей? Если в прошлый раз он оставил дома учебники, то теперь даже пергаменты не взял. Его школьная сумка с октября месяца стоит в его комнате. Я не уверен, что Люпин вообще помнит об её существовании.
      — Почему с октября? А он как учился?
      — Не знаю как! Тебя целый месяц просили отнести сумку с учебниками крестнику, но ты на это времени не нашёл!
      — Ладно, я осознал. Моя безалаберность заразна. Я завтра иду к Макгонагал, за одно вещи крестнику передам.
      — И Джеймсу тоже.
      — Джеймс тоже оставил дома учебники?
      — Да, Гарри. Его сумка с учебниками все каникулы простояла в комнате не разобранная. Там и стоит.
      — Вот, Поттер! Петунья права, ты плохо влияешь на детей. А учитывая их дурную наследственность…
      — Это ты мне про «разведение поттероустойчивых снейпиков» напоминаешь? Боишься что и твоих испорчу? Не бойся Септимус, твои гены ничем испортить нельзя! Нормальная у моих детей наследственность! Не всем же быть как Малфои. Этот мелкий белобрысый паразит школьную сумку, наверное, все каникулы упаковывал.
      — Конечно, Скорпиус никогда бы не уехал в Хогвардц без учебников. Ему бы это даже в голову не пришло!
      Драко Малфой въехал на кухню и подкатил свою коляску ближе к Принцу.
      — Крёстный, вы чего? Опять ругаетесь? Ладно, я не буду вам мешать. Я на минуточку. Я только спросить. Гарри, ты когда в Хогвардц собираешься?
      — Завтра. А что?
      — Если тебя не затруднит, навести моего сына и передай ему сумку. Скорпиус учебники дома забыл…

      Лорд Блэк-Поттер весьма долго обсуждал с директором Хогварца план дальнейшей реконструкции школы. Учитывая ситуацию, пришлось идти на уступки. Полная реконструкция первого этажа и помещений Слизерина должна была завершиться не позднее июля 2013 года. Таково было требование Министерства.
      По сути, дел-то там Мастеру было на пару недель, но Мастер Гарольд поклялся выполнить всё в установленный срок и уложиться в шесть месяцев. Это было трудно, но достижимо. Тем более, что у Мастера был очень талантливый Ученик по имени Кассиус Лейстрандж. С таким помощником, как говориться, сам Мерлин в помощь…
      Оставалось лишь заручиться согласием ученика, а Кассиус с рождественских каникул в Блэк-менор носа не кажет…

      Тедди Люпин был очень удивлён получив свою сумку со школьными принадлежностями. Он долго и прочувственно каялся, пока сам не понял, что переигрывает.
      Джеймс и Скорпиус выказали не меньшее удивление. Было такое чувство, что дети вообще в первый раз слышат слово «учебник» и не знают значение этого предмета.
      Николас Филч, увидев не традиционную комедию по вручению Лордом Наследникам Родов учебных пособий, понял, что с учёбой как-нибудь справится.
      Ник, с первого же дня получивший в единоличное пользование целую комнату в общежитии Слизерина, налёг на учебники. Мальчишке, выросшему в маггловском мире, всё, что написано в книгах, казалось чуждым и не понятным.
      Учащиеся Хогвардца не обратили внимания на поступившего в середине года новенького, а завязывать знакомства Ник не спешил. Несовершеннолетние волшебники в друзья не навязывались, а Ник не знал как ему себя вести.
      Когда Лорд Блэк-Поттер посетил гостиную Слизерина и вручил детям оставленные дома учебники, ник понял, что он, наверное, не самый худший вариант ученика.
      А произошедшее в следующие несколько дней дало Нику почувствовать себя рубой в воде. Хоть пруд и другой, но щука пескарём не станет…

      Первокурсница Слизерина Катерина Стенфорт рождественские каникулы провела в Хогвардце. Все, кроме неё, слизеринцы уезжали домой. В школе оставались несколько приютских детей с разных факультетов и почти два десятка грифиндорцев. Кейт пришлось не легко, но она могла прятаться в гостиной своего факультета и читать книги. Окончание каникул принесло некоторое облегчение.
      Учащиеся Слизерина были сами по себе и единственным другом Кейт был Скорпиус Малфой, которого она знала до школы. Кейт была очень рада за Скорпиуса, у которого нашлись живые родители, но ей о таком было не мечтать. Кейт была сиротой.
      Почти три года назад всех родственников мисс Стенфорт убили, а она чудом выжила, спрятавшись в собачью будку. Верный пёс умер, закрыв собой Кейт.
      Мисс Стенфорт была очень благодарна семье Уизли, приютившей её и ещё десяток таких же сирот в Пруэтт-меноре. Кейт умела быть благодарной. Факультет Слизерин состоял почти весь из таких вот сирот, одиноких и умеющих выживать при любых условиях.       Слизеринцы никогда не жаловались, они решали свои проблемы своими силами как умели.
      Отец Кейт имел маггловский диплом инженера лёгкой промышленности и работал директором ткацкой фабрики Розье. А мама работала портным в швейной мастерской. Являясь единственной девочкой при пяти старших братьях, Кейт с детства умела шить, вязать, стирать и чинить одежду. Вот и теперь свою одежду она приводила в порядок сама. Кейт была благодарна своим опекунам, обеспечивших её не только осенней, но и зимней одеждой и обувью. Её вещи хоть и не все были новые, но добротные и куда более качественные, чем у приютских детей.
      На первом курсе Слизерина Кейт была единственной девчонкой и именно её выбрала объектом своих насмешек грифиндорка Эмили Ньюкасл.

      Эмили Ньюкасл училась на третьем курсе Грифиндора и имела репутацию хулиганки. Её поступки поражали чрезмерным хамством и наглостью, вызывая восхищение большей части грифиндорцев. Что ещё могла желать чистокровная дочь волшебников со стороны победителей в минувшей гражданской войне, выросшая во вседозволенности и имевшая в качестве силовой поддержки двух мальчишек: Майкла и Ника Найтов? Её учёба была полностью оплачена родителями и за неуспеваемость отчисление не грозило. Эмили было скучно и она развлекалась как могла.
      Раньше объектом насмешек мисс Ньюкасл был слизеринец Алекс Смит, глупый грязнокровка, навязчивый, но умный. Увы, общение со второгодником Смитом, так и оставшемся на втором курсе на этот од, перестало быть выгодным. А семья требовала присматривать жениха. А для этого нужно было быть популярной. Для этого Эмили знала лишь один способ.
       Новый объект её насмешек должен был быть слабым и беззащитным, чтобы не получилось как в прошлый раз… Самым идеальным вариантом оказалась рыжая нескладная первокурсница Слизерина Кейт Стенфорт — тихая зубрилка в поношенной мантии.
      Не прошло и недели с начала нового полугодия, как Эмили организовала травлю девчонки. Весь Грифиндор делал ставки на то, будет ли рыжая нищебродка жрать суп, если в него плюнуть.
      Эмили хорошо сыграла свою роль: рассказала рыжей дуре про её место в жизни и плюнула ей в тарелку. Всё действо происходило в Большм Зале. Слизеринцы никак не восприняли ситуацию, промолчав в своих извечных правилах невмешательства.
      Кейт, сжав кулаки, встала и молча ушла из Большого Зала.
      Уже стали подсчитывать выигрыш, как Джеймс Поттер схватил тарелку Кейт, подошёл к столу Грифиндора и одел тарелку с супом на голову Эмили Ньюкасл, популярно разъясняя в чём та не права.
      Весь Зал слушал речь Поттера. Тех неприличных слов, которыми Джеймс вёл разъяснительную беседу, многие никогда в своей жизни не слышали и никак не ожидали услышать от чистокровного Наследника Рода.
      Весь Слизерин встал, выхватив палочки. Факультет Хафлапаф во главе с Тедди Люпином оказал поддержку Слизерина при нейтралитете Ровенкло.
      Грифиндор был вынужден признать поражение.

      Лорда Блэк-Поттера официально вызвали в Хогвардц. Его маленький Джеймс нахулиганил. Такой хороший, умный, воспитанный мальчик, а уже второй раз в год вопрос чуть ли не об отчислении. Переложить визит в школу ни на кого не получилось. В результате конфликта с Кассиусом, от него требовали доказательств его педагогических талантов и участия в воспитании детей.
      Петунья в категоричной форме потребовала, чтобы Гарольд немедленно сходил в школу и во всём разобрался лично. И Лорд пошёл…
      Бешеная всклоченная бабёнка упорно пыталась донести до Лорда Блэк-Поттера, что его сын отпетый хулиган, не достойный обучаться в Хогвардце, который оправдывает свои отвратительные поступки тем, что он сын Гарри Поттера.
      Гарольд, закалённый общением с тётей Петуньей, отрешённо внимал, чуть ли не засыпая в процессе.
      Когда миссис Ньюкасл прооралась и перешла с голословных обвинений к конкретике и выдала, что позор своего славного Рода Джеймс Поттер оскорблял её хорошую чистокровную девочку словами в неприличной форме и грубой нецензурной бранью, а после этого вылил ей на голову тарелку с супом, Лорд Блэк-Поттер наложил на рассказчицы «Силенцио» и истерично расхохотался.
      — Директор, я не понял, эта дама сбежала из психиатрического отделения Мунго?
      — Лорд Блэк-Поттер…
      — Выпустили? В «Мунго» день открытых дверей для психов?
      — Лорд Блэк-Поттер, дело в том, что этот инцидент имел место быть…
      — Минерва, Мерлин с вами и Дамблдора вам в нагрузку! Я что, должен верить во весь этот бред? Мой сын не мог так поступить! Я верю моему сыну и не позволю порочить честь Рода Поттер! Мистер Ньюкасл, несмотря на его должность в Министерстве и отсутствие в Списке Чистокровных Родов, возжелал дуэли за честь Рода?
      Срочно вызванный Джеймс Поттер слова миссис Ньюкасл о своём поведении подтвердил.
      — Как же так, Джеймс? Тебе не стыдно?
      — Ни капли! — глядя в глаза отцу, честно ответил Наследник Поттер, изложив более полную версию произошедшего.
      Миссис Ньюкасл не проняло, она резко высказалась по поводу общения Наследника Рода с чистокровными нищенками сомнительного происхождения, за что снова схлопотала «Силенцио».
      — Знаешь что, сын…
      Джеймс насупился, готовый с чисто поттеровским ослиным упрямством отстаивать свою линию поведения.
      — Я тобой горжусь, сын! Ты прав, но свою правоту нужно доказывать несколько иначе. И где ты только сколько неприличных слов узнал?
      — От тебя, отец. Ты ещё и не так орал, когда лаборатория взорвалась, — сознался Наследник.
      — К девочкам такое неприемлемо!
      — Ага, согласен понести наказание. Декан Бёрк уже определил коридор мыть.
      — Ага, понял. Декану-то виднее…
      — Ага, а дружить я всё равно буду с кем посчитаю нужным!
      После того как Джеймс Поттер ушёл отбывать наказание, Гарольд печально вздохнул, снимая наложенное им «Силенцио».
      — Да по какому праву вы…
      — По праву Лорда! — прошипел злющий отец Джеймса, от чего задребезжали стекла.
— А вам, милочка, советую унять свою дочь! Ещё один выпад в сторону моей семьи и вы так легко не отделаетесь. Или вы с мужем мечтаете иметь в моём лице врага? Давно у меня врагов не было. Я даже знаю, где они все похоронены… И да… мне в жизни не повредила дружба с предателем крови и грязнокровкой…
      Вместе с Поттером коридор мыл весь факультет Слизерин. Добровольно. Декан Бёрк запретить не смог.

      Лорд Блэк-Поттер поспешно вернулся в Хогвардц. После беседы с Макгонагал он чуть было не забыл о просьбе сына зайти в гостиную Слизерина.
      Его ждали. Весь факультет в полном составе. Самый малочисленный факультет в школе. Всего сорок человек вместе с первокурсниками. Слизеринцы как будто замерли, словно не веря, что он пришёл. Алекс Смит отложил книжку. Николас Филч прислонился спиной к стене. Джеймс и Скорпиус стояли у портрета Снейпа, взявшись за руки.
      — Сэр! — раздался неуверенный голос подростка.
      Темноволосый тощий паренёк вышел на середину гостиной и встал на колени. Все опустили глаза в пол, не смея смотреть в глаза Лорду. Никто не ушёл, молча поддерживая слизеринца.
      — Сэр, моё имя Корвин Чарлус Яксли, Наследник Рода Яксли. От имени моего Рода прошу помощи у вас Лорд Блэк-Поттер. Мне больше не к кому обратиться…
      Лицо Корвина пошло некрасивыми красными пятнами, губы поджались и в глазах появились предательские слёзы.
      — Сэр, мой отец два дня назад умер в Азкабане…
      — Так я мёртвых не воскрешаю. Долгов между Родом Яксли у Родов Блэк и Поттер нет.
      — Сэр, пожалуйста! Дайте в долг денег. Я должен похоронить своео отца в фамильном склепе. Бабушка обналичила всё, что могла. Нам сорок тысяч не хватает. Министерство хочет в залог наш менор. Мы согласны отдать наши земли вам в залог. Мне полгода ещё учиться, я заработаю и всё верну! Клянусь вам! Пожалуйста, сэр, они хотят доступ к нашему алтарю…
      — И что у Рода Яксли нет регента?
      — Есть. Моя бабушка Ирма Демельза Яксли, урождённая Фиджеральд.
      — Я подумаю над вашей просьбой, Наследник Яксли. Передай бабушке: завтра в 9 часов утра, Гринготтс.

      Едва в кабинет Лорда Блэк-Поттера зашёл Рейнальд Мальчибер, Лорд бросил на дверь запрет на «прослушку» и начал разговор.
      — Тут дело такое… Я встречу назначил Ирме Яксли на завтра… Наследник Рода Яксли от имени своего Рода при людно просил дать ему денег в долг.
      — Денег в долг? — не понял Малфой.
      — Да. Просит сорок тысяч галеонов на похороны отца. Я не понял, теперь что, за похороны нужно влезать в долги и платить Министерству?
      — Отец Яксли в Азкабане что ли помер?
      — А это важно?
      — Поттер, сосредоточься и не паникуй! — попросил Принц. — Рассказывай подробнее…
      — А чего подробнее-то?
      — Гарри, ты когда Люциуса из Азкабана забирал, куда деньги платил?
      — Так это… Перевозчику лично в руки дал два галеона. Чтоб побыстрее…
      — Поттер, — прошептал Драко, — тебя спрашивают сколько ты заплатил в Мнистерство за возможность похоронить моего отца?
      — А надо было платить?
      — Поттер, ты забрал моего отца бесплатно?
      У Драко Малфоя затряслись руки и начал дергаться левый глаз. Септимус тут же увёз своего крестника из кабинета.
      — Знаешь, Поттер… Ты иногда такой Поттер, что не понятно, что от тебя ожидать! — выразил своё видение ситуации Мальсибер.
      — А чего я-то? Я вас всех затем и собрал, чтобы снова что-нибудь не натворить… Случайно… Что вы мне претензии-то предъявляете?
      — Гарри, — выдохнул Паркинсон, — Я понимаю, что ты маггловоспитанный грифиндурок, но ты что, совсем ничем не интересуешься? Например, политической ситуацией в стране? И газет не читаешь? Ты словно в каком-то другом, отдельном от всех, мире живёшь. Все осужденные Пожиратели Смерти после смерти в Азкабане там же и хоронятся: камень к ногам и на корм рыбам. Если выжил, то иди куда хочешь. А если забрать труп — то нужно заплатить. Министерство постановило, что за один труп Пожирателя с семьи брат 500 тысяч галеонов.
      — Гарри, ты же сам бесплатный хлеб в Лютном раздаёшь, ты чего не понимаешь, откуда вся эта нищета?
      — Но… Как же так? Я не думал…
      — А не думать, Поттер, это особенность твоей семьи, — вернулся Принц.
      — А ты вообще чего хотел от старой Яксли?
      — Ну, думал дать денег под залог чего-нибудь. Занимаются же они чем-то в поместье? Хоть картофель-то сажают?
      — Ха! Ну ты и сказал! Яксли если чем и занимаются, то один хрен об этом не известно, но ты поинтересуйся. Со старой Яксли не убудет.
      — Понятно, что не вариант. И отказать вроде как-то не хорошо. Чего просить-то?
      — Требуй архив «Рыцарей Вальпургии».
      — Не понял?
      — Гарри, проси у Ирмы Яксли архив «Рыцарей Вальпургии».
      — Зачем он мне? Септимус, тебе это надо? Я что-то не то спросил? А у неё есть этот архив?
      — Да. При жизни моего отца архив был. Можешь ссылаться на Максимуса Мальсибера.

      Когда в девять часов утра Лорд Блэк-Поттер прибыл в Гринготтс, его сразу уведомили об ожидающей встречи миссис Яксли.
      Регент Рода Ирма Демельза Яксли, урождённая Фиджеральд, была очень старой, но довольно крепкой на вид ведьмой. Несмотря на явно выраженные признаки дряхлости, дама обладала характером. В столь преклонном возрасте миссис Яксли отстояла своё право опеки над Наследником Рода, что говорило о многом.
      — Приветствую Вас, Лорд Блэк-Поттер. Вижу, что у Наследника Рода хватило духа просить Вас о помощи. Благодарю, что пришли, каковы бы не были Ваши намерения.
      — Миссис Яксли, я хотел бы знать, что могу рассчитывать получить взамен.
      — Министр решил через тебя добраться до нашего алтаря?
      — Нет, я не сотрудничаю в таких вопросах с Министерством. Ваш алтарь меня не интересует, мне бы со своими разобраться… Вы рассчитываете на 40 тысяч галеонов?
      — Нет, Лорд. Вчера я уведомила Министерство, что готова внести деньги за тело Чарли. Мне отказали… Министерству не нужны деньги, им нужен наш алтарь…
      — Так какого рода помощи вы хотели просить?
      — Я прошу 40 тысяч галеонов и поддержать запрос от моего имени в Министерстве. Ты герой, я тобой будут считаться. Твой ученик Лейстрандж рассказал как тела Рудольфуса с Рабастаном для захоронения забирал? Его даже слушать не стали. Зато Андромеде Тонкс, матери погибшей Нимфадоры Люпин, не отказали. Чего ты хочешь от меня взамен Лорд? Мои земли не приносят дохода. Менор Яксли — это каменистый утёс с замком. Я слишком старая, а Наследник ещё слишком молод. Как только Корвин станет Лордом — вернём деньги из сейфов Рода, больше ничего предложить я не могу. На что с нашей стороны ты рассчитываешь?
      — Мне нужен архив «Рыцарей Вальпургии».
      Миссис Яксли рассмеялась.
      — Мне известно, что архив у вас. Я хочу его получить.
      — Ты считаешь обмен равноценным? Нет, Лорд. Я уже смирилась с тем, что Чарли упокоится на дне моря, как и все мои сыновья. У меня не будет могилы Чарли.
      — Что вы считаете равноценным?
      — Ты сегодня же пойдёшь в Министерство и добьёшься выдачи тела моего мальчика не дороже чем за 100 тысяч галеонов. Я не хочу остаться без средств к существованию.
      В тот же день тело Чарли Яксли было выдано родственникам для погребения.
      Крюкохват уведомил Лорда Блэк-Поттера о поступлении в его сейф двух сундуков, опечатанных оттиском кольца с гербом Рода Яксли.

      Петунья осторожно вошла в кабинет Лорда, прикрыла за собой дверь и присела на диван рядом с письменным столом.
      — Гарри, я что хотела тебе сказать-то… Ты не прав по отношению к Кассиусу.
      — Хватит! — рявкнул Лорд и зашагал по кабинету. — Я знаю! Я никчёмный педагог! Я не могу донести до ученика элементарные правила безопасности! Я — идиот!
      — Да, Поттер, ты идиот, — согласился пришедший на шум Септимус.
      — Не понимаю, в чём моя ошибка?
      — Ошибка? — развёл руками Септимус и рассмеялся.
      Гарольд взял стул и уселся перед Септимусом и Петуньей.
      — Что я не учёл? Почему всё так?
      — Во-первых, Поттер, ты живёшь не в средневековье и рукоприкладство по отношению к ученику не допустимо! Я понимаю, мне самому много раз хотелось выбить дурь из мелких косоруких идиотов, посещающих мои уроки. Помнишь Лонготтома? Он умудрился расплавить котёл на самом первом уроке. Хорошо хоть больше никто не пострадал. Я весь вечер и всю ночь варил ему именное противоожоговое и пытался понять, как ему удалось взорвать то, что не могло взорвать не при каких условиях. Я так и не понял, каким образом Лонгботтом сумел испортить элементарно простое зелье. Ты же не думаешь, Поттер, что в Хогвардце учили варить хоть что-то представляющее опасность? Лонгботтом за время своей учёбы доказал, что ели дать ему шанс, то он обязательно себя угробит. У тебя же — другие условия. Не нравится ученик — разорви контракт.
      — Не устраивает? Лейстрандж гениален! Да за одно только кресло для Малфоя ему положено Кольцо Мастера!
      — Тогда что не так?
      — Не знаю я, что не так! Он абсолютный псих! Его склонность к суициду превосходит его талант в несколько раз! Этот идиот попёрся в одиночку испытывать свои теоретические выкладки! На себе! На хера?
      — Гарри, а ты вот такой взрослый и умный, можешь сказать, на хера вы вдвоём с Дадли в десятилетнем возрасте взорвали газовую плиту у меня на кухне?
      — Поттер взрывал твою кухню, Туни?
      — Тётя Туни, это не то! Я был ребёнком!
      — Да? А кто тоггда Кассиус? Ему всего 18 лет! Он безвылазно сидел в своей комнате и пытался создать грузовой портал.
      — Разве я запрещаю ему ходить к матери?
      — Гарри, а зачем ему ходить к матери? Смотреть на восстанавливаемый Рошалем дом? Или на заброшенные дома в посёлке? В поместье Лейстранджей постоянно живёт только Маргарет с ребёнком и Рошаль. Всё. Больше никого. Посёлок пуст. Ты знаешь, что у мальчика практически не было детства? После того, как прошли аресты, люди из поместья ушли. Ушли потому что у них не стало работы. А знаешь кого в этом обвинили? Кассиуса. После смерти Рудольфуса и Рабастана, Кассиус стал единственным работодателем для людей поместья. И никого не волновало, что их работодатель ещё даже в Хогвардц не пошёл… Маргарет осталась в поместье одна и ей пришлось самой работать в теплицах., там где до этого трудилось больше десяти человек. Ты знаешь, что если бы не Рошаль, Маргарет на втором курсе Кассиуса умерла бы с голоду зимой? Аптекарь с Косого переулка посчитал возможным не оплачивать поставляемые женой Пожирателя ингредиенты.
      — У Лейстранджей есть теплицы?
      — Да. Паркинсон закупает растительные ингредиенты для моей лаборатории напрямую от миссис Рошаль. После того, как ты взял Лейстранджа в ученики, Рошалю удалось-таки нанять рабочих в теплицы.
      — Как это связано со взрывом в моём посёлке?
      — Гарри, ты не учитываешь человеческий фактор, — вздохнула Петунья.
      — Петунья хочет сказать, что Кассиусу не хватает твоего внимания как Наставника. Ты вечно чем-то занят, вот он и решил доказать тебе, что чего-то стоит.
      — А придти ко мне с наработками он не мог?
      — Не мог! — хором ответили Септимус и Петунья.
      — Да почему?
      — Потому что он ни когда не обращается за помощью! И не обращался. Не умеет он этого. Маргарет крутилась как могла, лишь бы одеть его и накормить. Личные сейфы Лейстранджей были конфискованы, а сейфы Рода остались недоступны. Других людей в поместье не было, а в школе его ненавидели. Ты знаешь, что в Хогвардце Кассиус питался в основном хлебом, потому что в суп ему обязательно успевали плюнуть? Кого он мог просить о помощь? Таких же презираемых обществом, как и он сам, подростков?
      — В общем так, Поттер! Ты обдумываешь ситуацию и, если не хочешь потерять ученика, завтра же поговоришь с ним. Нормально поговоришь, без ругательств и рукоприкладства!
      — Но… что я ему скажу?
      — Вот об этом и думай!

      Гризельда Саливан ураганом влетела в Мальсибер-менор, прорвавшись через защиту поместья.
      Лорд Рейнальд Максимус Мальсибер нашёлся в кабинете Лорда в компании Кодекса Рода. Живым и трезвым.
      — Рейнальд, что с тобой, сын? Тебя прокляли? Почему я узнаю о наличии у тебя жены и Наследника не от тебя?
      Пришедшие следом Маркус и Анна Флинт провели диагностику здоровья Рейнальда и на всякий случай споили ему два нейтрализатора, изготовленных для самых тяжёлых случаев Мастером Зельеваром.
      Рейнальд оглядел родню и печально вздохнул.
      — Ну, раз тебя не прокляли, то имей совесть и объясни матери: почему твой сын родился раньше, чем ты женился на его матери?
      — Ну, потому что моему сыну только год и он не знал когда его родители женятся?
      — Кто она, Рей? Рози Авинстоун? Почему я узнаю о свершившемся факте?
      — Потому что моя жизнь тебя мало интересует, мама? Сколько лет мы с тобой не разговаривали? Кстати, если тебе всё ещё интересно — мою жену зовут Оливия. Оливия Гилмар. Сына зовут Генрих Рейнальд Мальсибер. Такие вот дела.
      — Эта та девочка, которую ты в Лютном подобрал? Она же совсем дитя! Сколько ей двенадцать или тринадцать лет? Тебя откатом накрыло?
      — Ой, мама… Оливии 18 лет. И не откатом, мама. Меня Регенством на Родом Гилмар накрыло. Попал как кур в ощип…
      Когда Рейнальд проснулся после пьянки у себя дома, Том Гилмар подвёл к нему свою сестру Оливию и своей волей, как единственного мужчины в Роду, отдал в жёны Лорду Рейнальду Мальсиберу. Магия брак скрепила. Мальчишка пообещал вырасти и если что, мстить за свою сестру. Рей рассмеялся и, не иначе как с похмелья, пообещал научить мстить, словив обет.
      — Ничего, Рейнальд. Проснувшийся Дар мальчишки не так страшен как кажется. Ты на него Комплект Наследника нацепил?
      — Конечно. И к гоблинам сводил. И Наследником Рода Гилмар признал. И Комплект Наследника нацепил. И Регенство над Родом Гилмар за собой признал. Сижу вот теперь, как дурак, и не знаю, что делать…
      — Ничего. Малефик Гилмар в семье сгодится. Анна с Гризельдой женой твоей займутся. Где она, кстати?
      — Да дома где-то. Видеть её не могу. Она и впрямь дура.Умеет только меня бояться и говорить «Да, Милорд!»…
      — Конечно, дура! , — согласилась Гризельда, — Умная за тебя не пошла бы. Я бы, лично, не будь ты моим сыном, от тебя как можно дальше бежала! Пойдём, Анна, девочку в порядок приводить…
      — Вот. Эти справятся! — обрадовал Лорд Маркус Флинт брата своей жены.- Вставай, Рей. Пойдём-ка портреты моих предков навестим. Вроде как Фердинанд Флинт имел счастье быть женатым на девице Гилмар. А не он, так найдём кто и допросим…
      — Ну, да! Так твои предки, Флинт, отвечать будут. Корсары, мать, рыцари морей и океанов… В лучшем случае пошлют Запретным лесом в увлекательное сексуальное путешествие…
      — Ну нет, так нет. Натравим на нужного Флинта твоего друга Лорда Блэк-Поттера!
      — Нет, Гарольд за такие заказы не берётся, он может не захотеть… Опять придётся Принца о помощи просить. А я после его помощи женатым оказался…
      — Ну зачем Принца? Попросим Анну к июню написать смету по окончательному ремонту Хогвардца, зарегистрируем копию в Министерстве… Как думаешь, какое правильное решение примет Лорд Блэк-Поттер?



Ирина Наветова

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: