Семейные ценности

Размер шрифта: - +

Глава 2

 

Снег неслышно падал всю ночь, и к субботнему утру укутал Москву как мягкий пышный платок. Это было невероятно красиво для наблюдателей, которым никуда не нужно было спешить ни свет ни заря, но чрезвычайно затруднило путь тем, кто был вынужден куда-то идти или ехать, пробиваясь через снежный покров.

«… Выпала месячная норма осадков, на улицы выведены пять тысяч единиц снегоуборочной техники…» - безмятежным голосом сообщал ведущий из приемников автомобилистов.

Любуясь пейзажем за окном, Саша не сразу обратила внимание на знакомый серебристый БМВ, плавно въехавший во двор. Аккуратно припарковав машину на свободное место, майор Гармаш достал свой рабочий портфель с пассажирского сиденья и бодрой походкой направился к подъезду. Саша поспешила отскочить от окна, прежде, чем он окинул его привычным взглядом. Эта профессиональная наблюдательность отца – следователя прокуратуры частенько выводила Александру из себя.

Заметив какую-нибудь мелочь, незначительную деталь, майор Гармаш мог на ее основе нарисовать полную картину событий, которая нередко оказывалась правильной. Например, увидев Сашины кроссовки, не до конца отмытые от рыжей глины, и совершенно чистый спортивный костюм, он догадывался, что дочь прогуляла урок физкультуры, да еще и шаталась по заброшенной стройке.

После нескольких подобных провалов Саша стала лучше прятать «улики», пытаясь представить себе ход мыслей отца и понять, какие мелочи могут привлечь его внимание. Помогало это, правда, не всегда – что такое хитрость молодого щенка против опыта матерого волка?

Конечно, обманывать нехорошо, но ни один подросток не может абсолютно ничего не скрывать от родителей. Это в возрасте трех лет мы не стыдимся ходить голыми, а став постарше, испытываем потребность в одежде и личном пространстве. Не каждому приятно, когда кто-то, пусть даже и близкий человек, считает своим полномочием знать и видеть тебя насквозь.

Саша предчувствовала, что увидев, как она мечтательно пялится в окно, отец непременно скажет что-то вроде «опять красна девица у окна томится», или «кого ты там высматриваешь, принца на белом коне?»

Алексей Петрович всегда высмеивал все эти романтические  девичьи «штучки» - всякие куклы Барби в розовых кружевах, сказочные принцы и принцессы и прочий сопливый бред. Не одобрял майор и фантастику, которой увлекаются современные дети – игры в эльфов, гоблинов, волшебниц и волшебников. Зачем забивать голову заучиванием сказочных заклинаний, ведь это никак не пригодится в реальной жизни? Он хотел, чтобы его единственная дочь была разумным здравомыслящим человеком, а не оторванным от жизни созданием, как те дети, что начитавшись «Гарри Поттера» выпрыгивали из окон многоэтажек со шваброй.

Раздался звонок в дверь, и мама, возившаяся с завтраком на кухне, пошла открывать, попутно удивляясь, кто же это мог нагрянуть в гости с утра пораньше.

- Ох, надо же, какие люди, -

- Доброе утро, Наташ, – С порога начал Алексей, - Накормишь голодающих Поволжья, а то на дворе одиннадцатый час, а я до сих пор не жрамши.

- Конечно, - ответила Наталья Сергеевна, которая всегда была рада накормить и пригреть нуждающихся, по крайней мере, из числа не чужих ей людей.

Майор закинул куртку на вешалку в прихожей и откинулся на спинку кухонного «уголка».

- Кофе сделаешь? Мне без сахара.

- Конечно. Есть курица запечённая, макароны, еще пирог с вишней, вчера пекла. – засуетилась Наталья.

- Давай. Все давай. Я голодный как волк, меня подняли ни свет ни заря. Сашка дома?

- Дома. Что это ты решил нас порадовать своим визитом? Что-то случилось? – проявила догадливость жена. Что-то странное было в поведении ее законного на протяжении уже восемнадцати лет супруга. Странное на фоне ставшей уже привычной за последние годы сдержанности в их общении.

- Да, случилось, – коротко ответил Алексей Петрович, и больше не произнес ни слова, пока не опустошил поставленную перед ним тарелку.

- Ты помнишь Николая Силантьева? Мы с ним вместе служили, боевой друг мой.

- Конечно, помню.

- Ему предъявили обвинение в убийстве жены.

- Не может быть! – Наталья уставилась на мужа изумленными глазами.

- Это правда. Причем узнал я об этом случайно, от нашего с ним общего знакомого из СИЗО, куда его доставили, тоже наш сослуживец. Он-то и позвонил мне сегодня в половине пятого утра. Колька сам он в такой прострации, что даже адвоката вызвать не сподобился. Хотя связи в адвокатской среде у него должны быть, как у любого нормального бизнесмена.

Наталья, у которой от услышанного закружилась голова, повернулась к окну, приоткрыла форточку и достала сигарету из пачки Мальборо, лежавшей на подоконнике.

- Когда это случилось?

- Сегодня, около часа ночи, полиция, приехавшая по вызову на место преступления, обнаружила Николая рядом с телом убитой женщины. Вызвал их он сам, позвонил с мобильного. Как он сказал, он обнаружил ее уже мертвой. Естественно ему никто не поверил. Дело было, к слову сказать, у нас тут неподалеку, в лесопарковой зоне. От дома, где проживал Николай с женой – в пятнадцати минутах ходьбы. Однако, для вечерних прогулок не самое очевидное место, а вот для убийства – самое то: жутковато, пустынно, будешь кричать – никто не услышит. Там частенько наркоманы собираются, шпана всякая. Но в такой мороз даже их там нет.

  По показаниям Николая, он забеспокоился, что жена долго не возвращается домой с прогулки и не отвечает на мобильный, и пошел ее искать. И нашел – мертвой. Сотрудники полиции не поверили в такую удачливость.

- А ты веришь? – спросила Наталья

- Как сказать… Чисто объективно – действительно, можно заподозрить неладное – выбежал их дома среди ночи, в снегопад и почти сразу обнаружил труп – обычно для таких поисков требуется целый отряд. Даже учитывая его военную подготовку – задача не из простых, он должен был прочесать территорию радиусом два – три километра.



Алина Кошкина

Отредактировано: 08.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться