Семейные обязательства

Размер шрифта: - +

Глава 3. Арест

В столичном особняке Луниных было тесно от людей в форме. Где-то на первом этаже бестолково метался испуганный дворецкий, изменивший своему величавому спокойствию.
Несмотря ни на что, свои обязанности он исполнял исправно – через несколько минут слуги зажгли свечи во всем доме.
Элизу усадили в большой гостиной, даже пустили к ней горничную с нюхательной солью – но барышня Лунина отказалась от помощи. Элиза замерла в кресле, сжалась от испуга, только переводила взгляд с одного вооруженного человека на другого.
Молодой полковник с нашивками личной императорской гвардии отдавал короткие приказы подчиненным. В его глазах плескался злой, веселый азарт.
На Элизу пока никто не обращал внимания, только замер в углу один из гвардейцев – сторожить.
Какие-то люди выносили бумаги из отцовского кабинета. Кто-то методично и тщательно обыскивал дом, кто-то допрашивал слуг внизу.
Элиза долго, не шевелясь, смотрела на своего охранника-конвоира. Он стоял в полумраке, и в мягком свете свечей мог бы показаться статуей или тенью. Элиза, сама не зная, почему, не сводила с него глаз. Глядела на посеребренные пуговицы мундира, на красную выпушку, на крошечную соринку, прицепившуюся к сукну у воротника (и как разглядеть сумела?), на подбородок с едва заметным порезом от бритвы... Вцепиться бы ногтями!
Гвардеец не встречался с ней глазами – видимо, устав запрещал. Или не интересна ему была очередная арестантка? Он дернул головой, как будто стряхивая что-то незаметное, и снова замер.

Элиза зябко вздрогнула. Теплый летний вечер не спасал от ледяного ужаса. Будто ее, как в старые времена, вывезли в заснеженный лес и сказали – иди! Ищи избушку ведьмы, или Морозко, а скорее - смерти своей в ближайшем овраге.
Впервые в жизни рядом с Элизой не было никого, кто сказал бы, что делать. Ни матери, ни отца (за что ты так со мной?!), ни строгой няньки или монашки-учительницы.
Разрыдаться?
А кто станет тебя утешать? Конвоиры?
Кому ты нужна, девочка?!

Элиза заставила себя отвести взгляд от охранника и посмотреть на два портрета на стене. Мир сошел с ума. Привычная жизнь теперь казалась счастливой, недоступной сказкой, но хотя бы они – пусть нарисованные! – остались прежними.
Мама и тетка, сестра отца. Обе давно умерли, но Элиза иногда разговаривала с ними. Шептала тихонько краске на холстах о своих бедах и радостях, просила помощи – больше не у кого. Отец только отмахивался...
Казалось – становилось легче.
Вы ведь стали ангелами, правда? Присматриваете за мной, прекрасные фрейлины императрицы?
Мама оставила службу, когда вышла замуж, а тетка так и умерла «под шифром». Заболела, выполняя какое-то поручение – и все. Только и успела завещать маленькой племяннице все своё состояние. Теперь оно стало приданым для грядущего замужества.
Жаль, что Элиза так с тетушкой и не познакомилась. Отец говорил, что они с мамой очень дружили...
На портретах Елена и Елизавета Лунины были в придворных платьях, на плечах сверкали алмазные шифры «И», волосы – каштановые у мамы, пшенично-золотистые у тетки - были забраны в высокие элегантные прически.
Говорят, Элиза – вылитая тетушка Елизавета. Внешне – может быть, лицо и правда похожее, только глаза не прозрачно-синие, а невнятно-карие. Но такой улыбки, осанки и уверенности в себе, как у этих дам, Элиза и раньше достичь не могла, а уж теперь...
«Помогите мне, пожалуйста! - беззвучно взмолилась она. – Посоветуйте, как быть!»
Дамы едва заметно улыбались. Как всегда.
Ободряюще? Отстраненно? С сочувствием?
Брось, девочка, это всего лишь краска на ткани в позолоченных рамах. Они не спасут.

Элиза медленно встала. Подошла к книжному шкафу и взяла первый попавшийся томик.
Что угодно, лишь бы отвлечься от пробирающего до костей ледяного страха. Конвоир-гвардеец проследил за ней взглядом, но не пошевелился.
Элиза вернулась в кресло и наугад открыла книгу.

«Каскад озер и Мутные болота возникли около четырех веков назад вследствие применения мощной боевой магии. На месте трех Рутенских княжеств появилась самая большая из известных аномалий, многократно превышающая по площади вторую по величине - Долину Призраков на реке Альбула.
Выяснить точный размер аномалии не представляется возможным.
Граница мутных болот проходит в двухстах километрах от Гнездовска на восток, и далее, до современной нам Рутении, продолжается неизведанная территория, не имеющая постоянной структуры.
Неосторожного путника поджидает множество опасностей, прежде всего – фауна болот...
...Болотные тролли охотятся семьями, взрослые особи загоняют дичь на залегший в засаде молодняк. Одинокий болотник, скорее всего, тихо уйдет с вашей дороги, вы о нем никогда и не узнаете...»

Элиза скользила глазами по давно знакомым строчкам сочинения Казимира Штутгарта об его первом путешествии по заозерским болотам. Через пару лет после ее рождения исследователь начал искать короткий и безопасный путь в Рутению.
По прямой от Гнездовска до Велиславля было около восьмисот километров. Вот только болота и озера все время меняли ландшафт. Один и тот же холм мог путешествовать в радиусе пары километров. Проложить тропу невозможно - там, где вчера зеленели сухие перелески, сегодня могла быть топкая болотина, мерзко пахнущая тиной. Говорят, стабильные островки существовали - но где они, те островки? К тому же, на Великих озерах и примыкающих к ним болотах жило огромное количество разнообразных зубастых тварей, желающих полакомиться неосторожным путешественником.
Впрочем, «Записки о путешествиях» изданы десять лет назад, с тех пор предприимчивый пан Казимир Штутгарт, профессор Кошицкого университета и звезда исследования Болот организовал еще несколько экспедиций. Может быть, даже нашел что-то?
Элиза когда-то следила за его судьбой и восхищалась – слабый огненный маг вместо скучной работы в какой-нибудь кузне отправился покорять неизведанные земли, полные опасностей и приключений!
Вот бы и ей...

- Елизавета Павловна?
Полковник подошел легко и бесшумно, как большой хищник на мягких лапах. Элиза встала ему навстречу и зацепилась взглядом за старый шрам на его виске. Перестать смотреть на тонкую светлую полоску, почти скрытую уставной стрижкой, было адски трудно. Ни пошевелиться, ни вздохнуть, тяжелый, обволакивающий ужас повис на плечах...
Прямой взгляд глаза в глаза – вызов, вспомнила она почему-то. Спустя несколько долгих мгновений Элиза сумела бросить этот вызов.
Если полковник и заметил ее усилия, то вида не подал. Спросил равнодушно-официально:
- Вы хорошо себя чувствуете? Можете отвечать на вопросы?
Элиза осторожно, как хрустальную шкатулку, закрыла книгу.
- Да, - проскрипела она мгновенно пересохшим горлом.
- Вы задержаны до выяснения обстоятельств. Ваш отец, Павел Лунин, как вам известно, только что совершил попытку покушения на жизнь канцлера империи.
Элиза сумела не покачнуться. Даже не отвернулась – смотрела в темные провалы зрачков полковника по-прежнему спокойно и со всем достоинством, на которое была способна.
В голове билась одна мысль: «Держаться. Стоять. Не смей падать! Стоять!»
Нужно было сказать хоть что-то, но что? И зачем?
- Я вынужден спросить, сударыня, - тем же тоном продолжил он после небольшой паузы, - вы причастны к заговору?
- Нет, - твердо ответила Элиза, так и не пошевелившись, - не причастна.
- Хорошо, - кивнул полковник. – Присядьте, пожалуйста. Разговор будет долгим.
Элиза медленно вернулась к креслу и села. Не рухнула, не упала, а элегантно, отработанным на множестве приемов и салонов движением опустилась на сидение, привычно расправив зашуршавшие юбки. Не хватало только кокетливого трепета веера.
Хорошие манеры – не доспех, но другой защиты сейчас нет. И не с кем посоветоваться, некого попросить о защите!
Полковник отдал несколько распоряжений подчиненным, выслушал негромкий быстрый доклад и вернулся к ней.



Алекс Келин

Отредактировано: 05.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться