Семья Эскалант. Книга 1. Злата

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18 Не обращая внимания

На четвёртый день я на пáрах была одна. Мари заболела – отравилась японской кухней. А Эйд был занят всё той же подготовкой тематической выставки.

Прозвенел звонок с последнего занятия, и я, собрав конспекты и книги, вышла из аудитории. Влившись в поток шумных студентов, я жестом попрощалась с теми, кого знала и воткнула в уши наушники. Любимый трек поднял мне настроение на мини уровень вверх.

Я вышла из древнего сводчатого здания университета и подставила лицо ещё теплому сентябрьскому солнышку.

Как хорошо, что я сегодня без машины! Такой чудный день, чтобы прогуляться перед тем, как засесть за уроки!

Я поёжилась под греющими лучами – в здании было всегда прохладно и под конец занятий всегда порядком замерзала. Обходя студентов на моём пути, я вдруг почувствовала знакомое приятное волнение. Резко подняла голову и увидела красную машину Виктора Эскаланта, припаркованную прямо напротив входа в ВУЗ, в ста метрах от меня. Моё сердце застучала в несколько раз сильнее. Пришлось сделать пару вдохов и выдохов, чтобы хоть как-то уравновесить все мои вспыхнувшие чувства.

Я увидела, как он вышел из машины и, под почти не скрытыми жадными взглядами студентов, обошёл её вокруг. Виктор сунул руки в карманы, глядя в мою сторону. Стильный, в белых джинсах и белой лёгкой рубашке, свободно подчеркивающей его силуэт, – красивый, эффектный до дрожи в коленках.

Я сразу же пожалела, что не нарядилась сегодня.

Он смотрел на меня серьёзно, поверх «Рей Бенов» коричневого цвета. Я подошла к Виктору, искоса заметив, что мы привлекаем всеобщее внимание.

– Привет! – просто сказала я.

Он снял очки:

– Привет.

Виктор выглядел напряжённым и непривычно растерянным.

– Ты делаешь мне имя! – усмехнулась я.

Он недоумённо нахмурил брови.

– Сначала фото на стадионе, теперь здесь. Скоро я буду знаменита.

– Я так понимаю, это плохо?

– Для меня – да.

Он улыбнулся.

– Можно я подвезу тебя домой? – с надеждой спросил Эскалант.

Нет, разумеется! Разворачивайся и мотай отсюда!

– Подвези, – кусая губу, сказала я.

Он выдохнул и галантно открыл передо мной дверь.

– Ты не любишь публичность? – спросил Виктор, усевшись за руль.

– А кто из здравомыслящих её любит? Личная жизнь должна быть личной, а не всем доступной.

– Верно.

Виктор завёл мощный двигатель, и мы отъехали от университета. Я заметила, как нас провожало множество любопытных глаз, в том числе и Маркус Торо.

– Внимание парней к моей персоне тоже увеличилось. Многих интересует, что же во мне привлекло самого Виктора Эскаланта.

Я сказала это просто, будто подумала вслух. Но его взгляд стал резким, а руки сильнее сжались на руле.

– Это не из-за меня. Ты очень красива… Друзьям можно ведь говорить подобное?

Я смутилась. Приятно слышать такое, тем более от такого парня, как он. Если, конечно, он действительно так считает. Ох уж эти сомнения!..

– Уже неважно, ты сказал.

Мне нравились его руки, откинувшись на сидение, я искоса наблюдала за ним. С набухшими венами и длинными пальцами. Интересно, есть ли у него недостатки.

Кроме как судьбы плейбоя? Но разве для него это недостаток?!

– Как твои успехи на работе? – спросила я.

Но мы уже подъезжали к дому тётушки.

– Выпьем кофе где-нибудь поблизости? Заодно поговорим… – его голос звучал опять с нотками надежды.

Мне было непривычно видеть его таким. Это подкупало.

– Давай! – кивнула я.

И мы отправились в мою любимую кофейню. Сев за высоким столиком у окна- витрины, я ждала его возвращения с порциями кофеина.

– С работой всё хорошо, – начал он, сев напротив и не спуская глаз с моего лица, что ужасно волновало. – У меня почти готов план для рассмотрения главами нашей семьи.

– Круто. Ты уложился в срок?

– Честно говоря, у меня есть ещё в запасе пять лет, – он немного смутился, словно нехотя хвастал. – Не могу больше заниматься тем, что не по душе.

– Это очень похвально. Отец будет тобой гордиться! – восхитилась я.

Мои мысли ненароком обратились к моему отцу. Он-то никогда не хвалил меня и принимал мои заслуги как должное. А вот если я вдруг с чем-то не справлялась, то гнева и наказаний было море. Нет, он не бил меня, конечно. Просто лишал меня тех земных радостей, который на тот момент составляли смысл моей жизни. На данном этапе становления моей личности – это был университет.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться