Семья Эскалант. Книга 1. Злата

ГЛАВА 29 День шестой. Искусственность

У Виктора появилось очень много забот с новой должностью, а ответственность зашкаливала. Но всё же он находил время, чтобы позвонить или написать мне сообщение. Это было очень приятно для меня и ново для него, в чём он и признался.

Я не чувствовала земли под ногами. Постоянно улыбалась, даже на пáрах. Перемена во мне не прошла незамеченной для окружающих. Адриан был как всегда скептичен. Постоянно напоминал мне о прежних похождениях Виктора, рассказывал о его бывших «подружках на одну встречу», даже кидал ссылки на их страницы в соцсетях.

Меня это жутко выводило из себя, и мы ссорились. На выручку приходил оптимизм Марии.

Она мечтательно вздыхала, причитая, когда же повстречает своё счастье с ростом не менее ста восьмидесяти сантиметров, ну и… кое какими другими достоинствами.

Тётушка придерживалась нейтральной позиции. Она радовалась за меня, но всё же порой проскальзывали предупреждающие фразы или обеспокоенные взгляды.

Университетские сплетники копались в моей биографии. Отношения с Виктором Эскалантом сделали меня чересчур популярной. Даже разговоры о похождениях и предпочтениях Маркуса отошли на второй план.

Кстати, Виктор всё же поговорил с ним. Когда и как, я так и не узнала. Однажды самый стильный парень нашего университета подошёл ко мне, когда я сидела на перемене в дворике с Эйдом и Мари. Стараясь говорить как можно громче, он попросил у меня прощение, чем привлёк ещё больше внимания ко мне.

Проглотив кусочек шоколадного маффина, который откусила перед его появлением, я выдавила из себя примирительную фразу. Мы с Мари и невозмутимый Эйд, обескураженные, смотрели, как король всего университета удаляется с высоко поднятой головой.

Догадавшись, кто повлиял на него, я написала Виктору с вопросом, что же он сделал. Через минуту Эскалант прислал ответ: «Я сказал ему, что ты – моя».

Моё недовольство по поводу нарушенного обещания Виктора не встревать в наши университетские конфликты моментально испарилось. И я расплылась в

умилённой улыбке, почувствовав себя засахаренным медом, который становится

жидким на водяной бане.

После опубликованных наших с Виктором фото, на мою страницу в «Фейсбуке»

стали сыпаться угрозы от обезумевших скрытых и явных фанаток моего парня.

Меня, человека привыкшего к скромности и непопулярности, это очень беспокоило,

особенно когда я прочитывала некоторые сообщения. Долго не думая, я

переадресовала все присланные мне угрозы на электронный адрес Эскаланта,

подписав: «Это цена за удовольствие быть с тобой».

А потом ограничила доступ к своей странице. По крайней мере там меня они

достать уже не могли. Вот от студентов я так просто защититься не могла. Я ловила

на себе взгляды, обрывки фраз доносились до моих ушей. Может, конечно, говорили

не обо мне и все это плод фантазии. Так бывает, когда чересчур остро

воспринимаются пересуды окружающих.

Несмотря на договоренность с местной прессой, меня всё же донимали и

журналисты. Виктор, сказал, что долго это продолжаться не будет, просто

необходимо соблюдать отчётность.

Отцу я так и не решилась сказать. Отчасти я боялась, что в гневе он заберёт

меня из Испании, но так же и из-за накалившейся политической обстановки в моей

родной стране. Я проследила новости, написала о своих переживаниях отцу. Но он

отмахнулся от меня. Как всегда.

***

 

Середина сентября радовала нас своим тёплыми деньками и ясным небом, хотя

изредка выдавались дождливые дни. Именно таким слишком влажным и было утро

четверга.

Кутаясь в уютный белый кардиган, я вышла из авто Мари. Подруга предложила

мне руку и место под широким укрытием её стильного зонта из коллекции Диор.

Так мы влились в поток студентов, направляющийся к центральному входу в наш

гуманитарный кампус.

– Я всё же сомневаюсь, стоит ли мне идти неготовой к профессору Перальте! –

недовольно бурчала Мария.

– Надо было не отвлекаться на Ксавьера, а учить «Теорию переводов»! –

усмехнулась я.

– Ха! Я же не ты. Как так можно – одновременно и учить, и болтать с

Эскалантом.

– Мы вчера не болтали совсем, – загрустила я.

И это была правда. Мы не виделись уже два дня. Только созванивались и

переписывались.

Мой телефон завибрировал, но я не рискнула отвечать под дождём. Мы уже



Юлия Ларосса

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться