Семья Эскалант. Книга 1. Злата

ГЛАВА 41 Прощай, Барселона!

Бывает, когда судьба подбрасывает нам тяжкие испытания, мы себя

успокаиваем и надеемся, что хуже уже не будет. Потом, спохватившись, гоним от

себя эту фатальную мысль, но, увы, поздно. И тогда становится понятно, что может

быть в несколько раз сложнее, больнее и печальнее…

То видео не только увидели студенты из моего университета. Но и пользователи

всемирной сети Интернет. Разразился огромный скандал, в центре которого я была

главной героиней.

В тот вечер, когда я сбежала, не выдержав позора, Виктор избил Маркуса. Это

видели Мария и Адриан. Их, конечно, разняли, но Эскалант успел изрядно

подпортить его внешность.

В университете я больше не появлялась. Как мой официальный опекун, тётя

забрала мои документы. Сказала какую-то формальную причину, конечно же,

неправдивую. Никто её не останавливал. Наоборот, вздохнули с облегчением.

Кто отправил это видео на экраны университета, я не имела ни малейшего

понятия. Да времени на размышления по поводу этого у меня не было.

Из дома я выйти не могла, по крайней мере первые несколько дней. Репортёры

дневали и ночевали под дверью тётушкиного дома, несмотря на негласное правило

местной прессы о сохранности личной жизни аристократов – эту сенсацию упустить

они не могли.

Моя жизнь, мечта и будущее разрушились в один миг, словно карточный домик

от порыва ветра. И во всём этом была виновата лишь я одна. Не стоило влюбляться

в Виктора Эскаланта.

Скандал был как раз в самом разгаре, когда раздался звонок от отца. Это был

поздний вечер. Я сидела в своей комнате одна и, как никогда, остро ощущала своё

одиночество. Утерев слёзы, я ответила, с ужасным предчувствием предстоящего

отцовского выговора.

Голос его звучал встревоженно и устало. Отец узнал обо всем из новостей.

Пресса как всегда выставила всё в максимально гнетущем свете: «Пока политик

переживает тяжёлые времена в разгаре революции, его дочь развлекается с

богатыми испанцами!».

Впервые я нуждалась в отцовской поддержке. Я плакала, слушая отца. И мне так

захотелось обнять его и укрыться на груди от всего этого зла и подлости. Но я

промолчала. Выслушав его речь, я всё же нашла выход. Он требовал выполнения

своих условий. Никогда не думала, что буду хотеть покинуть Барселону. Здесь для

меня больше не было места.

О своих намерениях пришлось рассказать тёте и друзьям. Несколько раз тётя и

Мари по очереди пытались дозвониться моему отцу, чтобы отговорить его от

решения. Но его номер был недоступен.

Только Адриан промолчал, ведь его холодный рассудок понимал, что это

единственный шанс пережить мне весь этот ужас. Именно он и помог мне

пробраться сквозь толпу репортёров в аэропорт Жирона за билетом в один конец.

Конечно же, все уже знали о моём позорном побеге, вернее, проследив мой

путь, журналисты так и озаглавили свои статьи: «Спасается бегством!», «Эскалант

вытесняет из страны!», «Кто сказал, что это трусость?».

Мне было всё равно. Только лишь в ушах звенели вопросы, которые наперебой

задавали представители четвёртой власти, пока Саэс с помощником прокладывали

мне своими спинами путь к авто.

– Как вам секс с Виктором Эскалантом?..

– Хотели ли вы замуж за наследника титула?..

– Ваша первая мысль, когда вы узнали о споре?..

– Что-нибудь хотите передать семье Эскалант?..

Как же много вопросов можно было задать про мою личную жизнь?!.. Светские

хроники вовсю пестрели подробностями моей жизни: куда ходила, что ела, где мы

вместе были с Виктором. Особенно всех интересовало, когда именно «всё»

произошло. За какое время «ему удалось меня уложить на спину».

Тут же появилась огромная толпа свидетелей, настоящих и симулянтов. Они-то

и наживались на всей этой грязной истории, сливая про нас информацию. Даже

Амалия Ривас, которая уже не была помолвлена, дала интервью, в котором

подробно описывала, как участвовала в этом сговоре, будучи без памяти



Юлия Ларосса

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться