Семья Эскалант. Книга 1. Злата

ГЛАВА 1 Дочь политика

Дом. Восточная Европа. Пять лет назад.

 С момента моего рождения и по сей день мне дарят материнскую любовь два

сердца. Каждое в своём мире. Одно принадлежит моей маме, а второе – её родной

сестре.

 Двадцать пять лет назад две юные испанки приехали в чужую страну

студентками по обмену. Одна из них встретила молодого аспиранта, влюбилась и

больше не вернулась на родину. Так образовался крепкий семейный союз моих

родителей, продлившийся восемнадцать лет.

 Мамино сердце перестало биться, когда мне было четырнадцать. Рак никого не

жалеет, забирая жизни самых близких и родных нам людей. Для нашей семьи это

стало тяжелейшей потерей. С отцом мы остались одни.

 Он играл довольно весомую роль в политической жизни страны, поэтому

пропадал на работе или у себя в кабинете. При маме он чаще появлялся дома, но

после её смерти от горя ушёл в работу с головой. Лишь иногда «выныривал», чтобы

попытаться внести свою лепту в моё воспитание. Но чем больше он старался, тем

сильнее я упиралась, и в итоге случался конфликт. Мама всегда говорила, что

характер у меня в отца. Теперь я это понимаю, как и то, что мы не могли прийти к

единому мнению, так как были одинаково упрямы и горды.

 Моя любимая тётя, младшая сестра моей покойной матушки, Тесса Торесс –

вдовствующая баронесса Вальверде. Удивительно, не правда ли? Дело в том, что

тётушка полюбила молодого барона, а он ответил ей взаимностью. Они поженились,

и вскоре мы породнились с современными аристократами из Испании. Наша семья

часто гостила в доме тёти, а она с мужем приезжала к нам. К огромному сожалению,

детей у них не было. Вся её материнская любовь и забота отдавались мне.

 Когда я осталась без матери, было принято решение о моём дальнейшем

обучении в одном из лучших университете Испании, в Барселоне. Испанский для

меня – второй родной язык со времен сказанного первого слова. А получать

образование в таком ВУЗе и жить в доме любимой и любящей тёти на тот момент

 

было настоящей сказкой.

 Хорошо помню то утро, когда отец пригласил меня к себе в кабинет, чтобы

сообщить неожиданную новость. Вернее, его очередной приказ.

 Я как раз вернулась с конной прогулки к берегу речушки, что протекала рядом с

нашим домом. Пришлось встать чуть ли не с рассветом, что было для меня

чрезвычайной трагедией. Днём должен быть выпускной экзамен в танцевальной

школе, а я к нему абсолютно не готова. Что отвлекло меня от подготовки, честно

говоря, уже не помню. У меня была масса дел намного интересней, чем изучение

ненавистных мною танцевальных па.

 О, какими же глобальными казались мне на тот момент проблемы, донимавшие

меня!

 Я горько улыбнулась, вспоминая, как входила в кабинет отца, нахмурившись и

всем своим видом выражая упрямый несломленный дух.

 Если бы я знала, что в этот день вижу отца в последний раз! Если бы можно

было вернуть время назад, пережить этот момент заново! Я бы обняла его,

погладила тёмные волосы, тронутые серебряной сединой, поцеловала нахмуренный

лоб и, положив голову на отцовское плечо, просидела бы так до самого отъезда.

 Тысячи раз я проматывала в памяти моменты нашей последней встречи. Мне

казалось, я помню всё: его тяжёлые вздохи, угрюмый взгляд, скрип ручки о бумагу,

когда он размашисто что-то пишет, солнечных зайчиков на его столе…

 Тогда мы говорили в последний раз. Мы поссорились, что было привычно для

нашей семьи. Отец повелительным тоном сообщил о моём незапланированном и

срочном отъезде в Испанию, даже и не объяснив причин такой спешки. Ведь мы

планировали моё поступление в Университет Барселоны только через полгода. На

все мои вопросы отвечал нехотя или просто игнорировал их. Не сказал он мне и о

сроках пребывания вне дома.

 Я ушла, хлопнув дверью. Проплакав несколько часов, всё же собрала вещи и

уехала, даже не обняв на прощание отца.

 Как и для каждой семьи, потеря близкого человека – это тяжелейшее

испытание. Но мы его, очевидно, не прошли.

***

 В то время я была совершенно беззаботной и оттого неосознанно счастливой

семнадцатилетней девушкой. Теперь я это ясно понимаю. Моя жизнь была такая же,

как и у всех. Состояла она в основном из учёбы, каких-то увлечений и посиделок с

друзьями. Хотя нет, скорее со знакомыми. Ведь друг – это очень важное звание,

которое заслуживается годами.

 За свои семнадцать лет впервые мне захотелось по-настоящему эмоционально

 

сблизиться лишь с парой ребят из Испании – Марией Риверо и Адрианом Эспехо.

 Мария была дочерью из графской семьи, с которой очень дружна тётя. Она

красивая девушка моего возраста с осветленными волосами и карими глазами.

Настолько мила и проста в общении, что мне было намного комфортнее именно с

ней, чем со своими землячками.

 Что же касается Адриана, или коротко «Эйд», он не был из семьи дворян. Его

отец был известным и талантливым учёным-математиком, которого чтили и

уважали практически во всех кругах общества. Оттого Эйд принимал чересчур

умный вид и такое же поведение. Он был высоким худощавым парнем, с копной

взъерошенных волос каштанового цвета и тёмно-серыми глазами. Если бы он носил

не контактные линзы, а очки, и одевался не настолько стильно, то был бы схож с



Юлия Ларосса

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться