Семья Эскалант Книга 2 Искупление

Глава 1 У феникса выросли крылья

Барселона, наши дни

Большая часть человечества утверждает, что жизнь — это путь, испещрённый периодами чёрно-белого цвета. В тот момент, когда нога ступает на чёрную полосу, необходимо верить, что впереди ждут счаст- ливые моменты, символично окрашенные в белые тона.

Но я решительно опровергаю эту теорию. Ведь если с ней согла- ситься, то в моей жизни белой полосы попросту нет. Она элементарно не существует.

Жизнь — весьма несправедлива и коварна. Она делает сильных людей слабыми, а недостойным преподносит лавровый венок победи- теля.

Кажется, именно так утверждают слабые духом личности и вы- зывают осуждение философов древности в современной интерпретации любителей цитат. Упрекать Вселенную и обвинять во всех своих бедах  и неудачах мифическую судьбу — это удел мелочных слабаков. Я отчёт- ливо понимаю это и принимаю свою личностную ничтожность.

Признавать себя такой — в некотором смысле заслуга. Хотя боль- ше похоже на жалкую попытку оправдания…

Было время, когда я считала себя очень сильной и решительной. Я внушала себе, что могу справиться со всеми бедами. Но возложенные на алтарь собственной самовлюблённости надежды развеялись ветром жуткой трагедии — умерла моя мамочка.

Оставшись наполовину сиротой, я с невероятным трудом верну- лась к намёкам на нормальную жизнь. И снова стала говорить себе, что я стала ещё сильнее и закаленнее.

Но я полюбила.

Искренне, беззаветно растворилась в мужчине, отдав ему серд- це, душу и себя без остатка. Не понимала, что отдавая ему все, я оста- валась наедине с пустотой, которая вскоре поглотила меня. Искоренив все, что когда-то роднило со счастьем, любовью и радостью, эта пустота выплюнула меня. Превратила в чёрную, испепеленную дотла сущность, которая когда-то была душевным человеком и носила имя Злата. Теперь осталось только имя, называвшее оболочку, скрывающую опустошён- ную меня.

Такие мысли отныне всегда были в моей голове. Когда сплю, ем, хожу в кино или театр, встречаюсь с друзьями жениха или общаюсь       с близкими, эти гнетущие думы рядом со мной. Я жила среди них.

Но разве это жизнь?..

Войдя в роскошный двухэтажный особняк, временно предостав- ленный в пользование Гаспару, я с неимоверным облегчением вздохну- ла.

Ослеплённый радостью встречи с  другом,  мой  атташе  ничего  не заметил.

—        Ну как тебе, любимая? — он обвёл рукой холл. — Нравится?

—        Конечно!

Он радостно хмыкнул и обнял меня, благоговейно вздыхая:

—        Если бы знала, как я счастлив, что ты у меня есть!..

Слёзы тоски навернулись у меня на глаза. Я старательно их  смахнула.

Гаспар взял моё лицо в ладони. Всё внутри сжалось. Это был один из тех моментов, когда я не могла дать ему больше, прекрасно осозна- вая, что причиняю ему физическую боль.

У него есть любовницы. На этом настояла я. Знаю, что обижаю его этим. Ведь даже за одно понимание и терпение я должна его полюбить. Но как можно любить без сердца?

Он нежно прикоснулся губами к моим губам. Мне нравились его поцелуи. Они были приятны… но не более.

—        Я люблю тебя… — прошептал он мне, словно в доказательство моих мыслей.

В ответ лишь привычное молчание. Слёзы снова наполнили мои глаза. Смахнула их быстрее предыдущих — для Гаспара худшее — по- нять, что я его жалею.

—        Всё, иди, собирайся, любовь моя! — бодро сказал он. — Твоя тётя ждет приятного сюрприза в твоём исполнении!

Я улыбнулась, вложив во взгляд всю нежность к нему, и пошла    к широкой лестнице, ведущей на второй этаж.

Наконец увижу тётушку Тессу! Ведь мы с ней провели в разлуке почти год!

Но вот как пережить этот бал?

***

Прохладная вода стекала по смуглой коже Виктора Эскаланта. Его ладони упирались в одну из стеклянных стен огромной душевой кабин- ки, а темноволосая голова была опущена, позволяя частым водяным струям взбодрить опьянённый разум.

Это должно вернуть ясность в мыслях, затуманившихся от алко- голя и смыть жуткий запах духов Эллис. Его воротило от удушающей сладости парфюма, говорившего о доступности своей обладательницы.

Виктор подставил лицо каплям влаги и провёл по нему ладонями.

Что же так плохо-то? Почему так тяжело? Неужели он разучился пить спиртное? Или всё дело в надоедливой компании Эллис? А ещё это угнетающие чувство скуки и… тоски. Да, он отчаянно избегал ощущения непонятной пустоты внутри, тяготы свободного времени и одиночества. Последнее было словно ежедневной казнью для молодого и успешного мужчины.

Абсурдный факт, но, увы, является неоспоримым.

Через десять минут он закрыл за собой прозрачную дверь  душа  и вытерся белым полотенцем. Виктор не потрудился одеться и проша- гал в гостиную своего пентхауса, которую модный дизайнер совместил со столовой и холлом.

Подойдя к барной стойке, Эскалант напомнил стакан тёмно-ко- ричневым ромом и сделал глоток. Выдохнув горечь спирта, Виктор двинулся вместо стены к окну. Его глаза бесстрастно скользнули по ве- черней Барселоне. Хмурое лицо освещалось огнями города и такие же мысли наполняли разум.

Да, он хотел всплеска в своей рутинной жизни. Хотел встряски     и снова ощутить сладостный привкус судьбоносных событий. Однако, не таких. Вернее, не такой.

Злата Бронских. Коварная интриганка вернулась в новой роли.   И на этот раз она играет с его другом. Шок. Гнев. Ярость и неудержимое желание сорвать с этой ведьмы маску. Эти эмоции наполнили его в пер- вые же секунды долгожданной встречи с Гаспаром и знакомства с его… невестой.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 18.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться