Семья Эскалант Книга 2 Искупление

Глава 3 Ночной визит

Я очутилась на холодном ночном воздухе. Задыхаясь от потока слёз и ужаса, я бежала в темноту подальше от любопытных глаз, абсо- лютно не осознавая, куда направляюсь. Я хотела лишь одного — скрыть- ся от этого кошмара наяву.

Посетители бала, вышедшие подышать, даже не представляют, как же дорого они заплатили за своё желание — ведь пропустить такое многого стоит. Они в полном недоумении оглядывались и уступали до- рогу плачущей девушке, некогда иностранке с безупречно чистой репу- тацией.

Но мне было на них наплевать. В сознании моём громогласно зву- чала только одна мысль, больно заполняя все частички меня: «Зачем вернулась?!»

Я опустилась на холодную каменную скамью где-то в глубине пар- ка отеля. Глубоко дыша и подавляя приступы истерики, пыталась хоть как-то успокоиться, осознавая, что всё непоправимо. До сих пор губы горели, словно от ожога.

Как я могла думать, что люблю этого человека?! Как могла так ошибиться?! Неужели была настолько слепа?.. И что теперь делать?.. Всё внутри сжималось от ужаса и безвыходности, да так сильно, что трудно было дышать

Не знаю, сколько времени я так просидела, когда услышала при- глушённые густой травой приближающиеся звуки шагов.

Через несколько мгновений голос Гаспара окликнул меня:

—        Злата…

Я не повернулась на его зов. И, кажется, мне стало ещё хуже, если это возможно. Ведь я ему не сказала…

Но он, как всегда, удивил меня. Не говоря ни слова, он лишь об- нял меня, крепко-крепко прижав к своей груди.

—        Милая моя, прости меня!

Почувствовав такую поддержку, мои жалкие попытки сдержаться от слёз растворились. Он гладил меня по голове и по вздрагивающим от рыданий плечам, приговаривая слова нежности и извинений.

—        Ты ни в чём не виноват! — всхлипывая, протестовала я.

—        Да как же, ведь это я тебя уговорил приехать в эту страну… Если бы не я!..

Я немного высвободилась из его объятий и подняла своё запла- канное лицо к нему:

—        Никогда такого не говори! Ты святой! — пылко проговорила я. И это была правда! Почему только я не могу его так же полюбить,

как он меня?! От этой мысли на глаза снова навернулись слёзы.

—        Ну-ну, милая, успокойся! — укачивал он меня.

После того, как мои всхлипы стали реже, а потом совсем утихли, он наконец задал вопрос, который тревожил нас обоих:

—        Почему же ты мне не сказала? Я тяжело вздохнула:

—        Ты догадался.

—        Как же здесь не догадаться! Не понимаю только, как раньше ничего не заподозрил. Он ведь вёл себя очень странно…

При упоминании об Эскаланте меня снова сдавили тиски, и я по- крепче прижалась к груди Гаспара, ища защиты.

—        Ну ничего, завтра он тебя больше не посмеет потревожить! — опасные нотки в его голосе насторожили меня.

—        Что ты имеешь в виду? — осторожно спросила я.

—        Я заставлю его ответить за все его мерзкие подлости по отно- шению к тебе! — горячо выпалил он.

Я резко вскинула голову и посмотрела на него:

—        Ч-что ты задумал? — моё сердце тревожно замерло.

Его глаза словно горели от ярости и жажды мести. Таким Гаспара я видела впервые.

—        Я вызвал его на дуэль.

—        Что-о-о-?! — я в ужасе вытаращила глаза.

В моей памяти  прозвучали  слова  Эскаланта,  рассказывающие  о дуэлях и о друге… Гасе! Так это же был Гаспар!

—        Нет-нет-нет! — судорожно замотала я головой. — Я не позволю тебе!..

—        Прости меня, конечно, но я не нуждаюсь в твоём разрешении. Я  судорожно  пыталась  что-то  придумать,  что-то   предпринять,

но ни в коем случае не допустить этой дуэли. Я-то помнила, как меток Эскалант.

—        Гаспар, умоляю, не нужно этого первобытного бреда! Какая ду- эль? Мы что, в прошлом?! — я встала со скамьи, увлекая его за собой.

Взяв его лицо в ладони, я заглянула в глаза, изо всех сил пытаясь вложить в свои слова всю убедительность, на которую была способна:

—        Пожалуйста, выслушай меня! Он превосходный стрелок! Ему просто нет равных. Я видела это собственными глазами! Он погубит тебя, а я этого не переживу!

Он взял мои руки и поцеловал их, а потом молвил:

—        Я знаю, что делаю. Я учился с ним пять лет, если ты не забыла. Нельзя прощать то, что он сегодня сделал, и тогда как он… — он сделал паузу, чтобы не потерять самообладание, и снова продолжил:

—        Я должен отмстить за тебя. Ты — моя женщина. И я нико-      му не позволю так обходиться с тобой! Даже своему лучшему другу. Бывшему другу! — поправил он сам себя.

Я смолкла, понимая, что пока он в таком состоянии, мои доводы и убеждения будут бесполезны.

Как  мы  прошли  мимо  глазеющих  очевидцев  представления     с Эскалантом и мной в главных ролях, я плохо помнила. Да и меня это уже не так сильно занимало. Главное теперь — уберечь Гаспара от дуэли с этим негодяем. Ведь это самоубийство.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 18.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться