Семья Эскалант. Зоя (книга 3)

ГЛАВА 28 Спасительная горечь

Мой автомобиль уже ждал меня, но я не торопился скрыться в уюте его салона. Я вышел на улицу, вдыхая непривычно влажный утренний воздух июля, и уныло окинул взглядом улицу, уходящую в море. Ливень, всю ночь шедший над Барселоной, повсюду оставил свои следы: на кры- ше домов, на листве деревьев и в лужах на тротуаре.

Как под лучами солнца испарялась влага, так и я старался быстрее забыть события вчерашнего дня. Изгнать из памяти образ хрупкой де- вушки, танцевавшей под дождем. Восторженный взгляд ее глубоких зе- леных глаз, смотревших на меня сквозь призму страха. Ее губ со вкусом дождя, ее промокшего тела и ее нежный голос с легким славянским ак- центом.

Вот и забыл, черт побери!

Приблизившись к машине, я непроизвольно сжал кулаки и выдо- хнул, усаживаясь на заднее сидение.

Нужно очистить свой разум от манящей Зои Рольдан! Девушки- из-моих-снов...

Что я несу?! Она действительно меня меняет! Делает слабым, за- висимым и безответственным. Нет! Не позволю!

Я вышел из автомобиля раньше, чем водитель его полностью оста- новил. Быстро прошагав мимо ранних посетителей небольшого кафе, я подметил, что угрюмое настроение не дает привычного наслаждения от

запаха кофейных зерен и аромата свежей выпечки.

Сезар Бланко — тот самый друг, благодаря которому я и мог вы- плеснуть свой адреналин на взлетной полосе аэропорта, ждал меня за одним из здешних столиков. Я моментально узнал своего давнего това- рища.

Его излюбленный консервативный и лаконичный английский стиль, исключавший спортивную одежду и яркие цвета, непременно вы- делял его из толпы как истинного джентльмена. Мы с ним одного воз- раста, но умеренные тона твидовой ткани в сочетании с неизменными белоснежными рубашками в любое время дня, добавляли ему несколь- ко лет.

Сезар повернул в мою сторону голову с элегантно уложенными каштановыми волосами и, заметив меня, помахал рукой.

— Здравствуй, Себ! — он поднялся на ноги.

— Рад видеть тебя, дружище! — похлопал я его по спине, отвечая на дружеские объятия.

— Правда? — усмехнулся тот, когда мы расположились за столи- ком. — Мне сложно в это поверить, оценивая уровень глубины складок у тебя на лбу.

— Не в тебе причина, Сезар! — устало отмахнулся я и заказал двой- ной эспрессо.

— Ого! — его темные глаза удивленно расширились. — Я что, прав- да так долго отсутствовал?

Я смотрел на парня, которого считал другом уже не один десяток лет. Настоящим другом. Ближе Виктора. Сезар знал обо мне больше, чем родные. Он единственный человек, которому я могу доверить свои истинные переживания. Моя вера в него непоколебима и оправдана бес- численное количество раз.

Однако я не хотел рассказывать о Зое. Не хочу ее ни с кем делить.

Пусть она будет хотя бы тайной, но зато только моей.

— Это все поиски, Сезар. Друг сразу помрачнел.

— Безрезультатно?

— Наоборот.

Повисла пауза. Мы ждали, пока нас оставит официант.

— Уже двадцать лет, Себ. Может, стоит привыкнуть к этому? — осторожно предложил Сезар.

— Я привык. Давно уже, — сделав глоток горького кофе без сахара, я с упоением ощутил его вкус. — Но приближение этой встречи меня уг- нетает. Хочу поскорее со всем этим покончить.

Напиток заглушил чувство горечи от заключительного аккорда вчерашнего вечера. И пусть только на мгновенье. Я не стремлюсь погло- щать эспрессо литрами, пока уныние не стихнет, и не желаю оказаться на больничной койке с переизбытком кофеина. У меня нет на это време- ни.

— Давай рассказывай, как там Куба? — я переключил разговор.

— Обитель разврата, друг! — засмеялся тот. — И у меня отличные новости по нашему делу. Хочу посоветоваться с тобой, по поводу инно- ваций…

— Сезар, — чуть раздражаясь, остановил я его. — Мы с тобой в со- вместном бизнесе больше десятка лет. И то, что у нас он абсолютно успе- шен, — прямое опровержение стойких предрассудков о невозможности вести подобные дела с друзьями.

— Э-э, к чему ты ведешь? Что-то не пойму… Я снова отпил кофе:

— К тому, что заведомо соглашаюсь на все твои идеи. У тебя есть мое одобрение на все, Сезар. Заочно.

Друг опешил. Его глаза изумленно расширились, а губы растяну- ла счастливая улыбка:

— Вот это да! — протянул он. — Черт возьми, это лучшая бизнес- похвала в моей жизни. Спасибо!

И хотя мои мысли находились очень далеко от работы, я преис- полнился решимостью исправить это.

— Хватит лирики, Сезар. Давай, рассказывай уже про «обитель разврата»!

Его повествование прервал звонок моего мобильного. Я скосил взгляд на вибрирующий на столе телефон.

— Да, Виктор! — ответил я, взглядом извиняясь перед Сезаром. Безжалостная петля ужаса с каждым произнесенным словом бра-

та сильнее сдавливала мое горло, впуская страх в мой разум.

Зоя. Авария. Больница.

«Ты — мое вдохновение, Себастьян...»

Ее голос в моей голове произносил эту фразу вновь и вновь, пока я выбегал из кофейни, не обронив ни слова Сезару.

***

— Девушке невероятно повезло! Попасть в такую аварию и полу- чить только незначительное сотрясение мозга и пару ссадин — это фан- тастика! — удивлялся доктор Вэрас, просматривая карточку Зои Рольдан. Я почувствовал, как жуткое напряжение, сжимавшее мою груд-

ную клетку всю дорогу до больницы, потихоньку стало отступать.

— Как это произошло? — спросил я у Виктора, когда мы остались одни в коридоре рядом с палатой Зои.

Мне необходимо отвлечься от желания войти в комнату, где под действием успокоительного спала отказавшая мне девушка.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться