Семья Эскалант. Зоя (книга 3)

Глава 8 Странности любви

Мама познакомилась с отцом во время прохождения языковой практики, когда диплом магистра уже был почти получен. Она всегда говорила, что он появился в ее жизни, как знак прощения ее прошлых грехов. Очень долго я пыталась расспросить ее об этом, но она всегда уходила от разговора, обещая, что все поведает, когда я стану взрослее. Словно предчувствуя свою скорую гибель, мама выполнила свое обещание, и взяла с меня клятву – не совершать ее ошибок.

Воспоминания о наших разговорах всплывали у меня в памяти очень часто. Я помнила все в мельчайших деталях: глубокий голос матери, преломляющийся грустью, блеск в ее глазах, которые непременно бы увлажнились слезами, будь она хоть чуточку слабее. Ее наставления, просьбы и озвученные надежды стали для меня нерушимыми законами жизни. И преступить их, означало – предать память о ней.

Моя новая жизнь в Барселоне стала набирать обороты. По утрам я ходила на курсы, днем, вечером и ночью пропадала в студии. Иногда ко мне заходила добрая девушка Злата, и мы приятно беседовали на разные темы. Вернее, она рассказывала о себе или задавала вопросы мне. Пугливая надежда, что она хочет со мной дружить, теплилась во мне. Я не понимала, зачем ей нужна моя дружба, поэтому постоянно разубеждала себя в этом.

Часто я оставалась в доме одна, не считая охраны и других служащих, я которыми даже не встречалась. Виктор и Злата уезжали в свою квартиру. Жизнь в этом особняке была для них вынужденной мерой. Почему, я не спрашивала. Разве это мое дело?

Общение с Николасом уверенно втягивало в новый мир, который для многих был естественен, но чужд для меня. Пару раз я принимала его приглашение на кофе-чай. У нас было много общих интересных тем, и я радовалась этому. Ведь долгое время не могла ни с кем разделить свое увлечение.

Спустя неделю, у меня появились еще новые знакомые из школы, мобильный телефон, две отреставрированные картины и пять портретов Себастьяна Эскаланта.

Что нужно человеку, который хорошо сделал свою работу? Верно, отдых. Для многих он заключается в чашке ароматного, дорогого кофе с банановым маффином или в посещении спорт-бара в компании друзей. Кто-то отдыхает, лежа на диване, просматривает очередную серию любимого сериала или читает книгу под тихую музыку для яркости воображения.

А для меня награда за выполненную работу и, в то же время, отдых это – рисование Себастьяна Эскаланта. Я включала медленный джаз, иногда - блюз и, словно одурманенная сильным образом, пыталась переместить картинку из своего воображения на чистый лист альбома.

  • рисовала его глаза под волнительно-бьющийся ритм сердца. Но когда очередь доходила до полных губ Себастьяна, мой пульс исступленно стучал в ушах. Я не могла и не хотела избавляться от воспоминаний о красивом голосе этого аристократа. Сказанные им слова я проматывала в голове, словно любимые треки в плеере.

С той встречи в кофейни мы больше не виделись. Грусть наполняла меня медленным и тягучим разочарованием. А разум с досадой и злорадством усмехался и напоминал, что я не имею права поддаваться подобной грусти.

Но лишь в своих рисунках я находила отраду. Ведь стоило поддаться запретному желанию увидеть его глаза, и я уже бралась за пастели, которые так тонко передавали золотистый оттенок проницательного взгляда.

 

***

Ранним воскресным утром я отправилась за вдохновением. Прогуливаясь по многолюдным кварталам Барселоны, я впитывала в себя ее дух, жизнь и силу. Да и какую силу! Мощная бурлящая река с берегами на любой стиль жизни. Хочешь культуры или испанского колорита? Вот, пожалуйста, причал «Большой королевский дворец». Желаешь духа старины и театрального искусства? Тогда парк на горе Тибидабо. А море… Средиземноморские волны и белый песок внушали такую зависимость, что было неосуществимо накупаться и насытиться ими.

Мой туристический опыт смог еле оторваться от нулевой отметки, но уверенность в безупречности столицы Каталонии была заочно неопровержима. Не влюбиться в этот город нельзя. С каждым шагом по брусчатому тротуару, с каждым поворотом улиц и теней деревьев, я понимала, что попадаю под власть красивого мегаполиса.

Ближе к жаркому полудню, я вернулась в особняк. Выключила Лауру Велш в своем плеере и вошла в дом.

- … Если еще раз увижу тебя у этого лотка!

Я застыла, увидев разгневанного Виктора Эскаланта, который словно хищник нападал на невинно- улыбающуюся Злату.

- Любимый мой Эскалант!.. – нежно заговорила она.

- Все, я сказал! – заорал он и быстро вышел из холла.

Я ощутила неловкость от того, что стала свидетелем конфликта семейной пары. Мои глаза встретились с понимающим серым взглядом девушки. Странно, но она не выглядела расстроенной или печальной. Наоборот, ее глаза светились чем-то похожим на восторженность, а на губах играла ласковая улыбка. Такое чувство, будто она только что слушала не гневную тираду, а оду любви в исполнении своего будущего мужа.

- Простите, я не хотела помешать! – промямлила я, виновато опустив глаза.

- Что ты, Зоя! – шире заулыбалась Злата. - Виктор приревновал меня к продавцу мороженного, – призналась она, закусив губу, чтобы не рассмеяться.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться