Семья Эскалант. Зоя (книга 3)

Глава 11 У каждого свои кошмары

Я отправилась на кухню и отчаянно пыталась взять свои эмоции под контроль. Нужно прекращать рисовать его, пока окончательно не влюбилась! Но разве я смогу отказать себе в этом?!

Заканчивая приготовления чая, я услышала его шаги в гостиной. Внутри меня пылали два сильных желания и совершенно противоположные: чтобы он ушел и чтобы остался.

Осознав, что попытки погасить чувственный ураган в душе из-за Себастьяна, потерпели фиаско, я вышла из кухни. Но так и застыла с подносом в руках, увидев сидящего на диване Себастьяна и разглядывающего мои рисунки в альбоме.

О, ужас!

- Это же я, - констатировал он, удивленно поднимая на меня глаза, которые отнимали способность трезво мыслить.

Он держал в руке лист со своим портретом. Я изобразила его в полуобороте, в черном деловом костюме и серьезным взглядом.

Я ринулась к Эскаланту и быстро поставила поднос на столик, чуть не расплескав на себя кипяток.

- Себастьян, это личное! – я попыталась забрать альбом.

Но он ловко увернулся и уже разглядывал другую мою работу. Там он смотрел тем взглядом, от которого у меня сознание превращалось в тягучую смесь чувств.

- Мои портреты для тебя - это личное? – взгляд медовых глаз заставил меня прекратить попытки вернуть альбом.

Я в молчании наблюдала, как Себастьян медленно перевел взор на мои рисунки и снова стал листать, глядя на свое изображение.

Такое чувство, будто щеки жгут невидимым огнем стыда. Ну, почему? Почему я так много его рисовала?!

- Себастьян, перестань! – шепотом молила я, призывая его взгляд снова к себе. - Ты словно читаешь мои мысли!

- Выходит, я в твоих мыслях?

Черт! Что же я несу-то?

- Не путай меня, прошу! – спонтанно ответила я и, не выдержав его взгляда, вышла из комнаты.

Прикрыв глаза, я уперлась ладонями в гладкую поверхность стола и делала глубокие вдохи и медленные выдохи. Тщетно. Сердце так и стучало в груди, пытаясь вырваться наружу. Мысленно я все еще находилась в той гостиной.

Я услышала звук мужских шагов и резко обернулась. Пусть казнь совершиться быстро, ибо для мук уже не осталось сил.

На кухню вошел Себастьян Эскалант с моим альбомом в руках. Я машинально оперлась в столешницу за спиной.

- Я, - заговорил он, приближаясь ко мне, – поеду, пожалуй.

- Хорошо! – закусив губу, кивнула я.

Себастьян остановился напротив меня.

Внезапно между нами стало нарастать напряжение, и его сила росла с каждой наносекундой. Он шагнул ко мне, и уже по привычке я перестала дышать. Себастьян наклонился так близко, что головокружительный аромат его парфюма наполнил мое сознание. Я даже смогла заметить, как щетина начинает пробиваться на его смуглых, точеных скулах.

Неужели поцелует?! Этот вопрос заполонил мое существо. Выстукивая слова мучительным и сладостным ритмом в моем пульсе. Ноги подкосились, но стол за спиной спасал от падения.

Себастьян неторопливо просунул руку с альбом между моим локтем и талией, оставляя рисунки позади меня на столе. Он не прикасался ко мне, но и не отступал.

Я была на грани обморока, уставившись на его шею и белоснежный ворот рубашки, которые находились в нескольких миллиметрах от моего лица. Я ощутила, как горячее дыхание Себастьяна медленно коснулось моего уха.

- На твоих рисунках, - прошептал он, легонько дотрагиваясь до меня своими губами, - я кажусь лучше, чем есть на самом деле, Зоя.

Сдавшись, я на миг прикрыла глаза и судорожно выдохнула воздух ему в плечо. Себастьян выпрямился и обжег меня потемневшим медовым взором, а после, пошел к выходу.

Разочарование накрыло меня сверхволной.

- Сладких снов, Зоя! – пожелал он уже в дверях и исчез.

Вот и все. Я влюбилась. Впервые в жизни я не сомневалась в собственном заключении.

 

Ближайшее будущее

Я на светской вечеринке. Вокруг много знакомых лиц. Блики фотовспышек репортеров мешают сосредоточиться. Здесь вся моя семья. Я наблюдаю за ними в стороне. Латти смеется над шутками Виктора. Странно, она уже небеременная.

Мама танцует вальс с отцом. Она вдруг смотрит на меня и перестает улыбаться. Что-то говорит отцу и он, бросив на меня встревоженный взгляд, направляется ко мне. Следом приближаются Злата и Виктор.

Я напряженно смотрю, как родственники окружают меня. Сердце непривычно сжимается от страха. Кто-то легонько касается моей ладони. Я вздрагиваю и замечаю Зою. Она нежно улыбается мне и держит за руку. Мне становится легче, тоска и страх уходят… Но что-то снова не так.

Я смотрю на свою семью.

Мама плачет. Латти тоже. Виктор сокрушенно качает головой. Отец печален. Они обращаются ко мне, но я не слышу их слов. Словно нас разделяет невидимая стена. Медленно, будто отчаявшись, они разворачиваются и уходят.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться