Семья Эскалант. Зоя (книга 3)

Глава 14 Ценность мечты

Пытаясь отвлечься, я обхватила себя руками и огляделась. Мимо проходили люди, останавливались, болтали, смеялись и фотографировались. Аниматоры развлекали зрителей, работники аттракционов зазывали посетителей, а продавцы – от сладостей до сувениров и одежды – рекламировали свой товар.

Мой взгляд зацепился за нечто подобное тиру. Небольшая палатка камуфляжного окраса, пневматическое оружие нескольких видов, мишени в виде быстро проплывающих механических уточек и призы для победителей. Мое внимание мгновенно приковалось к большому плюшевому медведю, и я направилась в сторону этого тира.

Молодой парень с длинными волосами цвета мокрого песка в компании девушек, уже делал попытки выиграть один из призов, среди которых и был мишка.

На моем пути стояла маленькая девочка, лет восьми и также смотрела в сторону не особо меткого стрелка. Я машинально загляделась на девчушку, и мое сердце сжалось от трогательности. Сильно поношенное платьице и потрепанная обувь выдавали ее небогатое детство. Девочка стояла рядом с небольшим торговым павильоном с яркой надписью «Сладкая вата». Там, видимо, работала ее мама – молодая женщина с зачесанными в хвост темными волосами и усталым видом лица, с теми же чертами, что и у ребенка.

Девочка тоскливо смотрела на ряды призов, которые служили призами метким стрелкам. Среди них «жила» ее мечта. Я закусила губу, от сочувствия к этой малышке и мне отчаянно захотелось стать волшебницей, чтобы исполнить хотя бы одно детское желание…

- Какого черта, Зоя?! – услышала я за спиной раздраженный голос Себастьяна и обернулась. – Я же сказал ждать меня там, где я тебя оставил! Неужели это так сложно для тебя?

Я подняла голову к сердитому мужчине, чувствуя новый приступ обиды и унижения:

- Неужели десять метров стоят того, чтобы попинать меня в очередной раз, Себастьян?

Он сжал челюсти и теперь будто сердился уже на себя.

  • Нет. Извини.

С трудом поборов в себе сильное желание убедить его поехать по своим делам и оставить меня одну, я снова посмотрела на горе-стрелка, который уже складывал оружие.

- Ты хочешь пострелять? – сказал Себастьяна примирительным тоном, хотя его голос не отличался особым радушием.

- Я не умею, - передернула я плечами и сунула руки в карманы шорт.

- Научить тебя?

- Не думаю, что мне это нужно, - поджала я губы, ощущая неприятный осадок от его резкости и непонятной вспыльчивости.

Глубоко вдохнув теплый, насыщенный ароматом карамели и сладкой ваты воздух, я произнесла:

- В детстве я грезила вот таким плюшевым медведем. Мечтала засыпать с ним в обнимку, как в добром американском кино.

Он встал рядом со мной и скрестил руки на груди:

- Почему же твоя мечта не исполнилась?

Этот вопрос я задавала себе очень и очень часто. Особенно по ночам. Конечно, я больше не предавалась мечтам о плюшевом медведе. Я представляла живых и здоровых родителей, свою жизнь в родном доме и беззаботные встречи с верными и надежными друзьями…

- Наверное, я себя плохо вела, - горько усмехнулась я и опять посмотрела на грустную маленькую девочку.

- Пойдем, - Себастьян опять нарушил мои тягостные раздумья и подтолкнул к тиру. – Начнем исполнять твои мечты.

Я уже собралась сопротивляться, но тут же вспомнила, как он сердиться, если ему перечат. Поэтому смиренно поплелась за ним.

Себастьян заплатил хозяину этого аттракциона и взял оружие в руки. Я наблюдала за тем, как он ловко зарядил ружье, размял шею, наклоняя голову от плеча к плечу, и низко склонился к стали, положив локти на высокую столешницу.

Прозвучал выстрел. Я вздрогнула и удержалась от восторженного хлопанья в ладоши от радости, что он попал. Он снова перезарядил ружье и нажал на курок. Пять зарядов. Пять выстрелов. Пять попаданий. И восхищенная его меткостью я все же наградила овациями невозмутимого Себастьяна.

Эскалант положил ружье на стойку и ткнул пальцем на медведя. Недовольный работник что-то промямлил, и вручил мягкую игрушку победителю.

Не сдерживая улыбку, я смотрела, как он приближался ко мне и протягивал медвежонка.

- Спасибо! – в восторге я прижала к себе подарок. - Это так мило!

Его брови саркастично изогнулись:

- Сложный, суровый, а теперь еще и милый? Не слишком ли противоположными качествами ты наградила меня?

Я, смущаясь, зарылась лицом в мягкого медведя:

- Я только начала присматриваться.

Он усмехнулся:

- Звучит будто угроза.

Ему так идет улыбаться! Словно происходит перевоплощение серьезности и строгости в мальчишеское озорство и обаяние.

Находясь под этим впечатлением, я развернулась и, и собралась отойти от тира, но тут же застыла. Мой взгляд наткнулся на полные слез глаза малышки. Она с невыразимой печалью смотрела на игрушку в моих руках.



Юлия Ларосса

Отредактировано: 30.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться